Главная » 2011 » Ноябрь » 30 » Сам себе режиссёр (Максим БАЛУЕВ)
12:02
Сам себе режиссёр (Максим БАЛУЕВ)
Когда я вошел в продюсерский центр «Реальный мир», отец этого детища Юрий Каплевский бережно сдувал пылинки с музыкальной аппаратуры и собственными руками мыл пол. Личность эта для Степногорска более чем известная и неординарная – Каплевский бессменный организатор и режиссер городских авторских фестивалей и масштабных праздников. И повод для нашей беседы приятный: Юрию Ивановичу – пятьдесят!

Мнения о Каплевском в творческих кругах ходят неоднозначные. Одни говорят – заносчив. Другие добавляют – с ним невозможно сработаться, так как у него космически высокие требования к творчеству. Но все же большинство утверждает: это профессионал, каких еще надо поискать!
Юрий Каплевский родился в селе Журавлевка Мариновского района в обычной, надо отметить, нетворческой семье. Отец и мать – простые работяги. Юра рос в атмосфере тепла и любви, и каждый день для него был словно праздник. Сам он говорит: утром еще с кровати не поднялся, а на душе уже радостно. И это состояние детства Юрий Каплевский пытается всю жизнь сохранять. Помнит, как родители купили велосипед – вот сорванцу-то радости было! А потом случилось несчастье – умер отец, и мама, работница зернозавода, одна растила сына. У Каплевских был большой дом, во дворе которого росли сосны и березы (это притом что у соседей росли сплошь тополя). Поэтому во дворе Юриного дома и собиралась вся местная детвора. Пацаны бренчали на гитарах, притягивая к себе взоры остальных ребят. У Юры гитары не было, но в душе жило великое желание – научиться играть на инструменте. И мама, не спросив сына и по-матерински прочувствовав его тайное желание, купила на свою скромную зарплату гитару. Она была заводская, со звукоснимателем, о какой мальчик даже и мечтать не мог. Чтобы научиться играть, дворовые пацаны и Юра ждали, пока для них найдут пару минут те ребята, которые играют на танцах в поселковом клубе. Для учеников это был предел совершенства игры на гитаре!
Кстати, школу Юрий окончил с одной четверкой по географии. Но это не помешало ему покорить Алма-Ату, поступив в театральную студию Алма-Атинского академического государственного театра драмы имени Лермонтова, на курс театрального актера Юрия Померанцева. Отучившись там два года, Каплевский получил корочку актера театра и кино третьей, самой низкой категории. К слову, эта студия была создана для того, чтобы пополнить штаты небольших областных театров – именитые актеры не рвались в глубинку. Но сам Юрий Иванович признается: если бы в студии не было талантливого преподавателя Померанцева, то за два года актерскому ремеслу молодые актеры не научились бы. Кстати, он до сих пор работает актером в театре драмы имени Лермонтова и является Народным артистом Казахстана. После окончания курса, чтобы не попасть по распределению в какую-нибудь дыру, молодой актер сбежал… в армию. Служил в Москве, а когда демобилизовался, то понял: не хватает образования. И снова поехал учиться, уже в Барнаульский институт культуры, поступив на отделение «режиссер театра». Как признается собеседник, в жизни у него три педагога – мама, Юрий Померанцев и Анна Вахрамеева, работавшая в институте. Время ее занятий было строго расписано, но сама Вахрамеева со временем не считалась и проводила со студентами сутки напролет. Сама она прошла школу московского режиссера Андрея Гончарова, который, говорят, был страшным деспотом в своей профессии. Да ведь и сам Каплевский считает, что в театральном, как и в любом творческом деле демократические законы не действуют. Поэтому не брезгует вставить крепкое словечко в любой разговор.
