Главная » 2009 » Май » 30 » За высоким забором (Оксана БЕРЕСТОВСКАЯ)
16:10
За высоким забором (Оксана БЕРЕСТОВСКАЯ)
Сколько в мире жертв рабства, не скажет никто. Это процесс, в котором цифры меняются ежечасно. Это предельно скрытая форма преступности, его жертвы либо физически не имеют возможности обратиться к правоохранительным органам, либо настолько запуганы преступниками и не доверяют полиции, что выявить их невозможно, если не искать специально. Когда мы что-то видим или слышим плохое, негативное, мы стараемся как можно быстрее забыть это, уйти от этого и в душе радуемся – хорошо, что это происходит не с нами. Но так случилось, я узнала, что один из моих знакомых, бывший степногорец, стал жертвой рабства – Юрий, молодой человек, 25 лет. Когда я шла на встречу с Юрием, не знала, что меня ждет, о чем мы будем разговаривать. К тому же было видно, с какой неохотой он согласился на эту встречу. И его можно понять: не каждому хватит сил пережить то, что с ним случилось, а уж тем более вспомнить это еще раз…
 
Жизни у людей схожи, вот только судьбы разные. И, как говорят, судьбу свою мы творим сами. Случись что-нибудь плохое, впоследствии, оценивая это, некоторые говорят: лучше б я так не сделал, и этого бы не случилось. Вот не пойди Юрий в библиотеку - и не увидел бы он каталоги с шикарной мебелью, не появись у него мечта самому, своими руками, создавать мебель – возможно, и с ним не случилась бы эта беда, не попал бы он в рабство, ни много ни мало, на полтора года. Закончил школу, дорога во взрослую жизнь открыта - пожалуйста, реализуй свои мечты, основываясь на своих возможностях. А так как городок наш маленький и перспектив в нем мало, уехал Юрий в город большой, где шансов больше воплотить свою мечту. Для начала он снял в аренду помещение, с небольшой группой стал заниматься изготовлением мебели. У него был свой определенный круг клиентов, людей, с которыми работал. Юрий уже создал каталог мебели, изготовленный своими руками. Но чтобы выжить в большом городе, нужно иметь немалые средства. Юрий жил от заказа до заказа. Первый шаг к беде наступил тогда, когда свои же люди, с которыми он работал, его же и подставили. Работая неважно в какой сфере, всегда стараешься получить наибольшую выгоду, неся при этом наименьшие издержки. Например, чтобы изготовить ту же самую мебель, мастер ищет, где материалы для этого подешевле достать. К Юрию пришел человек с предложением: мол, есть клиент, наш материал, твоя работа. Он взялся за этот заказ. Когда заказ был уже готов, клиент узнает, что та же ткань, которую он выбрал для своей мебели, стоит немного дешевле, чем он заплатил. Соответственно, он недоволен. Требует привести ему посредника, через которого договаривался с Юрием. Посредник не отвечает на звонки, его невозможно найти. Юрию надо решать эту проблему самому. В итоге ему приходится выкупать у клиента свои же инструменты. А инструменты для мастера – это те же руки, без которых никак не обойтись. Время потрачено, прибыли - никакой. Все время, что он работал, за ним ходил человек, по виду кавказец, Юсуп Ибрагимов, с предложением создать совместный бизнес. У него был специально оборудованный столярный цех для изготовления мебели, а вот мастеров, знающих свое дело, и инструментов не было. Только впоследствии Юрий узнал, почему Ибрагимов был так заинтересован в совместном деле. Видимо, чтобы убедиться в профессионализме Юрия, Ибрагимов предоставил мастеру разбитую мебель с пожеланием создать из нее шедевр. Юрий это сделал, тем самым усилив желание Ибрагимова. Дела у Юры шли тем временем не очень. И предложение Ибрагимова показалось привлекательным. Цех, полностью оборудованный, за который аренда меньше, жилье, еда. Можно расширить спектр деятельности, и прибыль, опять же, немаленькая. Юрий согласился и потянул за собой друга. Они поехали к Ибрагимову.
Семьи у кавказцев всегда большие и дружные. Может, поэтому, может, по традиции живут они, в основном, в больших частных домах, за высоким забором. На вопрос: «Почему у вас такой высокий забор?» - кавказец отвечает так: «У моего соседа забор 3 метра, почему у меня должен быть ниже?».
Дом Ибрагимова был именно таким. Очень большой, чтобы было не тесно всей его большой семье, огромный двор с различными постройками и злыми собаками, с высоким, глухим забором. Цех, устроенный в одной из построек, был, действительно, хорошим. Юрий с другом Александром решили остаться. Жили здесь же, в пристройке, ели там же, сигареты и прочие необходимые вещи им предоставлялись. И началась работа. Работали так, чтобы побыстрее заработать. Выходить за пределы двора не пробовали, да и не было нужды: сигареты и прочие необходимые вещи работникам предоставлялись, кормили их там же, благо в соседней пристройке находился пельменный цех. Там работали женщины разных возрастов. Мебель изготовлялась, Ибрагимов вывозил ее, тут же поступал другой заказ. И вот наступил момент, когда ребятам захотелось выйти - отдохнуть, развеяться. Им отказали. Просто сказали «нет». Вот доделаете этот заказ - и свободны. И тут все стало на свои места. Молодые люди поняли, что это просто западня, и что не выйти им отсюда, и почему забор такой высокий.
