Главная » 2012 » Декабрь » 13 » Каторга в цветах (Максим БАЛУЕВ)
23:17
Каторга в цветах (Максим БАЛУЕВ)
Плие и фуэте, пачка и пуанты… Красивая балетная терминология скрывает за собой труд юных балерин до седьмого пота, занятия у зеркала шесть дней в неделю, жесткие диеты и немалые финансовые расходы родителей.

А иначе нельзя – говорит руководитель городской балетной студии Светлана Лузина. Уже 25 лет с ее именем ассоциируют балет не только в Степногорске – во всей Акмолинской области нет больше балетных студий. Сама Светлана Викторовна – выпускница первого балетмейстера Нелли Адильбаевой. По словам Нелли Васильевны, которая с 1993 года живет в России, балет был на самоокупаемости многие годы, так как в городской культуре отсутствовала штатная единица преподавателя. «У нас было всего пять настоящих пачек. Все тридцать лет моей работы в Степногорске мы одевались в марлю, да и ее тоже экономили. С получением звания «народный» с коллективом начали считаться», - говорит Нелли Адильбаева.
Нынешний преподаватель балетной студии Светлана Лузина в балет пришла из художественной гимнастики. Окончила Пермское училище культуры по классу хореографии и с 1988 года начала работать в ДК «Строитель» - руководила маленьким балетным кружком. А уже в 1993 году пришла в ДК «Горняк».
- Балет – это состояние души. В то же время здесь все сложно, как в математике. Это искусство, берущее начало из 16-17 веков, которое обогащалось с каждым веком. Поэтому нам нельзя танцевать неправильно и вольно. Гораздо легче работать в любом другом жанре. Это не массовое искусство.
- А востребовано ли оно среди степногорцев?
- Каждый год мы ведем набор девочек в студию. И каждый год – разные результаты. Бывает, что приходит всего один ребенок! Да, в балете надо трудиться. Маленькие девочки занимаются три раза в неделю, а основная группа и солистки посещают четыре занятия в неделю плюс репетиции. Итого – шесть дней в неделю. В балете остаются лишь фанатики этого искусства. Девочки, которым нравится заниматься перед зеркалом у станка. Все они разновозрастные – это не как в профессиональной школе одного роста и возраста, и это усложняет процесс. Мы не должны быть подобием балета. Да и саму себя, как преподавателя, я нашла лишь пять лет назад…
- Уже пару десятилетий балет в городе ассоциируется с именем Лузиной. Кто же оценивает вашу работу?
- Самое главное жюри – зрители. А как веду класс, делаю постановки – в этом прислушиваюсь к мнению своих выпускниц, которые работают в балете профессионально. Прежде всего, это моя дочь Кристина – профессиональная балерина, она оценивает меня не как маму. Я шесть лет проездила в Пермь, у меня дочь там окончила государственное хореографическое училище – одну из лучших школ, что-то видела там и записывала. Последнее время приезжает в город Татьяна Тен, окончившая хореографический вуз в Алматы и бывшая ведущей солисткой театра оперы и балета. Сегодня Татьяна работает во Франции. И я с удовольствием из рук в руки, из ног в ноги, из души в душу перенимаю веяния стиля. Вроде бы, все это существовало и два века назад – тот же «батман тандю», но в европейской школе он выполняется по-другому. Сейчас искусство вообще бежит вперед. Когда приезжает Булат Аюханов из Алматы, девочки и я сидим на его уроках и смотрим, как занимаются профессиональные артисты.
Мы с девочками не берем грандиозные постановки, которые не осилим. Например, никогда мы не будем танцевать «Лебединое озеро». Есть балетные вещи, которые для самодеятельности – табу. А если девочки не справятся – зачем позориться? Поэтому за год мы делаем немного постановок, которые «ложатся» на наших балерин.
- А как удается балеринам быть в такой прекрасной форме?
- К нам ходят дети разного возраста, которые еще формируются. Я никого не выгоняю, но всегда говорю родителям: если у ребенка не балетная форма тела, на сцену он никогда не попадет. Конечно, некоторые обижаются. Большинство уходят в процессе обучения, если не получается привести себя в порядок. Но я стараюсь брать в студию сразу худых девочек, с данными от природы. Конечно, есть запреты и на еду. Зритель же у нас не глупый и он должен видеть красоту тела.
- Говорят, балетом заниматься тяжело физически – ушибы, травмы, растяжения… С какими сложностями приходится сталкиваться воспитаннице?
- Больно? Преодолевай. Конечно, малышек я не «рву». Для них на каждом занятие в течение четверти – балетная гимнастика, простые танцевальные движения. А в остальное – для всех есть слово «надо».
- А почему в городе нет мужского балета?
- Это проблема, у нас нет театров, к нам мало приезжают с культурными программами. Поэтому так сложилось. Парни в балете были, когда еще занималась я. Как-то выкручиваемся, стараемся постановки делать без мужских ролей. В 90% упор на классику. Но стали чаще готовить и сложные современные постановки.
- Светлана Викторовна, в холле ДК «Горняк» размещена выставка работа степногорского фотографа Анатолия Третяка «Степногорский балет». И на некоторых фото вы становитесь в ряд с воспитанницами, показываете им свои движения, а не просто ведете себя как сторонний наблюдатель.
- Да, для девочек это был хороший опыт – несколько выходных подряд их снимали. Было очень сложно, девочки уставали.
На уроках я сама показываю движения. Замахнувшись на серьезную постановку, я «прогоняю» движения через свое тело, чтобы понять, сможет ли справиться девочка. Я знаю каждую кость наших балерин и могу лепить из них что-то.
- А как обстоят дела с оснащением?
- Недавно нам выделили деньги, на которые мы приобрели короткие пачки. Есть у нас и «шопеновки», и длинные пачки. Спасибо родителям, которые заботятся о том, как одеты и обуты их дети. Очень дорогая обувь – пуанты. Все они ручной работы, более приличные стоят около семи тысяч тенге. А для солистки пары пуантов хватает на полмесяца-месяц, хотя девочки стараются бережно обращаться с обувью.
- Светлана Викторовна, назовите фамилии самых выдающихся балерин студии?
- Это Настя Никулина и Лена Шагапова – разные по фактуре и характеру девочки. Лена танцует современный танец «Печальная птица» в постановке Касьяна Голейзовского. Мы взяли его на свой страх и риск. Настя обычно раскрывается на сцене, преподнося себя по-королевски. Кристина Ярош – сдержанная и интеллигентная, у меня такой была выпускница Вика Векелина. Далеко пойдет шестиклассница Виолетта Федурина – вытянутая и очень эмоциональная, не боится сцены. Трудолюбие в девочках мне импонирует, даже если у них нет шикарных природных данных. А из Виолетты можно лепить, она не боится ни трудностей, ни мозолей. Она танцевала в этом году сложную вариацию из балета «Эсмеральда» - и впервые в моей практике в середине вариации ей стали аплодировать! Я учу девочек, чтобы они завораживали зрители, устраивали на сцене маленький спектакль, превращались в своих героинь. Яркая и эмоциональная выпускница Регина Хозина. Уже давно работают в профессии выпускницы прошлых лет. Например, Яна Шестакова выпустилась из студии в 1996 году и поступила в Петербург. Для меня после этого был щелчок – я что-то могу. После окончания вуза Яна занималась в шоу-балете, а сейчас у нее в Петербурге своя студия. Ольга Руцкая окончила Омский институт культуры, работает в школе искусств. Оксана Лозова училась в Челябинске, работала в балетной труппе. В Питере работает и балерина Женя Штанева.
Моя дочь Кристина начинала заниматься балетом с пяти лет, а в 11 лет я отправила ее учиться балету в Пермь. После окончания учебного заведения моя дочь работает артисткой балета в Санкт-Петербурге. Мы ей очень гордимся! Все наши воспитанницы учились на бюджетных отделениях. Но надо понимать, что балет – это маленький заработок. Хотя сегодня намного проще балерине найти работу в коммерческой труппе и ансамбле.
Традиционно в феврале мы устраиваем отчетный концерт студии. Как сказала Фаина Раневская, балет – это настоящая каторга в цветах. Да, это сущая каторга! Но вы, зрители, видите только цветы…

Интересные факты

В 2001 году Сапармурат Туркменбаши упразднил балет в Туркменистане. «Я не понимаю балет, — заметил он. — Зачем он мне? …Нельзя привить туркменам любовь к балету, если у них в крови его нет». По его распоряжению театр оперы и балета в Ашхабаде были снесены. Пришедший ему на смену Гурбангулы Бердымухамедов оставил балет под запретом.
Балетная лексика и названия балетных pas пишутся на французском языке, в старинном балете термины отражали какой-либо образ, например: движение кошки (фр. pas de chat), рыбки (фр. pas de poisson), ножниц (фр. pas de ciseaux) и другие.
Балет «Лебединое озеро» ассоциируется с Августовским путчем — его демонстрировали по советскому телевидению 19 августа 1991 года, отменив все запланированные передачи.
Вацлав Нижинский – знаменитый русский танцор балета – во время одного прыжка мог скрестить ноги десять раз.
Среднестатистический балетный танцор поднимает за свое выступление около тонны веса. Из чего складывается этот вес? Из партнерш-балерин.

Максим БАЛУЕВ, фото Анатолия ТРЕТЯКА

Просмотров: 1663 | Добавил: Admin | Рейтинг: 3.7/3
Всего комментариев: 0
avatar