Главная » 2011 » Апрель » 22 » Счастливое дитя тундры (Надежда КАХАНОВА)
11:28
Счастливое дитя тундры (Надежда КАХАНОВА)
Три раза в неделю – бассейн, увлечение фотографией, коллекционирование предметов русского народного творчества, садовый дизайн и даже занятия дайвингом в Средиземном море - ну кто поверит, что этой женщине 67 лет? Мне никогда не приходилось встречать людей, которые в таком возрасте излучали бы столько положительной энергетики и восторга от жизни. Своим оптимизмом она удивила и заразила всех на вечере, посвященном профессиональному празднику, куда была приглашена, как заслуженный ветеран и «легенда ТЭЦ». «Энергетики не стареют», - улыбаясь, сказала Людмила Петровна Жуйкова. 

А «занесло» ее в Степногорск попутными северными ветрами из того самого городка, который прославил когда-то в своей песне Кола Бельды: «Нарьян-Мар мой, Нарьян-Мар – городок невелик и не мал». Через всю жизнь пронесла Людмила Петровна любовь к своей малой родине. Напоминают о ней стоящие на полочках фигурки морских котиков, ненцев в национальных одеждах, парящие над столом «птицы счастья» - неотъемлемое украшение каждого чума и талисман каждой поморской семьи. Уроженцев тех мест ласково называют «дети тундры». Это особый народ: крепкий, выносливый, терпеливый. Сейчас Людмила Петровна с улыбкой вспоминает свое детство, а было оно, ой, какое непростое. Зима – чуть ли не круглый год, морозы до – 50о, скудная пища. Снег в Нарьян-Маре начинал таять только в мае, а уже в сентябре он снова покрывал землю. Зимой тротуары заменяли узкие тоннели, протоптанные людьми в толще снега. Жили в деревянных домах с печным отоплением и полным отсутствием элементарных «удобств». Воду брали из общественной колонки, по субботам мылись в общественной бане, там же и стирали, на санках таская мерзлое белье. Бездеятельность местных властей в этом вопросе объяснялась просто: проложить трубы в вечной мерзлоте – задача не из легких. Людмила была старшим ребенком в семье, и ходить за водой было ее обязанностью. Ее так и называли: Люся – «водонос». Она до сих пор помнит, как поскользнулась однажды в снежном тоннеле и опрокинула ведра с драгоценной водой. А домой без воды нельзя. Плача, в мокрой одежде, мгновенно покрывшейся льдом, десятилетняя девочка с самодельным коромыслом на плечах побрела назад к колонке. Но тогда это не было чем-то из ряда вон - так жили все. На столе, в основном, рыба и оленина. В магазине покупали муку да сушеную картошку – вот и все меню. Как выглядит свежая картошка, дети знали лишь по школьным муляжам и картинкам в учебниках. Настоящие яблоки Людмила впервые увидела, когда была уже старшеклассницей. Потом, когда стала взрослой и обзавелась семьей, она ящиками скупала виноград, чтобы порадовать своих детей, благо, в Степногорске это можно было себе позволить. А много лет спустя, путешествуя по Голландии, Людмила Петровна увидела в магазине фарфоровую фигурку девочки с коромыслом, которая до боли напомнила ей Люсю – «водоноса». Удержаться было нельзя – фигурка перекочевала из Голландии в Степногорск. 
Своих родителей Людмила Петровна вспоминает с большим уважением и благодарностью. Люди образованные, воспитанные, они создали в доме культ знаний и сумели дать своим детям нечто гораздо более ценное, чем достаток. Отец Людмилы Петровны вырос в городке Мезень, который считался центром политических ссыльных. Такое окружение не могло не отразиться на его образовании и взглядах. Отец стал учителем и собственным детям тоже стремился дать как можно больше знаний. Пусть жила семья очень скромно, но отец, например, счел необходимым показать детям Ленинград. В вопросах воспитания и образования детей мама полностью была солидарна с папой. Она работала машинисткой в редакции окружной газеты, и каждый свежий номер газеты был размечен ее рукой: один восклицательный знак означал «Это интересно!», два – «Прочитать обязательно!», три – «Умри, но прочти!». Уже живя в Степногорске, Людмила еще много лет получала в посылках газеты, разрисованные красной пастой. И еще один принцип воспитания вынесла Людмила Петровна из своей семьи, позже она сама жестко требовала от собственных детей: все и всегда должно быть поровну. Это приучало детей проявлять заботу о близких. Поэтому, когда в трудные 90-е годы снова пришла нужда, семья дружно и стойко переносила невзгоды. Все, что правдами и неправдами появлялось в доме, по-прежнему честно делилось на всех. И хотя старшая дочь Ксюша в это время уже училась в Алматинской художественной академии, девушка регулярно получала из дома свою «долю».
Но вернемся к истории жизни Людмилы Петровны. Она заканчивала школу, когда по стране прокатился комсомольский призыв и вся молодежь «рванула» кто на комсомольские стройки, кто на поднятие целины. Люся обливалась горькими слезами – вдруг она не успеет и все построят без нее. И как замирало ее сердце в предвкушении великих дел, когда болталась в хвосте «кукурузника», уезжая вдвоем с подружкой на молодежную стройку в город Волжск, в самостоятельную, взрослую жизнь. Но по пути в Волжск, в поезде, познакомилась она с молодым человеком, который потом стал ее мужем и с которым после скитаний по стране попала, наконец, в Степногорск. В итоге мечта ее все-таки сбылась. Шел 1965 год, и стройка в Степногорске была как раз в самом разгаре. Людмила Петровна устроилась на ТЭЦ - один их самых сложных и важных объектов города (северные люди не ищут легких путей). Здесь она прошла серьезный и красивый трудовой путь: от пробоотборщика до начальника смены химического цеха. Она помнит запуск первой турбины, праздник по случаю пуска первого тока. Ей бы с ее творческой натурой и жаждой новых впечатлений в культуру податься или проявить себя в туристической индустрии, а она 37 лет - в спецовке, прожженной серной кислотой, в производственных спорах до хрипоты, без праздников и воскресного семейного отдыха (по причине «скользящего» графика работы). Каждый день – словно на баррикаду, ведь процесс на ТЭЦ непрерывный, требует грамотного и оперативного решения массы производственных вопросов. Но трудности никогда не пугали Людмилу Петровну, а работать надо как раз там, считала она, где труднее всего. Кто-то же должен это делать. Существует только две профессии, говорит Людмила Петровна, отсутствие которых может вернуть человека в каменный век – это учитель и энергетик. Одну из них она и выбрала. Ее вклад в развитие городской ТЭЦ отмечен кипой всевозможных грамот и ценных подарков. А после ухода на пенсию она долго не могла войти в новый ритм жизни, просыпалась в холодном поту: почему я сплю, какая сегодня смена? Вдруг почувствовала себя ненужной и всеми забытой, начались депрессия, болезни. Бросилась искать работу. Потом сказала себе: «Стоп! Не распускаться! Жизнь не кончилась!». Вспомнила о делах, до которых раньше постоянно «не доходили руки». И закружилось…
Ее время снова расписано по минутам. В доме повсюду лежат планы работ на день, на месяц и - как без него бывшему производственнику? – перспективный план на год.
Те, кто знают ее много лет, отмечают ее упорство в достижении намеченной цели. Это качество тоже, наверное, родом из детства. Когда-то она до 300 км на лыжах по тундре «наматывала», совмещая спорт и культпросветработу (школьники давали концерты в рыболовецких бригадах и стойбищах оленеводов). Очень требовательная к себе, Людмила Петровна никогда не позволяла себе раскисать. Особенно после тех испытаний, которые посылала ей судьба. Женское одиночество после развода с мужем, гибель сына, тяжелая травма, после которой долго пришлось бороться за то, чтобы иметь такое счастье – ходить. Да мало ли что еще в жизни было… Но свои горести Людмила Петровна не привыкла выносить на люди. Она сама создает вокруг себя маленький оазис счастья. Своим желанием жить, и жить радостно, заражает всех, кто хоть каким-то образом соприкасается с ней.