К этому времени у Юрия уже была семья, родилась дочь Снежана. Своего жилья у Каплевских не было, и молодой режиссер, чтобы заработать на квартиру, пошел трудиться в передвижную механизированную колонну, которая занималась строительством. Молодому человеку хотелось попасть в самую образцовую бригаду, и для него даже устроили, как сейчас бы сказали, кастинг. Бригадир дал кирпичи, мастерок и час времени, чтобы посмотреть, на что способен Юра. А так как он служил в стройбате, то с легкостью выполнил порученное задание. Уже через полчаса Каплевского представили бригаде, и он приступил к работе.
А через полгода Юрий своим трудом заработал на двухкомнатную квартиру. Но и тут не обошлось без сюрпризов. Начался развал Мариновского района, и страшно представить, как переживали зиму жители поселка – спасались обогревателями. Когда расформировывали район, здесь процветало воровство! Напротив дома культуры, где Каплевский работал директором, находился райисполком. Юрий видел, как оттуда машинами вывозили ковры и мебель. Советская партийная элита «тырила» из райкомов все, что можно, – за это никто не спрашивал. И директор дома культуры тоже мог хорошо нажиться – у него были в распоряжении три «УАЗика» и автобус «Кубань». Но мой собеседник признается, что был рожден в семье, где учили не воровать.
7 января раздался стук в дверь. На пороге дома Каплевских стоял человек в кожаном плаще и шляпе. Незнакомец представился председателем профкома Научно-исследовательского института зернового хозяйства имени Бараева, развернутого в Шортандинском районе. Это не фантастика, но мужчина сказал, что приехал специально за Юрием Каплевским, предложил стать худруком в институтском доме культуры и озвучил условия работы. Получив согласие, таинственный незнакомец скомандовал грузчикам загружать вещи по «КамАЗам».
Так Юрий Иванович очутился в Институте имени Бараева. Институт напрямую подчинялся Москве. В поселке была отличная вокальная группа и даже театр, который с гастролями никуда не ездил – актеры здесь занимались в свое удовольствие, исключительно для себя.
Юрий Каплевский вспоминает момент, когда непосредственно столкнулся с Александром Бараевым в магазине. Здесь академик решил купить одно яйцо. Он спросил у продавца, свежее ли оно. На что последовал несмелый ответ, что вчерашнее. Бараев вспылил и вылетел из магазина. Через несколько дней Юра услышал продолжение истории. Оказывается, Бараев вызвал к себе председателя рабкопа и отчитал его за «вчерашние» яйца. После этого случая работа была налажена так, что каждой ночью с малиновской птицефабрики привозили свежие яйца. Когда после смерти Бараева начал разваливаться и институт, то Юрий принял решение перебраться в Степногорск.
Изначально Каплевский не принял этот город, Степногорск ему не был по душе. Город еще был ухоженным, но находился на последнем издыхании. Юрий потом еще долго удивлялся великой придумке советских идеологов о том, как населить Степногорск и потом использовать его жителей по своему усмотрению. В урановые рудники можно было пустить заключенных, однако вполне благополучных людей в годы тотального дефицита москвичи снабжали едой и вещами, и степногорцы добровольно спускались в шахты.
Во Дворце культуры «Горняк», где Каплевский стал художественным руководителем, ему посчастливилось попасть под крыло руководителя детского отдела Екатерины Степановны Борисеевой. Уже тогда он понял, что у Борисеевой не бывает «халтуры», ей удавалось качественно проводить каждое мероприятие. До сих пор с благодарностью собеседник вспоминает и нынешнего директора «Горняка» Вячеслава Рябчевского, который сумел в тяжелые времена сохранить Дворец культуры. И сегодня, считает Юрий Иванович, ДК «Горняк» поставлен в сложную финансовую ситуацию, существует в нищенских условиях. Ведь Дворец культуры первой категории, каким он является, должен быть обеспечен профессиональным звуком, светом и другими техническими возможностями. Однако Дворец культуры доживает свой век на старых запасах.
Больше всего в жизни Юрий Иванович ненавидит работать «на поток», когда уже не отвечаешь за качество. Каплевский признается, что начальник отдела культуры Иван Ковцур часто упрекает его в том, что Юрий Иванович всего одно-два мероприятия в год проводит, при этом отдел культуры – каждую неделю по пять. Вот это и есть поток, говорит Каплевский, хотя очень уважает Ивана Павловича.
А когда Юрий стал «сам себе режиссером» и в холле Дома дружбы и творчества открыл мини-студию звукозаписи, то понеслось! За несколько лет по сценарию Каплевского им было проведено пять фестивалей авторов-исполнителей, четыре ретро-фестиваля. Два года подряд в шестом и пятом микрорайонах проходит акция «Открытые окна» для ветеранов войны и тыловиков. Кроме исполнения песен под окнами жилых домов был организован сбор денег, которые сразу же передали в совет ветеранов микрорайона для оплаты комуслуг самым немощным старикам. Каплевский, вникая в вопросы городской культуры, говорит, что кардинально изменил бы проводимый ежегодно парад Победы. Режиссер считает, что этот праздник давно требует другого, неравнодушного и креативного подхода. А на тот же самый Наурыз предлагает отделу культуры выкупить у него другую идею. К примеру, почему бы не убрать с площади все юрты и натянуть над ней один огромный шанырак? А еще Юрий Иванович советует прекратить заниматься «обжираловкой» в устанавливаемых юртах и начать пускать туда хотя бы детей. Другая больная тема Каплевского – как задействовать все внутримикрорайонные площадки, чтобы праздник чувствовался не только в центре, но и на окраинах города.
Вскоре из холла Дома дружбы и творчества Юрий Каплевский переехал в подвальное помещение. Эту площадь выделил лично аким Степногорска Андрей Никишов. Глава города и вовсе отдавал все подвальное помещение, даже ту его часть, где сегодня размещаются другие индивидуальные предприниматели. Но даже ремонт половины подвала обошелся Каплевскому в 4,7 млн тенге личных сбережений. Откуда, спросите, деньги? Юрий Иванович зарабатывает в основном на том, что в столице работает тамадой. Стоимость его услуг весьма велика, но ведь и выкладывается он по полной, так что каждое торжество становится большим концертом.
В продюсерском центре «Реальный мир», входящем в структуру Дома дружбы и творчества, сегодня преподают несколько педагогов по вокалу, работает видеостудия, театр кукол. Теперь Каплевский ищет для работы хорошего хореографа. Но, признается собеседник, с талантливыми людьми у нас напряженка. Да и нет молодых кадров, которые могли бы приехать в Степногорск из других городов, – существует проблема с жильем. Другое великое желание Каплевского – создать духовой оркестр, который играл бы возле городского фонтана. И он уже подсчитал, что на инструменты уйдет около 2,5 млн тенге.
Не обходятся без участия Юрия и мероприятия, проводимые Союзом ветеранов ВДВ, – достаточно вспомнить концерты на центральной площади, где начинали петь даже непоющие вэдэвэшники, которым, как говорят, медведь на ухо наступил.
С открытым ртом дослушиваю рассказ Юрия Ивановича, а он мне в лицо: ты зачем пришел сюда, если не можешь не задать ни одного вопроса? Как-то обидно даже стало, ведь если начинает говорить Каплевский, то его красноречию остается лишь позавидовать.
- Да ладно, я же пошутил, - начинает исправлять ситуацию собеседник.
И ведь зла на него не держишь, потому что без злобы умеет пошутить Юрий Иванович!
На протяжении двух часов нашей беседы он несколько раз демонстрировал свой актерский плач, подчеркнув, что женщинам на сцене это делать легче. И лично мне на мгновение показалось, что широкой творческой душе Юрия Каплевского тесно в нашем городе. Однако некоторая ограниченность не пугает его. Вот и 4 декабря в ДК «Горняк» состоится концерт юбиляра, где на сцену выйдет его новое детище – группа «Степногорск». Организаторы обещают зрителю живой звук и настоящую музыку. А мне уже хочется знать: что еще интересного приготовит для степногорского зрителя Юрий Каплевский?

Максим БАЛУЕВ
Просмотров: 1219 | Добавил: Administrator | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar