Главная » 2009 » Ноябрь » 6 » Кризис менеджмента в «Степногорск-водоканале»? (Виктор МОЛОДОВСКИЙ и Максим БАЛУЕВ)
16:52
Кризис менеджмента в «Степногорск-водоканале»? (Виктор МОЛОДОВСКИЙ и Максим БАЛУЕВ)
Не скроем, мы предполагали, что на опубликованное в прошлом номере «Престижа» интервью с директором «Степногорск-водоканала» («Кризис-менеджмент» Аймакбая Маженова») будет читательская реакция, и прежде всего со стороны его коллег. И не в наших правилах, дав слово одной стороне, отказывать другой в праве на иное мнение. Иное, если не сказать – противоположное, которое в откровенном разговоре председателя объединенного профсоюза энергокомплекса Елены Донцовой и пришедших с ней работников «Степногорск-водоканала» даже натолкнуло нас на мысль о заголовке, ставящем под сомнение предыдущий: ну, например, «Кризис менеджмента в «Степногорск-водоканале»?».

По словам Елены Донцовой, на опубликованное интервью с Аймакбаем Маженовым было много звонков в профсоюзный комитет предприятия: «Причем не только работники «Степногорск-водоканала» звонили, но и «джетовцы», мягко скажем, весьма критично оценили изложенное вашим собеседником». Не отрицая того, что кое-что из сказанного сделано под руководством нового директора предприятия, в большей части поставленного в заслуги директору «Степногорск-водоканала» наши сегодняшние собеседники откровенно усомнились.
Звонившие в профком недоумевали: на каком основании три месяца возглавляющий предприятие человек ставит лишь себе в заслугу то, что готовили другие, при этом негативно оценивая их опыт?
Пришедшие в редакцию сразу оговорились: они, да и большинство коллектива, сегодня не выставляют требований о смене руководителя предприятия (слишком дорого обходятся частые кадровые перестановки), но выражают настойчивое требование, чтобы все было в рамках приличия, чтобы отношение директора к работникам и работницам было уважительным.
Работники «Степногорск-водоканала» не смогли припомнить упомянутого в интервью факта того, что якобы заместитель директора в числе других задавался вопросом, зачем Маженов сюда приехал, мол, и сами справимся.
В разговор включается Вениамин Лепесбаев: «Мы не идиоты, чтобы обсуждать назначения руководства. Маженову никто так не говорил. Действительно, было собрание трудового коллектива после того, как новый руководитель выдвинул инициативу выдавать работникам только 90% зарплаты, а 10% оставлять на решение проблем предприятия, и это при том, что зарплата выдается с большими задержками…».
Елена Донцова поясняет: «В коллективе назревало напряжение. Самая главная причина негодования - зарплата, которую стали выдавать в усеченном виде, около 90%. А инженерно-техническим работникам вообще перестали выдавать. Но кто-то пожаловался в маслихат, оттуда Маженову позвонили. И ему пришлось организовать встречу с коллективом. Чем было спровоцировано недовольство? Новый директор на планерке сказал, что станет платить работникам 90% зарплаты, а 10% останутся на нужды предприятия.
На собрании, когда от коллектива пошли возмущения, он стал исправлять ситуацию, что, мол, сначала хотел отдать 90%, а затем остатки. Работники потребовали вернуться к прежнему графику выдачи заработной платы в полном объеме. Но тогда Маженов предложил растянуть выдачу зарплаты на полтора месяца. Я сказала, что так делать нельзя, мы укладывались до 25 числа следующего месяца, хотя и это с нарушением законодательства. Кстати о зарплате предыдущего директора, якобы она вместе с переменной была выше, чем сейчас у Маженова. 150 тысяч тенге была зарплата у предшественника. А у Маженова 300 тысяч тенге».
…Вениамин Лепесбаев продолжил разговор о собрании: «Я рассказал коллективу в присутствии Маженова, как себя новый руководитель за 10 дней повел. Он, как только пришел, сразу же взял для себя аванс в размере 250 тысяч тенге (за лечение надо долги погасить) и при этом начал урезать зарплату работникам. На собрании директора одернули, и его инициатива не получила развития».
Зашел разговор об экскаваторе, за непомерно дорогую аренду которого Аймакбай Маженов упрекает своего заместителя. Вениамин Лепесбаев так отреагировал на требование директора прекратить аренду: «Из-за отказа от аренды экскаватора мы, до прихода новых машин, временно остались без техники. И результат не заставил себя ждать: в июле – первом месяце директорства Маженова - предприятие провалилось по всем позициям, пропала вода в четвертом микрорайоне. Хотя в мае и июне тоже была напряженка, но ситуация по водоснабжению по городу была стабильной.
Когда Маженов пришел, у нас был экскаватор, который ежедневно ломался. И лично я ни за что не платил. Когда выбирались из последствий аварии, деваться было некуда, техника нужна была. Предыдущий директор Валерий Донцов арендовал экскаватор на минимальных условиях на основании собранных коммерческих предложений. Мы были вынуждены это сделать. И благодаря этому мы выполняли в течение мая и июня земляные работы. Какие здесь огромные деньги? На тот момент не было другого варианта. Да и акимата ничего не делалось. Мы в августе ждали прихода новой техники. Подготовительная работа по приобретению новой техники за счет областного бюджета проводилась с 2007 года, так же как и ТЭО, и ПСД по реконструкции водопроводных сетей – не при Маженове готовились.
Машину новую директору купили. А в приоритете была покупка подпорной аварийной машины, которая прочищает канализацию. Ее не приобрели. Хотя подпорную заявляли в списках еще с 2007 года. Тендер провели в апреле. А почему не купили, не известно.
На собрании я еще сказал, что с приходом в «Степногорск-водоканал» Маженова 2,5 млн тенге отдали на непонятные задвижки для сопки-305, которые не являлись первоочередной потребностью для предприятия. Мы за два года работы ни разу не позволили себе за один раз потратить такую сумму на материалы, потому что не имели такой возможности. Он инициатор этого решения. Не нужны были внутренние задвижки на сопке-305. Это даже не те, которые заказывал начальник участка Сопки-305, не подходят они, так и лежат частично не установленные.
Еще пример «рачительного» хозяйствования, противопоставленному нашему. Господин Маженов приобрел 2 тонны 800 кг электродов – «пятерку» и, наверняка, отчитался наверху, что обеспечил предприятие электродами. Но любой специалист вам скажет, что трубы, находящиеся в эксплуатации предприятия, «пятеркой» не варятся – «тройка» и «четверка» нужна. И теперь начальники участков, мастера, получая эти электроды, вынуждены идти искать, с кем бы поменяться на «четверку». В ущерб предприятию производят неравноценный обмен для того, чтоб выполнять работы.
Результатом открытого выступления Лепесбаева на собрании, как он сам считает, стала его полная изоляция в управлении: «После того, как я вышел из отпуска, с меня негласно сняли все обязанности, поручений мне не дают. Разве не показателен тот факт, что в первый же день своего назначения в «Степногорск-водоканал» Маженов вступил со мной в конфликт?
…Но даже не об этом речь, - предлагает сменить ход рассуждений Вениамин Лепесбаев. - Человек ставит себе в заслуги то, что нарабатывалось коллективом с самого начала организации. Документы по реконструкции главного водовода, сопки-305, по городу – все разрабатывалось без Маженова. И заработало бы это все в любом случае – Маженова бы назначили или кого-то другого, потому что финансирование пошло из госбюджета. Потом появилась возможность по «Дорожной карте» из бюджета деньги выделить. Так причем же здесь Маженов? На них для предприятия этот человек сделал только две вещи: в здании цеха водоснабжения, там, где гаражи, сделана кровля и вдоль третьего микрорайона ремонт водопровода. Этот участок со времен «КазСабтона» висит в титульных списках на капитальные ремонты. Точно так же, получив деньги, сделали бы ремонт и мы.
И поднявшийся тариф не нового директора заслуга. Работа по тарифам идет 12 месяцев в году, и без него она шла. А самое главное изменение тарифа уж точно не с Маженовым связано - сказалось общее изменение тарифной политики в отношении водоснабжающих организаций по всему Казахстану. Если раньше у АРЕМа была установка ни в коей мере не допускать повышения тарифов на комуслуги, то теперь, наконец-то, поняли, что применительно к водохозяйственному комплексу такой подход губителен. Это было подтверждено и на слушаниях по заявке водоканала.
Складно Маженов говорит и об энергосберегающих мероприятиях. Опять же – эта программа разработана до него. Маженов от этой программы ни на шаг не отступил, несколько увеличив количество объектов исходя из полученного финансирования.
