Главная » 2011 » Ноябрь » 9 » Удары судьбы (Максим БАЛУЕВ)
21:29
Удары судьбы (Максим БАЛУЕВ)
Не стало Валентины Парфентьевны Сивоконь. Для молодых людей это имя, быть может, не скажет ничего. Старожилы же города помнят эту замечательную женщину, прежде всего, по работе в городском аэропорту. Для коллектива газеты «Престиж» она запомнится чутким сотрудником, руками которой было рассортировано и роздано распространителям газеты немало экземпляров нашего издания.

Родилась Валентина Парфентьевна в «золотом» поселке Аксу в 1948 году, там же окончила школу. Когда училась в десятом классе (его заканчивала в вечерней школе), устроилась токарем на завод. После школы был Целиноградский машиностроительный техникум, по окончании которого выпускницу направили работать в Павлодарскую область, на Пресновскую автобазу. Вскоре Валентина вышла замуж за степногорца и уехала в Акмолинскую область. Здесь родился сын Слава. А после декрета она устроилась в аэропорт, пройдя специализацию в Алма-Ате, - этому предприятию она и посвятит основную часть своей жизни.
Старожилы Степногорска помнят: авиация с нашим городом когда-то была очень даже связана – были у нас и аэропорт, и агентство Аэрофлота, и самолеты. Были и сотрудники, с именами которых прочно связана канувшая в лету история местной авиации. Одним из таких сотрудников, конечно же, стала Валентина Парфентьевна Сивоконь, пришедшая в аэропорт в 1970 году.
Теперь мало кто знает, что становление городского аэропорта начиналось в 1960 году с поселка Заводского. В степи, на краю поселка, в обыкновенном домике, размещались начальник и кассир в одном лице и радист, которые обслуживали самолет АН-2, раз в день совершавший рейс из Целинограда. Уже в 1962 году поселковый аэропорт передислоцировался на окраину строящегося Степногорска – это были обыкновенный вагончик и грунтовая взлетная полоса. Большая заслуга в переезде и в дальнейшем развитии степногорского аэропорта принадлежит Сергею Смирнову, первому руководителю ЦГХК, стоявшему у истоков города. Комбинат уже тогда имел свой воздушный транспорт – сначала двухместный Як-12, потом Ан-2 (в народе «кукурузник»), доставлявший служебную почту по многочисленным близлежащим объектам. К концу 60-х годов появляются самолеты Ли-2, вмещающие большее количество пассажиров и появляется рейс на Целиноград с посадкой в Жолымбете.
Примерно в 1969 году открывается агентство Аэрофлота в обыкновенной квартирке в 20 доме второго микрорайона.
И вот 1 января 1970 года происходит знаменательное для Степногорска событие – открытие уютного, комфортабельного аэропорта. Основные службы - связь и перевозка. Именно в этих службах по 20 - 30 лет проработали те, кого по праву можно назвать костяком степногорского аэрофлота. Диспетчер Мария Войтанник, много лет проработавшая бок о бок с Валентиной Сивоконь, вспоминает, что ее коллега сначала была дежурной справочного бюро, затем стала кассиром и уже позже переведена на должность диспетчера. Работа была увлекательной и интересной, ведь для города аэропорт был настоящими воздушными воротами в мир!
В 1974 году открылось здание агентства Аэрофлота в «старом торговом центре». Диспетчеры, трудившиеся в аэропорте, через смену также работали в этом агентстве - занимались бронированием билетов для пассажиров.
С середины 1970 года и практически до самых последних дней существования аэропорта осуществлялся рейс на Омск самолетом Ан-2, который пользовался большим спросом, несмотря на не очень комфортные условия полета. А в Целиноград, в связи с увеличением количества пассажиров, летают уже по три рейса в день Ан-24, вмещающие 52 пассажира. Быстрые и комфортные полеты на самолете до Целинограда, по времени занимающие 30 минут (10 – взлет, 10 – полет, 10 – посадка), особую популярность завоевали у степногорских студентов, обучавшихся в Целинограде.
В конце 70-х - начале 80-х годов рейсы на Целиноград увеличиваются до 6 в день, Ан-24 летают через каждые 2 часа, а летом и по воскресным дням пилоты выполняют и до 8 рейсов в день. Билеты стоили 6 рублей плюс 30 копеек – комиссионный сбор (для сравнения: на тот момент цена билета до Москвы была 50 рублей). Степногорцы, в советские времена постоянно выезжавшие в отпуск за пределы республики, имели возможность забронировать билеты туда и обратно в любом направлении. Бронь давалась на Москву, Киев, Горький, Томск, Омск, Красноярск, Иркутск, Барнаул, Симферополь. В Сочи и Минводы из Целинограда осуществлялись прямые рейсы, к которым отправлявшихся на отдых степногорцев комфортно и быстро доставляли степногорские авиаторы. В летнее время из степногорского аэропорта в день улетало до 300 человек, прибывало в город также немало пассажиров, в основном – командированные, на которых наш аэропорт производил неизгладимое впечатление – маленький, уютный, зеленый, украшенный живыми пальмами и цветами, с радушными и профессиональными работниками.
В эксплуатации аэропорта были и доблестные «кукурузники» - это рейс до Атбасара, через который, правда, короткое время, практиковался даже полет до Алма-Аты. В начале 80-х годов и до 1986 года курсировал рейс на Ан-24 по маршруту Павлодар – Новосибирск – Томск, очень удобный опять-таки для студентов.
После перестройки авиационная отрасль в городе начала приходить в упадок. Степногорский аэропорт становится акционерным обществом - экономически самостоятельным, но технически зависимым от осуществляющего рейсы Целиноградского авиаотряда. В авиаперевозках, как и во всем в стране, происходит экономический спад, рейсы до Акмолы сокращены до двух в день, продолжаются полеты до Омска и Атбасара. В сентябре 1996 года работники аэропорта и агентства были сокращены из-за нерентабельности предприятия. Так завершилась славная история местной авиации, были забыты люди. Но бывшие работники, отдавшие любимому делу многие годы своей жизни, с теплотой и ностальгией вспоминают прекрасные времена. Вспоминают, как устраивались тур-полеты над городом для школьников. За 1 рубль Ан-24 в течение 15 минут кружил над городом, а стюардесса рассказывала ребятишкам об экипаже, о высоте и скорости полета, пока они свысока любовались красотами любимого города, предаваясь новым ощущениям.
Веселый был коллектив, но к работе каждый относился ответственно и принципиально. Взять хотя бы случай, когда диспетчеру, начальнику смены Валентине Парфентьевне Сивоконь при завершении очередной посадки в выходной день поступил звонок из горкома партии с указанием найти место для отправки человека. В ответ на то, что мест нет – самолет заполнен транзитными пассажирами и посадка завершена, Валентина услышала рекомендацию партийного функционера кого-нибудь из пассажиров с рейса снять, но в аэропорту отказались. Подъехавшие партработники, переговорив с командиром экипажа, все-таки усадили своего человека на борт, самолет пошел на взлет. Но принципиальная Валентина Партфентьевна по радиограмме связалась с командиром, сказав, что, если пассажир не будет высажен, она доложит в Целиноград. Самолет вернулся, высадил лишнего пассажира, а командир пожал Сивоконь руку, сказав, что на таких, как она, можно положиться. Правда, история имела продолжение – начальника порта и принципиального диспетчера вызывали в горком партии для разбирательства, но все обошлось без последствий.
Коллеги Любовь Семениченко, Валентина Безгодова, Татьяна Ступина, Раиса Дмитриева навсегда запомнили Валентину Сивоконь жизнерадостной и активной. Она постоянно участвовала в субботниках, вместе ездили на картошку. Активно занималась общественной работой, была председателем профсоюза аэропорта.
После закрытия летного предприятия Валентина Парфентьевна работала кассиром в Народном банке, затем, после очередного сокращения, пенсию по квартирам разносила. Два года назад редакция газеты «Престиж» обзавелись ответственным работником, который участвовал в распространении издания -  собирал газетные страницы в одно целое, а потом выдавал уже сложенные газеты распространителям. Нет, за эту работу она не получала больших денег, она просто стремилась помочь, любила порядок и общение с людьми.

***

А 28 августа этого года случилась трагедия – произошла дорожная авария. Валентина Парфентьевна с подругой возвращалась с дачи, наняв машину для перевозки урожая в гараж. В районе нового тепличного комплекса на встречную полосу вылетела машина под управлением молодого человека. Удар был такой силы, что Валентина Сивоконь пострадала больше всех – у нее были переломы ног, один из которых открытый, сломана рука, сотрясение мозга и ужасные шрамы на лице. Родные Валентины Парфентьевны, живущие за пределами города, говорят, что мать вылетевшего на «встречку» лихача приходила к ним, признавала вину сына в этой аварии. Но дальше слов о «помощи» дело не пошло – никакого внимания со стороны участника аварии не было, одни лишь обещания, одни лишь разговоры о влиятельных знакомых.
Валентина Парфентьевна  неделю пролежала в реанимации, в хирургическом отделении  была все время практически прикована к кровати. Всегда подвижной, ей было тяжело переносить свои травмы и осознавать свое нынешнее положение. На больничной койке в общей сложности она провела 42 дня, лежа в гипсе и с многокилограммовым грузом на каждой ноге. Родные и близкие Валентины Сивоконь считают, что они неправомочны говорить о качестве лечения в местной больнице, но говорят: оно было не совсем эффективным и затянутым. Кто знает, если бы врачебные манипуляции начались раньше, их родного человека можно было бы спасти? Медицинские обследования начались после трех недель лежания Валентины Парфентьевны в больнице – из-за сотрясения мозга нельзя было сделать анализы крови. Вскоре выяснилось, что у нее низкий гемоглобин, а также после аварии развилась язва желудка, хотя врачи сказали, что это хроническое. До этих пор Валентина Парфентьевна, в принципе, никогда не жаловалась на плохое здоровье. Давление у женщины тоже всегда было в норме, а буквально перед операцией на ногах Валентина Парфентьевна разволновалась,  подскочило давление. Со слезами на глазах провожали  ее на операцию родные, не думая, что она станет для Валентины Парфентьевны роковой –  после  нее она не выйдет из наркоза. Все были уверены в лучшем исходе операции, так как слышали положительные отзывы о враче, который ее делал. Но этого не случилось.
После смерти Валентины Парфентьевны родные встречались с врачами, которые считают, что пациентка скончалась от сердечной недостаточности. Сама операция длилась 4,5 часа – хирургические действия по замене костей на ноге не могли быть скоротечными. Но все же операция продлилась дольше запланированного:  во время манипуляций сломалось сверло, которое застряло в кости пациентки. Для извлечения его потребовались дополнительные усилия и время, скорее всего, и дополнительная анестезия. Из-под наркоза Валентина Парфентьевна уже не вышла. Что стало причиной смерти - в ближайшее время решит судмедэкспертиза, проходящая сейчас в области, а также следствие. Кроме того, проводится и внутренняя проверка в больнице – по какой причине или по чьей вине все-таки скончалась пациентка?  По информации родственников и адвоката, нанятого семьей погибшей женщины, врачи ссылаются на то, что при операциях пользуются устаревшим инструментарием, и лучше бы такую операцию было провести в Кокшетау. Но почему тогда не были оценены возможности нашей больницы и наших врачей? Сама Валентина Сивоконь в Кокшетау ехать не хотела, да и не было такой возможности. К сожалению, на местном уровне не решаются такие важные вопросы, как транспортировка искалеченного, заметьте, лежачего человека на специальной машине (реанимобиле) в клинику Кокшетау. Родные считают, что от них просто отмахнулись – ищите машину сами. Плюс ко всему ужасные дороги, по которым невозможно перевозить человека с «гуляющими» от переломов костями. У родных теплилась надежда: может, предложат отправить Валентину Парфентьевну в Астану? Однако же этого никто не предложил – мол, квоту на лечение в такие короткие сроки не получить. И что делать в таком случае? Ложится и умирать?
Родственники Валентины Сивоконь считают, что необходимо тщательно разобраться в том, что послужило причиной смерти их близкого человека. Они хотят, чтобы расследования на всех уровнях шли честно, открыто, без прикрывательства виновных.
Но в этой истории, по юридическим нормам, пока нет виноватых, проводится расследование. Не возбуждены и уголовные дела по факту нанесения увечий во время аварии и смерти на операционном столе, так как нет еще результатов судмедэкспертизы. Возбужденное раньше уголовное дело о ДТП сегодня является отказным. Говоря сухим языком закона, не установлена и тяжесть причиненного вреда здоровью Валентины Парфентьевны, хотя это однозначно тяжкий вред. Предполагаемому виновнику аварии, в случае возбуждения уголовного дела,  грозит статья 296 Уголовного кодекса Казахстана «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств лицами, управляющими транспортными средствами», в результате чего по неосторожности наступила смерть человека. Все это наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет. Адвокат вправе также через суд взыскать с нарушителя компенсацию за моральный и материальный вред. Мы же, в свою очередь, постараемся проследить за всеми этапами проводимого расследования.
…12 сентября Валентина Парфентьевна Сивоконь собиралась лететь к сыну в Германию, была открыта виза, куплены билеты. Но нелепая авария, а потом неудачная операция оборвали ее жизнь. Человека к жизни уже не вернешь, но память о нем навсегда останется в наших сердцах.

Максим БАЛУЕВ

Просмотров: 914 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar