Главная » 2011 » Декабрь » 14 » Кто виноват? (Надежда КАХАНОВА)
12:05
Кто виноват? (Надежда КАХАНОВА)
Едва я переступила порог, как в нос ударил резкий, отвратительный запах. Квартира представляла собой ужасное зрелище: ободранные стены, разбитые окна, повсюду обломки мебели, обрывки одежды, пустые бутылки и прочий хлам. Если бы среди куч всевозможного мусора я увидела серых, хвостатых жильцов – не удивилась бы. Чтобы избавить себя от подобного соседства, семейная пара, живущая этажом ниже, облачившись в маски и перчатки, немного «почистила» квартиру: вынесла на свалку остатки пищи, кости и шкуры каких-то животных. 

Эта бесхозная квартира, находящаяся по адресу 2-26, уже в течение полугода является причиной конфликта между жильцами подъезда и руководством КСК «Самрук». Все началось в начале лета, когда Елена Нугуманова заметила, что квартира на пятом этаже опустела. Как выяснилось, бывшая хозяйка переехала в Алматы, не удосужившись даже закрыть балконную и входную двери. Как поступать со своей недвижимостью – личное дело каждого, и Елена не придала бы этому факту большого значения, если бы над ее собственной квартирой не нависла угроза в прямом смысле этого слова. Прямо над ее головой, в пустующей квартире, стали собираться какие-то темные личности. Что там происходило – неизвестно, а для Елены и ее мужа жизнь превратилась в кошмар от постоянного ожидания какой-нибудь беды в виде потопа или пожара.
Все лето Елена настойчиво просила руководство КСК принять хоть какие-то меры - отрезать воду и электроэнергию в брошенной квартире, забить дверь, чтобы ограничить туда доступ посторонним лицам. По ее словам, ответом было: «Вот вы и забивайте». Пришлось супругам Нугумановым самим начинать войну с непрошеными гостями. Сегодня Нугумановы забивали дверь, а назавтра она опять оказывалась открытой. Снова и снова Елена обращалась в КСК с просьбой отрезать в проблемной квартире воду, ведь трубы гнилые, краны «не держат» - зачем ждать худшего развития событий? Реакции не последовало. В качестве непробиваемого щита сотрудники КСК выставили веский аргумент, мол, не имеют они такого права – вторгаться на чужую частную территорию, даже ради общего блага. А между тем, местные бомжи делали там что хотели, и никто их за вторжение на частную территорию не наказывал.
Первым тревожным звонком стало начавшееся разрушение балкона злосчастной квартиры. Елена снова бросилась за помощью в родной КСК. На этот раз, говорит Елена, помощь была обещана в виде возмещения расходов на ремонт балкона, при условии, что ремонт сделает сама Елена. Ну, хоть что-то, и женщина вместе с мужем занялась укреплением балкона. Однако обещание так и осталось обещанием. Когда Елена пришла с чеками на руках в КСК, ей сообщили, что у КСК нет возможности оплатить ремонт. Отчаявшись найти поддержку, супруги Нугумановы сами стали биться за безопасность всего подъезда. Упорно заколачивали дверь, отвадив, в конце концов, всех непрошеных гостей. Чтобы не разморозить систему отопления, затыкали дыры в окнах пенопластом и картоном, закрыли пустые глазницы балконной двери старым матрацем, шурупами наглухо запечатали форточки.
И все-таки беды избежать не удалось. Три недели назад в разгар рабочего дня Елену в срочном порядке вызвали домой. То, что ждало ее дома, превзошло самые худшие ожидания - по всей квартире с потолка лил горячий дождь. На потолках полопалась штукатурка, вздулись и отстали от стен обои, раскаленные струи лились даже с люстры. Квартира на глазах превратилась в кипящее болото. Пострадала не только квартира Нугумановых – затопило квартиры от пятого до второго этажа. Только теперь у руководства КСК вдруг появились права для вторжения на чужую территорию и производства там необходимых работ для устранения последствий собственного бездействия. Еще два дня Нугумановым пришлось бегать по квартире с тазиками и вместе с соседями сутки обходиться без электроэнергии. Но окончательно Елену добил ответ руководства КСК на ее упреки. Женщину прямо спросили, а не имеет ли она каких-либо видов на квартиру и не сама ли из этих соображений устроила себе потоп? Честно сказать, я как-то не очень поверила в правдивость этих слов – уж, настолько нелепо они прозвучали, но, когда во время моего разговора с исполняющей обязанности управляющего КСК «Самрук» Н.Г. Степановой мне прозрачно намекнули на то же самое, я просто потеряла дар речи. Мои вопросы по поводу того, почему обеспокоенность жильцов не встретила понимания со стороны КСК, натолкнулись на глухую оборону. Сначала меня пытались убедить в том, что дело не стоит выеденного яйца и скандальные жильцы просто раздувают из мухи слона. Когда же выяснилось, что я видела последствия потопа и ужасное антисанитарное состояние брошенной квартиры, Н.