Про сбыт говорит, что не было сбытовой службы. Сбыт мы обязаны создать по предписанию АРЕМа. При этом целая программа по переходу на собственный сбыт была разработана, без участия Маженова, для введения с 1 января 2010 года. Есть же официальные мероприятия по организации собственной сбытовой службы – с ними можно ознакомиться. И новый директор пошел строго по этой программе. С 1 августа забрали под свое крыло 20 микрорайон, чтобы обкатать работу с физическими лицами. Затем это плавно должно перейти в полный забор «Степногорск-водоканалом» функций сбыта с 1 января 2010 года. Да, Маженов пришел и начал ставить сроки: 1 октября,1 ноября, а в итоге вернулись к прежним срокам. Он специально пригласил для организации отдела сбыта Алексея Гетманова. Но и он склоняется к тому, что раньше 1 января 2010 года сбыт в свои руки забрать не получится».
К чему приведет нынешний «менеджмент»? По мнению откликнувшихся на публикацию работников «Степногорск-водоканала», в коллективе нарушается морально-психологический климат, теряются организованность, сплоченность, и все это не может не отразиться на производительности труда.
А дальше, в противовес фактам, которые называл газете Аймакбай Маженов, прозвучали другие.
Вот директор «Степногорск-водоканала» говорит: «Работаем втемную, у нас задвижки кто хочет, тот и открывает. На прошлой неделе нам закрыли «восьмисотку» на город: когда я принял решение давать воду в город, труба оказалась закрыта. Без моего ведома кто-то это сделал». Гости редакции чуть ли не в один голос пояснили: «По приказу начальника цеха Васина была закрыта задвижка. Разве это можно сделать без ведома директора? Подтверждение сказанному можно получить у инженеров ОДС, потому что у них в оперативном журнале каждое переключение записывается».
Елена Донцова, вообще, считает, что для начала нужно больше правды: «Может, я что-то пропустила: где у нас туалеты построены? А что имеется в виду под ремонтами? Это то, что заставляли работников белить в ущерб производству? Остается только догадываться, почему господин Маженов с таким пафосом ответил на вопросы газеты. В том же духе в недрах управления и письмо от имени коллектива готовилось в область, что, мол, с приходом нового директора закипела работа, повалились валом деньги, пошла техника, трубы и задвижки, подняли тарифы, зарплата увеличилась с 37 тысяч тенге до 54 тысяч. А самое главное – морально-психологический климат улучшился… Там подписи и фамилии есть. Делалось все тайно. Письмо скрывали. Было поручено заняться этим отделу кадров. Люди подписывали - боятся увольнения. Работники управления, как всегда, оказались бесправными. Правда, кое-кто отказался».
Разговор продолжила работница предприятия: «Директор не ценит личное время своих подчиненных. А это один из критериев оценки человека как руководителя. Неоправданные звонки и вызовы в ночное время. Назначение совещаний в нерабочее время, выходные дни по второстепенным вопросам. Когда это происходит для решения острых задач, это допустимо и все это поддерживают и понимают».
Не согласны пришедшие в редакцию и с тем, что было сказано о специалистах «Степногорск-водоканала». Почему, как было отмечено в интервью, «не специалиста» Яковлева директор УЭС, опытный производственник Георгий Шнайдер, хвалил как толкового работника?
А чем не угодил мастер Ворожейкин, который проработал на предприятии 13 лет? Он знает все задвижки, все камеры. Вот уж истинно специалист, которыми, как говорят, дорожат в «Степногорск-водоканале». А начальник цеха водоснабжения Жуков?
«Ушли же Ворожейкин и Жуков с предприятия после такого случая, - включается в разговор очередной собеседник: - Когда директор позволил себе в очередной раз хамское высказывание в адрес Жукова и Ворожейкина в присутствии рабочих и представителей сторонних организаций. Это была последняя капля в чаше терпения. Никто не оспаривает право директора на ведение воспитательной работы, но проявление ее в такой форме не красит руководителя и не делает ему чести».
Работники предприятия обобщают: такое общение с подчиненными у господина Маженова постоянно. И выражают свое несогласие с подобным «кризис-менеджментом»: всяких видели руководителей, но не было в их числе тех, кто позволял бы себе в подобном тоне общаться с подчиненными: «Вот двое, как было сказано директором в интервью, не быдло, а все остальные, что, быдло?».
«Здесь проявляется стиль руководителя», - откликается на сказанное Венеамин Лепесбаев. Его поддерживает другой работник: «В свое время для нас было непривычным, как руководил генерал Хакимов, но это небо и земля. Тот мог выслушать и спросить: а ты уверен, что прав? Отвечаешь: да. И он соглашается. А этот даже не слушает. Он работал несколько лет в водоканале Петропавловска. Говорит вам о своих больших заслугах, но я не думаю, что при таких заслугах, даже если человек проболел 9 месяцев, его бы не оставили на прежнем месте. А в Интернете другое про Петропавловск пишут – примерно то же самое, что и про руководство Маженовым «Степногорск-водоканалом». Друга детства, который много лет не работал в сфере энергетики, бывшего работника элеватора, господин Маженов определил в энергосистему».
Нашлись у гостей редакции и контраргументы на демонстрируемую директором заботу о работниках предприятия: «Да, молоко выдали, но спецодежды вообще нет на складе. Приходят к нам новые люди – нет возможности выдать им не только фуфайки, но даже сапоги. А зима уже дает о себе знать. Людям приходится спускаться в колодцы и траншеи, постоянно работать на открытом воздухе. Остатки выдавали того, что поступило при предыдущем директоре».
Разговор о создании для рабочих достойных условий труда продолжила Елена Донцова: «Вообще, из всего, даже из социальных вопросов делается тайна. Хотя та же закупка спецодежды должна быть проведена через конкурс, через тендер. Тем не менее, скрывается: где, кто и что шьет, когда одежду привезут. Выяснили, что спецодежду заказали в Кокшетау, хотя раньше шили здесь, в «Мечте». Маженов утверждает, что в областном центре шьют качественнее, но разве дешевле обойдется из Кокшетау везти? Да и зачем, если тут все нормально было?».
«Много непонятного сейчас и с зарплатой, - включается в диалог еще один собеседник: - Мало того, что ее нам дают не вовремя, так директор еще и сам решает, кому и когда выдавать. Раньше была очередность между участками по сложившемуся графику, и промежуток между зарплатами был примерно одинаковым. Теперь зарплата выдается, складывается впечатление, по принципу: вот этот цех мне понравился, а этот нет. Маженов просто говорит главному бухгалтеру: деньги выдашь тем или другим. За хорошую работу поощряет… правом получить заработанное в первоочередном порядке».
«Наше предприятие сложилось давно, - вступает в разговор работница «Степногорск-водоканала». - Человек вызывает недоумение у подчиненных. Планерки не проводятся три месяца. Нарушена система взаимосвязи и координации между подразделениями предприятия. Выключена из работы оперативно-диспетчерская служба. Все делается с личного распоряжения директора, включая мелкие текущие вопросы. Ни разу не спросил о проблемах. Мы привыкли работать и выстраивать взаимоотношения с руководителями по-другому».
Как именно, пояснила председатель профкома объединенного энергокомплекса Елена Донцова: «Всем известно, тариф был низкий, и собственных средств предприятию не хватало. Когда Осняч уходил с должности директора 30 марта 2009 года (это отдельная тема), заступал Донцов. Я подала от коллектива жалобу в прокуратуру, что зарплата не выплачивается, что молоко и спецодежда не выдаются. Мы заключили трехстороннее соглашение на уровне акимата, где предусматривалось погасить долги по зарплате, выдать молоко, спецодежду. До ухода Донцова на ТЭЦ погасили все долги по молоку, закупили частично спецодежду, выплатили задолженность по зарплате, профсоюзные взносы по графику стали перечислять. Предприятие после аварии стало работоспособным. При исполнении обязанностей директора Дятловым пытались сохранить наработанное по выдаче заработной платы, но с июля, когда уже руководил Маженов, вновь пошли долги.
Господину Маженову при встрече я показала трехстороннее соглашение. Снова обратилась с письмом в акимат, что нарушаются сроки, что накопились долги по молоку, что зарплата выплачивается раз в полтора месяца. Расширили меморандум с учетом реальной ситуации в хозяйстве. Госзакупки товаров акимат рекомендовал проводить в соответствии с тендерами. Записано предоставить графики проведения планерок, так как ИТР жалуются, что нет информированности. Но общие планерки так и не проводятся.
Маженов вызывает по одному – так не определить задачи. Люди хотят знать тенденции развития. Но сегодня коллектив разобщен. В управлении многие ищут новые места работы.
К сожалению, договоренности сентябрьского совещания не выполняются.