Отношение к Юрию и его другу полностью поменялось. Кормить стали хуже, иногда это были объедки, а порой черствый хлеб с водой. Зимой на улицу выбрасывалось испорченное мясо, из которого пленники могли приготовить себе хоть что-то на плитке, которую потом забирали, чтобы ребята не вздумали ею греться. А ведь помещение было сырое и холодное, оно не отапливалось. Подышать свежим воздухом можно было только во дворе, где за пленниками с оскаленной пастью следили собаки. Жильцы дома Юрия и Александра не замечали и не слышали. Они для них были рабами. С женщинами из пельменного цеха общаться категорически запрещалось.
Как-то Юре такой случай выпал. Со слов девушки, с которой ему удалось поговорить, Юрию стало понятно, что они с другом не первые и не последние, сама девушка находилась у Ибрагимова уже не один год. Пельмени, которые они готовили, вывозились коробками, куда и кому - неизвестно. Спали по три часа в сутки. А ведь кто-то торгует этими пельменями, кто-то ест их и не знает, что они помимо мяса и специй приправлены слезами и страданиями. Пробовали ли бежать? Пробовали, но за это жестоко наказывали, да и невозможно - опять же следящие глаза, злые собаки и высокий забор. Каждый день похож на другой: по 20 часов тяжелой работы и всего 3 - 4 часа сна. Да и какой сон? Так, забытье - и все. Спали не из-за того, что хотели спать, - усталость с ног валила. А внутри боль и страх. И надежда, что можно выбраться, из-за этого умирает. Отпускали ли тех, кто был до них, неизвестно, их просто увозили, а куда, здесь узнать было не у кого. Что ждет их? Идет уже не первый месяц, не второй, и будущее - туманно. Ведь никто не знает, что с ними, живы ли, и они сами не могут дать весточку о себе. Глаза болят от непролитых слез, сердце разрывается на части, и в горле стоит ком. Хочется закричать: почему, за что, почему кто-то имеет право лишать человека свободы?! Кричи не кричи, но все равно никто не услышит… Высокий забор. И гложет неопределенность: когда и как все это закончится? Остается только работать и прятать внутри гнев и тоску, мучаться от бессилия. Стискивать зубы и сжимать покрепче кулаки.
Но судьба дала Юрию и Александру шанс сбежать. В одно утро к ним в постройку привели двух мужчин, отца и сына. Это были беженцы из Кавказа и дальняя родня хозяев дома. Из разговора с ними стало известно, что они так же, как Юрий, договорились с Ибрагимовым о совместном бизнесе. Эти кавказцы были мастерами по ковке заборов – вот и взяли их, чтобы они поменяли Ибрагимову забор. Особо Юрий и Александр с ними не общались, опять же не разрешалось, да и у самих ребят не было желания - все-таки это ибрагимовская родня. Из-за плохого сна, переутомления и напряженного состояния случилась беда: Александру столярным станком отрезало палец. Ибрагимов вынужден был отвезти парня в больницу. Ему была оказана первая медицинская помощь, и парней доставили обратно. У ребят появилась возможность спланировать побег. Юрий убедил Ибрагимова, что Александру требуются медикаменты, а тот подыгрывал Юрию, кричал и стонал от боли, хотя она и так была неимоверная. Ибрагимов отпустил Юрия в ближайшую аптеку. Он прекрасно знал, что Юра не сбежит – гарантия Александр, мучающийся в бараке, который даже не мог встать с подстилки. Чтобы усыпить бдительность своих хозяев, Юрий без промедления вернулся. Все складывалось удачно. Прибывшие мастера меняли забор, поэтому собаки были привязаны. Юрий в любой момент мог спокойно выйти в аптеку. Все это время ребята собирали необходимый инструмент и маскировали его под опилками, ветошью, досками.
Кавказцы не только горячий народ, но и азартный. Таким был и Ибрагимов. Любимым его заведением были клубы, где играли в нарды и бильярд. Именно в этот вечер он туда и уехал. Надсмотрщики немного расслабились, ушли раньше в дом, и ребята не могли упустить эту возможность. В три часа ночи, когда шум в доме утих, свет погас, ребята, крадучись, а где и ползком, добрались до бреши в заборе. И вот она, свобода! Они, не оглядываясь, бежали в ближайший лес, а сзади слышался бешеный лай собак. И казалось, что какая-то сила настигает их и сейчас затащит опять в сети рабства. Не понимая, откуда взялись силы, под утро они добрались до дороги и остановили проезжавшую машину. Добравшись до города, Юрий и Александр разъехались кто куда. Александр к себе домой, а Юрий туда, где мог остановиться, где, как считал, он теперь в безопасности. Сил хватило лишь на то, чтобы упасть на кровать. И тут он смог выплеснуть все, что чувствовал за эти ужасные полтора года. Боль, ужас, страдания, слезы. А потом был сон, тяжелый, кошмарный, в котором Юра бежал, а что-то тянуло его назад, вокруг были оскаленные пасти и высокий забор…
Когда утром Юра очнулся, первые мгновения он не мог понять, что было сном? Что он был лишен свободы или что он был на свободе?
