Главная » 2012 » Март » 4 » Валерий Котович: 12 лет в Мажилисе и новое возвращение в профсоюз (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
21:11
Валерий Котович: 12 лет в Мажилисе и новое возвращение в профсоюз (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
Котович – для Степногорска фигура значимая. И как бы кто к Валерию Николаевичу ни относился, во многом именно с его именем мы связываем небезразличие высшей власти к нашему городу. Пусть даже из таких вот, корыстных, побуждений - чтобы был «свой человек» в Парламенте, какая-то часть из нас шла голосовать за партию «Нур Отан», подразумевая Валерия Котовича. И, несмотря на то, что он не стал депутатом Мажилиса пятого созыва, мы не могли не воспользоваться возможностью пообщаться с человеком, который за двенадцать депутатских лет помог многим степногорцам и активно включался в решение главных городских проблем.

Депутатства для себя не исключаю и обиду не затаил

- Валерий Николаевич, как Вы объясните тот факт, что Вас не включили в число депутатов вновь избранного Парламента?
- Прежде всего, я хотел бы сказать большое спасибо вам, газете «Престиж» - за ту помощь, которую вы мне оказывали на первом этапе моего прихода в парламент в 1999 году, работая в моей предвыборной команде, и в последующем, когда мы плодотворно сотрудничали с вами.
Сегодня выборы в Казахстане проводятся только по партийным спискам, одномандатных округов у нас нет. Такая система выборов распространена во многих развитых государствах. Наверное, это правильно. Раз мы говорим о том, чтобы человек работал в команде, то он и должен приходить с командой. В 1999 году, вы помните, я шел беспартийным в Мажилис Парламента, меня выдвинул и поддерживал профсоюз, потому что я работал в этой организации. Наши предвыборные обещания, очень серьезные, имели социальную направленность - касались погашения долгов по пенсиям, по зарплатам, пособиям, перерасчета пенсий, выплат регрессникам. Записывал я все эти вопросы в свою предвыборную программу по просьбе избирателей и по инициативе моей команды. И, честно признаюсь, придя в Парламент, я не представлял, как смогу их выполнить один. Ко мне на первом этапе работы в Мажилисе приходили представители коммунистической партии – ее лидер Серикболсын Абдильдин предлагал прийти в компартию, представители гражданской партии даже предлагали мне неофициальную, вторую зарплату. Но я, проработав в Мажилисе полтора года, понял, что свою предвыборную программу смогу выполнить только в том случае, если буду членом президентской партии, потому что только в этой партии я смог бы свои обещания реализовать. И поэтому не случайно, вы знаете, я неоднократно был и у Премьер-Министра по своим предвыборным вопросам, и у Президента страны – и он поддержал меня по многим вопросам. За пять моих первых лет в Мажилисе многое удалось реализовать.
- А почему же все-таки случилось так, что Вы, проверенный партией человек, 12 лет в Парламенте отработавший на совесть, оказались в резерве, а не в числе депутатов нового Мажилиса? Вас же зачем-то звали туда?
- По нашему законодательству формируются партийные списки кандидатов в депутаты. Этот список формируется с резервом 30 процентов. В Парламент прошли те, кто работал один-два созыва. Из тех, кто три созыва подряд был в Мажилисе, как я, прошли 3 или 4 человека. Политсовет партии принимал решение о том, кого на депутатские места определить. Мы же не могли предполагать, что в Парламент войдет, к примеру, «Ак жол». Ведь говорили, что не менее двух партий будет. А прошла еще и Коммунистическая народная партия. И не все, естественно, вошли в Мажилис из включенных в партийный список. Не вошел и я. Но я из этого трагедии не делаю. Я остался кандидатом в депутаты Мажилиса, и в любой момент меня могут пригласить туда. За прошлый созыв таким образом в Мажилис пришло 12 новых депутатов. Я этого для себя не исключаю и обид не имею.
- Когда я говорю о «болезнях» нашей выборной системы, я даже не голосование по партийным спискам имею в виду, хотя, согласитесь, если бы Вы, с вашим опытом, прошли по одномандатному округу, то, скорее всего, были бы сегодня депутатом Мажилиса.
- Возможно.
- Я говорю о других «болезнях», которые проявились в избирательную кампанию. Это вбросы бюллетеней, «карусели», подтасовки, продвижение кандидатов, интересных исполнительной власти. Мы написали о нарушениях во время выборов в газете «Престиж» – и никто не опроверг наши публикации. Мне кажется, что Вы, работая в Парламенте 12 лет, должны были позаботиться и о том, чтобы выборы были более прозрачными, максимально честными и, действительно, народными, а не чиновничьими.
- Ни в одном из государств мира нет такого механизма, который позволил бы проводить максимально честные выборы. Да, есть где-то и подлоги, о чем вы говорите. Ну а что тут скрывать? Мне, допустим, после первых моих выборов, когда я набрал 54 процента и первым туром прошел в Мажилис (а было нас 6 кандидатов), отдельные люди говорили: тебе там прибавили голосов, потому что ты ставленник акима Акмолинской области Кулагина. Было и такое.
Факты нарушений могут быть. Но мы и говорим, что есть у нас органы прокуратуры, суды – пожалуйста, обращайтесь в эти органы в случае нарушений на выборах.
- Вы считаете, что создание механизма проведения максимально честных и прозрачных выборов – занятие пустое?
- Стремиться к этому нужно, и надо все делать для того, чтобы такой механизм был. Но абсолютной чистоты мы не получим.