Работа в выходные дни инженерно-техническим работникам не оплачивается. Акты работодателей, касающиеся изменения условий труда работников, не согласовываются с представителем работников. Маженов перевел работу управления с 9 утра до 6 вечера, мотивируя тем, что так удобно. Вопрос, кому удобно? Ведь все производство работает с 8 часов.
Сегодня созданы аварийные бригады, которые, как сказано в интервью, круглосуточно работают. Сами подумайте: что можно сделать качественно ночью при отсутствии организационно-технических мероприятий в соответствии с требованиями? Никаких ночных бригад по большому счету не организовано. Разделили всех устным распоряжением, теперь люди работают по 12 часов в смену. Два дня работают, один отдыхают. А с профсоюзом никто изменения режима работы не согласовывал. Это и есть изменение условий труда, о котором руководитель должен по закону за месяц оповещать и совместно мы должны оговорить все изменения - все учесть, чтоб работники не были ущемлены. Я усматриваю здесь факт незнания нормативных документов или игнорирование их».
Разговор о компетентности руководителя продолжил другой собеседник: «У нас большое хлорное хозяйство, на сопке и очистных. О чем можно говорить с господином Маженовым, если он заявляет, что обойдемся без лицензии на право работы с хлором и его приобретение. Лицензия кончилась, но мы ее не делаем. Это уже просто нарушение закона о промышленной безопасности».
Еще один пример по затронутой теме, но уже из уст следующего работника «Степногорск-водоканала»: «Придя на должность, руководитель обязан через месяц сдать минимум три экзамена по ТБ, по знанию трудового законодательства. Маженова к этому делу все подвигают, включая различные технические инспекции, а он особо не торопится. Только за это его можно спокойно отстранять от должности».
Елена Донцова в завершение разговора снова подняла тему специалистов и отношения к ним директора: «На мой взгляд, яркий пример плохого морального климата – увольнение специалистов из основного цеха - ЦВС. В «Джете-7» рады, что Ворожейкина заполучили, он грамотный. Так же и Жуков, и Яковлев. Эти люди не останутся без работы. Уволился начальник отдела по сбыту Дубинка, молодой грамотный специалист,назначается новый начальник по сбыту и снова заявление об уходе. Не здоровые тенденции. Главный инженер Дятлов думает об уходе, с Литвиновым конфликт, начальнику сопки Земцову объявил выговор. Уходят специалисты, а кто пришел? Васин, о котором говорят, что хороший специалист, но почему-то его начальники участков не жалуют. Новых начальника участка, мастера приняли… Да, они научатся, но надо время. Сегодня, еще имея квалифицированный персонал, его не ценят. Главный энергетик предприятия Батяшин раньше работал в «Джете-7». Дал ему Маженов поручение в три дня организовать транковую связь. Но в три дня никак не получается - сами понимаете, вопрос не простой, за три дня не решишь. Маженов начинает претензии предъявлять и ставит в заместители Батяшину своего друга, который мастером на элеваторе работал, поручает учить его. Для чего? Вопрос?
На наш вопрос, обращался ли профсоюзный комитет к акиму города по всем перечисленным фактам, Елена Донцова пояснила: «Я обратилась к акиму после интервью. Рассказала о сути происходящего в «Степногорск-водоканале», попросила принять меры. Минут через 20 позвонила Титова. Я и ей от начала и до конца пересказала все. И добавила: если вы не хотите плохих последствий, принимайте меры. Ответа на мое обращение пока нет.
Наш ответ на интервью господина Маженова - вынужденный. Нельзя делать безответственных заявлений – приписывать только себе многолетнюю работу целого предприятия.
С работниками «Степногорск-водоканала» беседовали Виктор МОЛОДОВСКИЙ и Максим БАЛУЕВ
 
P.S. Заместителю директора «Степногорск-водоканала» Вениамину Лепесбаеву в новом штатном расписании не нашлось места в качестве руководителя. Ему предложили рабочие специальности, от которых он отказался. Уже после этого разговора написал заявление об увольнении главный инженер предприятия Александр Дятлов.
Просмотров: 986 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
avatar
1 Виктор • 21:24, 06.11.2009
какие времена, какие нравы. Крепись Степногорск. Переживи нашествие вандалов
avatar
2 Джорджик • 00:10, 07.11.2009
Сколько хороших людей есть на свете.. А на такие важные должности попадают другие.
avatar
3 димыч • 11:43, 19.11.2009
пускай обратно едут на свой элеватор...спецы великие
avatar