Наверное, родом из детства и ее страсть к путешествиям, которая обуревала Людмилу Петровну всю жизнь. Когда работала на ТЭЦ, ездила отдыхать по путевкам предприятия, хоть куда – лишь бы ехать. А после выхода на пенсию уже сама стала выбирать маршруты. Можно сказать, что она объездила полмира. Побывала на Балканах, в Турции, Голландии, Австрии, Греции, теперь собирается в Америку. Сувениры, привезенные из разных уголков планеты, украшают в доме все стены, полки и даже потолок. Она часами может рассказывать, откуда появилась вот эта коллекция керамических штофов или вот эта коллекция декоративных тарелок. Есть своя история у лапоточков, висящих на окне, и у безумно красивой табуретки, которую Людмила Петровна везла через две границы. Кому-то ее восторженность может показаться странной и неуместной в ее-то возрасте, но у северных людей, говорит Людмила Петровна, совсем другое восприятие мира, чем у людей, выросших в благодатных местах. Они умеют ценить все то, что дает им жизнь, умеют радоваться теплому лучу, первой зелени, спелому яблоку. У них очень сильно развито чувство сострадания и стремление помочь тому, кто в беде. Кстати сказать, Людмила Петровна одной из первых откликнулась на призыв нашей газеты помочь семье Терехиных. И теперь при каждой встрече спрашивает меня, как у них дела?
Коллекции Людмилы Петровны постоянно видоизменяются, потому что она очень любит дарить интересные вещи своим друзьям, а то и просто хорошим людям. А чтобы американские внуки помнили о своих корнях, Людмила Петровна частенько дарит им предметы русского народного творчества. Так, в Америку перекочевала коллекция посуды из 72 предметов с хохломской росписью, коллекция каслинского литья, 150 томов русской и советской классики и главная семейная ценность - дневники отца Людмилы Петровны.
Творческая натура Людмилы Петровны проявляется буквально во всем. Ее дачу называют уникальной. Здесь есть все: от английского газона до альпийских горок. Букеты для друзей она составляет собственноручно, причем каждый букет имеет свое название: «Летела жизнь», «Сиреневый туман». Во все, за что берется, она вносит какую-то изюминку. Например, свое 65-летие юбиляр отметила самым оригинальным образом: гости сидели на полу вокруг коробок, накрытых газетами, как это было в их студенческие годы, а на стол подавались блюда, которые были популярны в разные периоды жизни нашего народа: от кильки в томате и картошки, вареной в чугунке, до мантов. Друзья долго потом вспоминали свое неожиданное возвращение в молодость.
Ну разве возможно было бы такое, живи Людмила Петровна за границей, куда однажды она решила было уехать на постоянное место жительства. Появилась такая идея у ее дочери, которая давно замужем за гражданином Америки и стремилась создать матери более достойное существование. Да и Людмиле Петровне уж очень трудно было каждый раз привыкать после красивой заграничной жизни к нашей непролазной грязи, бытовой неустроенности и, что скрывать, хамовитому обращению. Поманил заграничный внешний лоск. Месяц прожила она в Анталии, пока дочь с зятем искали для нее квартиру, потом взмолилась: «Отпустите меня домой, в Казахстан». Пусть грязь, пусть неустроенность, но все здесь свое, родное. И душе как-то спокойнее. А за границу теперь без проблем можно съездить погостить.

Вот такие они – наши ветераны от энергетики. В ближайших планах Людмилы Петровны – творческая работа на даче, потом - вояж к дочери и внукам в Америку, а еще есть у нее одна мечта – найти в Степногорске земляков из Нарьян-Мара. Пока ей это не удалось, может быть, после нашей публикации кто-нибудь откликнется? 

Надежда КАХАНОВА
Просмотров: 555 | Добавил: Administrator | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
1
Есть женщины в русских селеньях.... Просто восхищаюсь!
avatar