Г. Степанова сказала, что она вообще работает только с августа и к ней лично Елена за помощью не обращалась. Однако передо мной лежало письмо Елены Нугумановой на имя Н.Г Степановой, в котором сообщалось: «Квартира находится в ужасном состоянии: входная дверь не закрывается, балконная - только наружная и та не застеклена, горы бытового мусора, электрические провода оголены. Мою квартиру неоднократно заливало водой и нечистотами канализации. Прошу отключить холодную и горячую воду, электричество в данной квартире, решить вопрос о восстановлении балконных дверей, закрыть входную дверь, ограничить доступ посторонних людей в данную квартиру». Под письмом стояла подпись самой Степановой, скрепленная печатью КСК «Самрук». О существовании этого письма руководитель КСК так и не вспомнила и выдвинула проверенный аргумент о своем бесправии в отношении вторжения на частную территорию. Потом последовала «тяжелая артиллерия» в виде прозрачного намека на личную заинтересованность соседей. Мол, когда она, Степанова, предложила заселить в брошенную квартиру сантехника КСК, Елена подняла крик и категорически отказалась от такого предложения. Вот это здорово! Значит, отрезать воду и забить дверь, чтобы обезопасить соседние квартиры, руководство КСК права не имеет, а поселить своего человека в ту же квартиру – прав через край. И что это за подход такой – незыблемо стоять на защите неприкосновенности брошенной квартиры, находящейся в антисанитарном состоянии, с прогнившими трубами, осыпающимся балконом, и отказывать в защите от угрозы, исходящей от пустующей квартиры, живущим ниже? И где это видано, чтобы руководство КСК решало вопрос о заселении чужой квартиры с соседями? По-моему, это не входит в компетенцию ни тех, ни других. А может быть, в КСК «Самрук» так много подобных квартир, что, и в самом деле, просто нет ни физической, ни финансовой возможности заниматься каждой? Но, как выяснилось, на 25 домов таких квартир только 5 - 6 (точную цифру Н.Г. Степанова затруднилась назвать). Не так много по сравнению с двумя тысячами «нормальных» квартир, чьи интересы КСК как раз и призваны защищать. Разве КСК не для того существует, чтобы решать общие проблемы в интересах большинства? В конце концов, можно было создать комиссию, в состав которой вошли бы жильцы подъезда, участковый по 2-му микрорайону, представитель отдела ЖКХ, и решить вопрос о производстве необходимых работ в нежилой квартире для обеспечения безопасности других квартир. Проблема до сих пор не решена до конца. Ведь в той самой квартире дверь по-прежнему держится на честном слове, и в любой момент там снова могут появиться бомжи. Мусор никто и не думал убирать, отчего вонь стоит невыносимая. Так где же выход?
С этим вопросом я обратилась в отдел ЖКХ при городском акимате. Специалист отдела А.Н. Моисеева пояснила, что здесь есть только один выход - решением суда признать квартиру бесхозной и передать ее в коммунальную собственность, если хозяева квартиры не объявятся в течение года. Такой опыт в городе уже есть. За последние несколько лет около 30 квартир обрели новых владельцев, среди которых есть ветераны войны и воины-интернационалисты. Добиваться этого непросто, поскольку трудно установить владельцев брошенного жилья, но, тем не менее, А.Н. Моисеева пообещала в ближайшее время заняться сбором необходимых документов.
А супруги Нугумановы уже устали бороться и после всего произошедшего не хотят искать виноватых – считают, что все равно ничего не добьются. Чего же, скажите на милость, удивляться, когда при таком безразличном к ним отношении люди, разуверившись в своем КСК, не хотят оплачивать его квитанции?

Надежда КАХАНОВА
Просмотров: 656 | Добавил: Administrator | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
1
Пользуясь, случаем, хотелось бы поведать о своём, о том, как живут люди в одном из высотных домов, нумерацию которого назвать устыжусь, но окрестил бы его как «Дом бомжей».
К слову сказать, исходя из названия статьи «Кто виноват?», то, как мне кажется, в большинстве случаев виноваты мы сами.
И вот пример. В высотном доме вынести мусор проще простого – для этих целей между этажами имеются мусороприёмники, откинул крышку, положил пакет с мусором в контейнер, опрокинул крышку и ВСЁ!
Но удивительное дело вокруг мусороприёмников постоянно скапливается мусор, а возле некоторых даже горы мусора.
Убирают подъезд регулярно, но на протяжении многих лет свинство, другого слова не подберешь, процветает.
Складывается ощущение, что дом населяют бомжи, хотя таковых в доме нет.
Возвращаясь к названию статьи «Кто виноват?», хочется сказать – ну, если не мы сами, то кто?!
avatar