Но Юра совершил ошибку, вернувшись сюда: Ибрагимов однажды до этого места его довозил и, видимо, запомнил. Ибрагимов со своими псами нагрянул неожиданно. Запихнули Юру в машину и отвезли обратно. Его жестоко наказали за побег…И в этот момент внутри у него что-то оторвалось. Не было сил больше сопротивляться. Все внутри замерло. Юрий взглянул в глаза Ибрагимову и не своим голосом произнес: «Можешь убить меня, но работать на тебя я не буду. Я не раб!». Что-то такое было во взгляде Юрия, что Ибрагимов решил его…отпустить. Юру, избитого, с искалеченным телом, вывезли в лес. Сколько времени прошло, прежде чем он очнулся, он не знает, но впервые за полтора года он вздохнул полной грудью - он свободен! Теперь неважно, какой ценой, но он свободен…
Прошло время, Юра постепенно стал приходить в себя. Нет, он не забыл полтора года рабства - он просто вычеркнул это из своей памяти. Нужно жить не прошлым, а будущим…
Многие из нас ежедневно сталкиваются лицом к лицу с жертвами рабства, только мы сами можем об этом и не знать. С детьми, накачанными наркотиками и дремлющими на коленях матерей-попрошаек. С подростками, окруженными смирными дворнягами в наших дворах. С мальчишками, протирающими стекла автомобилей. С инвалидами, обнажающими свои травмы в расчете на подаяние. За кадром остается то, что происходит в теневом бизнесе, в закрытых высокими заборами от посторонних глаз домах, в заброшенных фабричных зданиях, на лесозаготовках, на криминальных плантациях конопли, в квартирах, приспособленных под бордели. Везде, где эксплуатация продолжается по 15 – 20 часов в сутки, без перерывов, без выходных, без зарплаты – за кусок хлеба, под постоянной угрозой и без малейшей возможности прервать состояние несвободы.
Жертвами рабства становятся люди всех возрастов – от новорожденных до пожилых людей, любой гражданской принадлежности, будь то местный или мигранты из разных стран. Эта преступная деятельность приносит современным рабовладельцам огромную прибыль ежегодно. На стройках или фермах, на фабриках по производству предметов обихода или продуктов питания, в порно- и секс-бизнесе или в криминальной сфере - везде, где есть спрос на неоправданно дешевый и незащищенный труд, современное рабство обращает в ничто человеческое достоинство.
 
Оксана БЕРЕСТОВСКАЯ
Просмотров: 903 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
avatar
1
Рябята с кавказ всегда были и будут работорговцами.Я еще работая в МВД в 70годах выявлял этих козлов,которые собирали людей на работы по изготовлению матов из камыша на продажу их в совхозы Целиноградской области.Держали эти кавказцы своих рабов в 70 годы в местах удаленных отнаселенных пунктов,в землянках или камышовых палатках,кормили макаронами,селеткой и поили вином самого низкого качества,А для того чтоб не сбежали охраняли с оружием в руках.Так что это не новость,это повседневная жизнь.Единственно,что на современном этапе система рабства постоянно совершенствуется.Однако все это происходит на фоне очень плохой работы полиции и особенно -участковых,которые обязаны знать свое население как свои 5 пальцев.Тем более работа современных участковых от старого поколения отличаеся по многим параметрам.Так в 70 года на участкового приходилось от 8 до 10 тысяч человек и разброс этих людей по месту жительства был на расстоянии 40-60 км.В настоящее время,особенно в Степногорске на одного участкового приходится от силы 3 тысячи человек.Если раньше проверяя паспортный режим участковый по крайней мере 2 раза в году встечался с каждым жителем участка.То современный житель своего участкового не видит десятилетиями.Это обыченая практика в городе Степногорск и анологичная в области.Так что полиция работает спустя рукова.хотя численность в сравнении с 70 годами увеличена в разы.Для того чтоб небыло рабства в стране,нода в первую очередь заинтересованность государства и его органов.На сегоднешний день этого нет и вот результаты на лицо.А сколько таких рабов на сегоднешний день на юге казахстана-это просто ужас,но этим вопросом обсалютно никто не хочет заниматься.Узнаем о рабстве в момент побега того или иного раба.Так что уважаемые включайте свой инстинкт самосохранения и не будете рабами..Степногорец
avatar