Беды горбольницы – беды всего здравоохранения

- Валерий Николаевич, а зачем Вы так активно поддерживали главврача ЦГБ, кандидата в областные депутаты Жаната Мусина в период предвыборных встреч? Про шантобинский период руководства Мусина больницей Вы знаете. У нас немалое количество врачей ушло из больницы в период его руководства СЦГБ, в их числе и те, кто связывал свой уход с главным врачом больницы. Чем вызвана эта Ваша поддержка Жаната Мусина?
- То, что у нас сегодня происходит в здравоохранении, - это беда не одной только Степногорской городской больницы, не одного только главного врача СЦГБ. Это беда всего Казахстана. Я на встречах приводил примеры, что практически каждые два-три года в Правительство приходит новый министр здравоохранения – и начинается новая реформа. Все переломают, потом, как говорят, дело доходит до ручки, и на смену приходит другой министр. То, что произошло в прошлом году у нас в городской больнице с нехваткой денег на плановое стационарное лечение, - это отклики той программы, по которой Министерство здравоохранения сегодня работает. Да, там, к счастью, сегодня толковый министр. Салидат Каирбекова – профессионал. Возможно, что-то получится. Хотя я до конца в этом не уверен. Но в данном случае претензий к Мусину у меня нет. А то, что я поддерживал Мусина, так ведь я поддерживал всех кандидатов от партии «Нур Отан».
- Вы же сами переслали нам для публикации письмо министра-профессионала, который подверг руководство Степногорской горбольницы серьезной критике за неумелый менеджмент. Вы с этими претензиями не согласны?
- Ну как можно говорить о менеджменте в здравоохранении? Я с такой оценкой не согласен. Здравоохранение – это такая отрасль, где не об этом надо говорить. Тут государство должно давать необходимые средства и обеспечивать медицину всем необходимым.
- А что Вы скажете о кадровой политике в больнице? Ведь это же и есть менеджмент, о котором я веду речь, - управление, в том числе и кадровой политикой своего предприятия. Не я же выдумал проблему с кадрами – об этом пишут и говорят врачи, работавшие и по разным причинам не работающие в городской больнице, которой руководит Мусин.
- То, что люди пишут, обижаются на руководителя, - это обида, которая становится известной, как правило, когда они уезжают. Многие обиделись, уехали, нашли хорошую работу и потом стали высказывать свои обиды.
- Потому что до этого боялись говорить – боялись потерять рабочее место.

Государство в долгу у соцсферы

- Давайте, Валерий Николаевич, поговорим об уровне жизни в Казахстане. Социальные вопросы всегда были в центре Вашего внимания в период работы в Мажилисе. Но почему у нас до сих пор такой жалкий прожиточный минимум, когда большая часть населения страны чувствует себя бедствующей? Почему такая огромная, безумная разница в доходах, с одной стороны, руководителей, работодателей и, с другой - работников? Почему никто не говорит о провале пенсионной системы? Уже и Президент в своем послании сказал о необходимости совершенствования пенсионной системы: «Сегодня вкладчики не имеют возможности влиять на инвестиционную политику пенсионных фондов, поэтому и относятся к пенсионным отчислениям как к оброку. А руководство отдельных пенсионных фондов распоряжается ими как своими собственными и обслуживает интересы акционеров, нередко покрывая их расходы».
- В послании ничего не сказано о провале нашей пенсионной системы. Да, есть минусы в накопительной пенсионной системе, которые, действительно, сегодня приводят к тому, что человек, когда уходит на пенсию, фактически не имеет накоплений. Этот вопрос мы неоднократно поднимали и перед министром труда и соцзащиты, и на правительственных часах. Действительно, пенсии всех наших сограждан будут состоять лишь из минимальной солидарной базовой выплаты и накоплений. А они, как правило, минусовые, в связи с инфляцией. Есть над чем работать. Создана межведомственная комиссия, которая согласно поручению президента более активно начнет работать, так как теперь поручение и направление дано.
Что касается прожиточного минимума, я полностью с вами согласен: он не соответствует нашей реальной жизни. Мы в середине двухтысячных годов добивались того, чтобы в нашем законодательстве величина прожиточного минимума определялась с учетом реалий жизни. Нам тогда разные схемы показали, специальные институты работали. Мы разработчикам этих схем говорили: ну, нереальные выводы делаются. А в ответ слышали: пока ситуация в государстве сложная, мы не сможем на полную катушку людям все возмещать. На том этапе мы согласились. Сегодня ситуация тоже непростая, мировой финансовый кризис может и нас коснуться. Но подвижки намечаются. Я сейчас работаю в Федерации профсоюзов Республики Казахстан, и мы провели на днях большой круглый стол в стенах профсоюза именно по этому вопросу. И, наконец-то, уже понимание появляется и у работников Министерства труда и соцзащиты, и в канцелярии Премьер-Министра, что этот вопрос нужно пересматривать, потому что в сегодняшней реальности прожиточный минимум, конечно же, должен быть выше.
Чтобы уменьшить разрыв в оплате труда, можно корректировать доходы не в сторону уравниловки, как в советские времена. Я бы предложил ввести дифференцированную шкалу подоходного налога: получаешь хорошую зарплату - плати высокий налог, получаешь минимальную зарплату – налог нулевой.
- А почему не принят закон о ветеранах, о котором так много говорили, в том числе и Вы?
- Мне кажется, тут виной большое нежелание Министерства труда и соцзащиты принять этот закон. Я с группой депутатов Мажилиса трижды был инициатором данного законопроекта. Но поскольку там предусматриваются затраты из бюджета, то мы должны получить положительное заключение правительства, потому что затраты должны быть заложены в бюджете. Такой поддержки мы не получили и не получаем.

Достойная зарплата ударит по коррупции

- Валерий Николаевич, у нас все борются с коррупцией. К сожалению, безуспешно. Как Вы считаете, она неискоренима?
- Коррупцию можно выживать, только платя достойную зарплату государственным служащим и выдавая им нормальный социальный пакет. Тогда госслужащий будет дорожить своим местом работы и не станет на стороне что-то искать. А сегодня у работника ГАИ, который стоит на перекрестке в Астане, зарплата 50 тысяч тенге, он с семьей живет на съемной квартире. Так у него разве голова о том болит, чтобы безопасность на дорогах обеспечивать? Он думает, как сегодня заработать, чтоб семье какую-то прибавку к скудному семейному бюджету принести. Например, в Таиланде зарплату значительно подняли госслужащим, и ситуация с коррупцией там резко изменилась к лучшему.
На прошлой неделе в Агентстве государственной службы прошел круглый стол: Агентство готовит новые изменения и дополнения в законодательные акты о государственной службе. И об этом тоже говорили: нужно госслужащим дать нормальный социальный пакет.
- Когда Вы говорите о таких госслужащих, которые стоят на дорогах, я с Вами согласен. Но когда речь идет о руководителях различного уровня, согласиться не могу. Мы видим много примеров акимов различных уровней, министров, которых обвиняют в коррупции. Многие из них уезжают заграницу с наворованными миллионами долларов. У них-то все было нормально и с зарплатой, и с соцпакетом. Им-то чего еще не хватало?
- Да, согласен. Тут от человека зависит, тем более есть люди, которые здесь имели все – поддержку от Президента, выросли профессионально до самого верха, а сейчас заграницей с наворованными миллионами поливают страну и Президента грязью.
- Это уже кадровая политика на уровне государства.

Дряхлеющее жилье породило реформу ЖКХ

- О системе ЖКХ давайте поговорим. Часто можно слышать, да и я сам знаю не понаслышке, что огромная часть доходов уходит на оплату коммунальных услуг, - может, это только Степногорска касается, не знаю. Конечно, благое дело – государственная помощь гражданам в улучшении жилья в рамках реформы ЖКХ. Но это дополнительно к ежемесячным платежам за коммуналку большая нагрузка на семью на 8 – 10 лет. И не всегда все эффективно с ремонтом получается. Вы согласны с тем, что ЖКХ у нас является слабым и в то же время обременительным для граждан звеном? Я знаю, в свое время активно этим вопросом занимались и депутаты Мажилиса Парламента, и Вы в их числе. Что, на Ваш взгляд, надо бы сделать в этом направлении?
- Если начинать из истории, я честно и открыто говорил и говорю: в 1996 – 97 годы, когда были приняты необходимые решения о приватизации нашего жилищного фонда, нас на том этапе государство обмануло. Во всех нормативных документах было записано, что сначала за государственный счет проводится капитальный ремонт квартир и только после этого они передаются под приватизацию. И когда я в 1999 году пришел в Мажилис, действительно, мы, депутаты Уразалинов, Квятковская, я, Косарев, этим вопросом занимались: нашли постановление Правительства, которое обязывало исполнительные органы на местах провести ремонтные работы, а потом проводить приватизацию; мы на этом постановлении акцентировали внимание Правительства.
Однако в 2002 году Правительство без шума поставило постановление на утрату.
Поезд ушел. Но сегодня государство к этому вопросу вернулось по поручению Президента. Реформирование ЖКХ предусматривает соучастие государства в проведении необходимого ремонта жилья. Соучастие в том, что люди, которые имеют низкий уровень доходов, получают от государства выплаты на проведение ремонта. Если есть у человека доход, который позволяет собственнику квартиры платить за ремонт, он сам все оплатит. Но ремонт все-таки нужно делать – жилищный фонд-то дряхлеет.
Конечно, есть здесь и минусы. Деньги выделяются из бюджета, их акимам дают с опозданием, быстро начинается поиск домов для ремонта, а кондоминиумы не зарегистрированы. Мы записали, что оформление кондоминиума должно проводиться за счет государства. Пока проводится регистрация, драгоценное время уходит, и к концу года получается, что некачественный ремонт проводится. Я думаю, несколько первых лет так будет, а потом все в систему войдет и обновление жилья пойдет нормально.
- Вы согласны с тем, что все это в сумме обременительно для семьи?
- Обременительно, но это наша собственность. Я осенью прошлого года был в Актобе. Нас повезли к тем домам, где уже сделали ремонтные работы. Собственники жилья за ремонт платят по 2 тысячи в месяц. И они говорят: в наш дом раньше вообще не заглядывали, квартиры невозможно было продать – а теперь покупатели появляются, то есть цена на жилье возросла. Когда мы вышли из подъезда (не могу сказать, было это подготовлено или нет), нас ждали люди. Они спрашивали нас: а когда их дом начнут ремонтировать? То есть у людей появился интерес к реформе ЖКХ, ориентированной на обновление жилья.

12 лет с заботой о Степногорске

- Валерий Николаевич, какой из законов за 12 Ваших лет в Парламенте Вы бы хотели особо выделить – как предмет собственной гордости?
- Для меня важно то, что за период работы в Мажилисе Парламента нам удалось принять Трудовой кодекс, который, по оценкам Международной организации труда, соответствует всем требованиям международных стандартов в области трудового законодательства. Я был руководителем рабочей группы. Непросто проходило обсуждение этого законопроекта, более двух с половиной лет мы над ним работали. С принятием Трудового кодекса баланс интересов работодателя и работника более-менее обеспечен. А до этого мы жили и работали по закону о труде, который был принят в 1996 году и в котором практически не было прав у работников. В Трудовом кодексе эти вопросы решены. Согласно Трудовому кодексу больше прав предоставили и профсоюзам как представителям работников. Вот этот законодательный акт, который мы приняли, у меня остался в памяти. Я считаю, это наша общая заслуга. Хотелось бы отметить, что ежегодно Парламент принимает по 100 - 150 законов.
- Давайте вспомним и то, что было сделано и в иных случаях пролоббировано Вами в интересах Степногорска.
- Первое – это то, что удалось защитить регрессников нашего региона – инвалидов, профбольных, я имею в виду ЦГХК и «Казахалтын». Это все проведено через республиканский бюджет. Как-то я приехал в Балкашино, районный центр Сандыктауского района, и зашел к акиму, там у него два человека были на приеме. Мы поздоровались с акимом, и он представил меня этим людям. Приятно было слышать, когда они в ответ сказали: а, Котович. Мы его знаем, Это тот, который шахтеров миллионерами сделал. Некоторые шахтеры от двух до четырех миллионов тенге тогда получили.
Второе то, что нам удалось за счет республиканского бюджета вернуть долги по зарплатам работникам четвертого, пятого и третьего рудоуправлений. Когда проходила процедура банкротства ЦГХК, к этому времени названные мной предприятия были исключены канадцами из структуры комбината. Считались, вроде как, самостоятельными, и государство их выбросило. Этих людей мы тоже защитили, они получили долги по зарплате. Из республиканского бюджета сотни миллионов тенге были на это выделены.
И последнее - для Степногорска. Я думаю, то, что удалось решить наболевшие вопросы с водообеспечением и теплоснабжением города, - это общая наша заслуга. Ранее решение этих вопросов было бессистемным, но эти «нарывы» вскрылись, когда в город пришел акимом Андрей Никишов. Хорошо, что он не по «нарывам» начал проблемы с водоводом решать, а системно и на перспективу. Когда была большая авария на водоводе, уже в том году деньги из республиканского бюджета выделялись, уже ремонтные работы начались – приступили к замене водовода от Селеты. И как раз эти люди, которые ремонтными работами занимались, были задействованы в устранении последствий аварии.
На ТЭЦ, тоже помните, была серьезная авария. Мы тогда привлекли внимание Правительства, и в Степногорск приехал заместитель министра. Помните, как на ТЭЦ вы попали, когда тут был госинспектор Правительства? Я со степногорскими журналистами подъехал к ТЭЦ, а госинспектор говорит: Валерий Николаевич, а зачем тут журналисты? Нет, говорю, они со мной пусть посмотрят, в каком состоянии станция. И вот мы посмотрели, какая там была грязь. По колено в саже ходили в котельном цехе. Но сегодня ситуация изменилась. Я ведь добивался и того, чтобы и собственника сменили. Но собственника убедили, что нужны большие вложения, и «Джет-7», действительно, миллиарды тенге ежегодно вкладывал. Сегодня на ТЭЦ приятно работать.
Да, в прошлом году произошло задымление на пульте управления, но за счет того, что буквально накануне была сделана серьезная пожарная сигнализация, обеспечено автоматическое пожаротушение, все удалось быстро устранить. А если бы это не было сделано, произошла бы серьезная авария на нашей ТЭЦ.
Порой Никишова ругают. Да, наверное, есть у него минусы в характере. Но он болеет за город. Он не давал мне спокойно работать в Парламенте: то позвонит, то с бумагами приедет, то просит, чтоб к министру с ним сходил. Другой же аким, к примеру, города Кокшетау, который и сейчас там акимом работает, бумагу осенью прошлого года в Мажилис запустил – и все. Хоть бы звонок сделал.

Я приеду сюда жить

- Валерий Николаевич, Вы говорили, что переедете жить в Степногорск по окончании депутатских полномочий. И вдруг выясняется, что Вы в Астане опять. Так тяжело в провинциальный город возвращаться после 12-летней столичной жизни?
- Да, я перевез вещи в Степногорск, потому что я парламентскую квартиру освободил. Возник вопрос: а что мне дальше делать? Я считаю себя довольно активным, не смог бы спокойно сидеть и здесь, в Степногорске. Но я считаю, что, работая в Федерации профсоюзов, я принесу больше пользы для нашего города. Я назначен советником председателя Федерации профсоюзов Казахстана – в моей компетенции вопросы взаимоотношений с Парламентом, Правительством, Министерством труда и соцзащиты. То есть сохранились те связи, которые у меня есть. С депутатами, избранными от Акмолинской области (Айсина, Дюйсенбаев, Дьяченко, Каппель), у меня уже состоялся разговор о том, чтобы они не забывали Степногорск. Есть договоренность с депутатом Майрой Айсиной (она зерендинская, работала в советские времена и в ЦК комсомола, и вице-министром образования в 90-ые годы), чтоб она взяла наш город под свою опеку. Через неделю-другую Андрей Никишов приедет в Астану, я их сведу вместе, познакомлю, и сообща будем городскими проблемами заниматься. Находясь в Астане, я большую пользу принесу Степногорску, чем я бы переехал сюда и устроился бы где-то здесь на работу. Хотя, я вам скажу откровенно, мне тут конкретную работу никто не предлагал.
- На недавнем отчете акима города перед населением было сказано, что Степногорск включен в государственную программу развития моногородов. Заместитель акима области Эдуард Квятковский во время встречи со степногорцами попросил подготовить предложения для их включения в госпрограмму. Какие, на Ваш взгляд, предложения можно было бы внести в эту программу, рассчитанную до 2020 года?
- Я в каждый свой приезд в Степногорск обязательно встречаюсь с акимом города, и я информирован, как прошел отчет Андрея Никишова перед населением. Да, действительно, есть намерение включить в программу развития моногородов и наш Степногорск. Этот вопрос мы с акимом проговаривали, и я пообещал подумать, какие могут быть от меня предложения, конечно же, я свой совет передам руководству города.
Наверное, главная проблема сегодня в Степногорске - это дороги. Но перед восстановлением дорог нужно обеспечить реконструкцию не только водоснабжения (здесь все необходимое делается), но и теплоснабжения. Этими вопросами «Джет-7» пока системно не занимается. Пока работают, скажем так, в аварийном режиме, и не такие деньги выделяются, какие государство направляет на систему водообеспечения. Эта проблема есть.
Бывшее НПО «Прогресс» огромные мощности имеет. Знаю, что показали акиму Акмолинской области Кайрату Кожамжарову эту базу, рассказали, какова структура использования этих мощностей сегодня, что есть возможность создания технопарка с новыми технологиями. Эта задумка у акима города есть, и, я думаю, она заслуживает внимания.
И последнее. Я бы посоветовал как-то определяться с СГХК. Сегодня он в частной собственности – россияне, вроде, там правят бал. На перспективу работы тяжело идут. Государство оказывает помощь комбинату через «Казатомпром» - направляет на ГМЗ желтый кек на переработку в концентрат закиси-окиси урана. А в Шантобе, где рудный уран добывается, четкие перспективы не просматриваются. Нужно срочно провести большие горно-подготовительные работы. И сегодня, насколько мне известно, так оказалось, что люди, которые работают на рудном уране на ГМЗ, - на простое. Даже хотели в СГХК на четырехдневку перейти, но профсоюз, вроде, эту идею не поддержал. Есть проблема. Возможно, имеет смысл развитие СГХК в госпрограмму заложить, чтобы этот вопрос был под контролем государства. Возможно, надо выкупить комбинат и передать в структуру «Казатомпрома». Или россиян призвать к тому, чтобы они работали в соответствии с нашими законами и обеспечивали людей работой и должной зарплатой.
- Какие перспективы Вы видите для Степногорска?
- У Степногорска большой потенциал. Есть кадры, есть база для их подготовки, большой производственный ресурс, нормальными темпами развивается малый и средний бизнес, и у степногоррцев, если будут помогать республика и область, конечно же, большое будущее, хорошие перспективы. Наш Степногорск жил, живет и будет жить. Я, когда стану неработающим пенсионером, конечно же, приеду сюда жить. У меня здесь дети, внуки, квартира, гараж, дача… И, конечно же, главное – мои друзья.

Интервью провел Виктор МОЛОДОВСКИЙ

Просмотров: 1268 | Добавил: Admin | Рейтинг: 4.5/2
Всего комментариев: 2
avatar
1
Спасибо Валерию Николаевичу за работу и за заботу о городе нашем!!!
avatar
2
какая забота???? лично я ничего не видел, чтобы он сделал для города!!!!! тепла нормально зимой в домах НЕТ, топят когда уже тепло!!!! ДОРОГ нормальных в городе нет!!!! все дворы перерыты!!!! НИЧЕГО ОН НЕ СДЕЛАЛ ЗА 12 ЛЕТ сидя протирая штаны в Парламенте, ну если ни считая того, что карман свои набил...... не чего ему делать там.....
avatar