Главная » 2013 » Ноябрь » 2 » Забытый облик города (Надежда КАХАНОВА)
15:38
Забытый облик города (Надежда КАХАНОВА)
Степногорску – 50 лет
 
Вспоминая накануне полувекового юбилея Степногорска первых строителей, первых энергетиков – всех тех, кто вложил в его создание свои силы и свою душу, нельзя не вспомнить и о тех, кто его украшал, делая облик нашего города неповторимым. И, в первую очередь, нужно вспомнить так называемых озеленителей, которым мы обязаны тенистыми улицами и зелеными дворами любимого города.

Наверное, многим нашим горожанам покажется странным, что за озеленение Степногорска люди получали ордена. Но это, действительно, так. И такой орденоносец живет среди нас. А зовут его, вернее, ее - Анастасия Кузьминична Томская.
Ее биография начиналась в городе Рыбинске Ярославской области. Двенадцатый ребенок в семье, Анастасия только-только окончила пятый класс, когда началась война. С фронта один за другим шли эшелоны, заполненные ранеными бойцами, и школу, где училась Анастасия, городские власти отдали под госпиталь. На том учеба рыбинских ребятишек и закончилась. Но вскоре один из местных заводов перепрофилировали для выпуска орудийных снарядов, и ему срочно потребовались квалифицированные рабочие, которых в городе почти не осталось. Тогда было решено обучать станочному делу городских подростков, и Анастасия вместе с другими рыбинскими ребятишками отправилась на учебу в ремесленное училище. Всего лишь полтора месяца обучения - и вот уже худенькая тринадцатилетняя девчонка, как заправский рабочий, стоит за токарным станком.
По планам немецкого командования Рыбинск подлежал оккупации, а потому бомбежка города велась постоянно. Анастасия вместе с тремя своими сестрами каждый день ходила на завод, и девушкам нередко приходилось попадать под обстрел. Но по законам военного времени опоздать на работу означало лишиться половины хлебного пайка, неоднократное опоздание или, хуже того, прогул карались тюремным заключением. Поэтому бойся не бойся, а к станку вставать надо - фронту были нужны снаряды.
Выполняя заказ, женщины и дети работали иногда до глубокой ночи. В такие дни измученная Анастасия оставалась ночевать в цехе, приспособив в качестве кровати ящик для снарядов. «Он аккурат под мой размер был», - смеется Анастасия Кузьминична. Для ночевки на заводе у нее была еще одна причина. Дело в том, что в ее доме не было часов – сломались, а починить негде, да и не на что. Поэтому девчонки умудрялись спать «вполглаза», чтобы не пропустить момент выхода на работу. Как завидят, что люди пошли в сторону завода, так и сами следом выскакивают. А после такого сна какая работа? Но не дай Бог допустить при изготовлении детали какую-нибудь неточность. Затрещины от начальства нещадно сыпались на бедные детские головы.
За годы войны семья Анастасии немало потрудилась для победы. Сама Анастасия и три ее сестры трудились на оборонном заводе, отец, будучи знатным сапожником, всю войну шил на подмосковной фабрике сапоги для высшего офицерского состава армии, а три старших брата воевали на разных фронтах. Их война забрала навсегда.
Самое жуткое воспоминание о военном времени – это постоянное чувство голода. Не спасало даже то обстоятельство, что рабочие получали 800 граммов хлеба в сутки, в то время как на иждивенцев выдавалось только по 400 граммов. Но, несмотря на голод и тяжелый труд, Анастасия не смела съесть положенную ей норму хлеба в одиночку, ведь дома ее ждала голодная семья. Напоминанием о тех суровых годах - медаль «За доблестный труд во время Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов».
Еще одна непростая история связана с комсомольской юностью Анастасии. В военные и послевоенные годы молодежь так ответственно относилась к званию комсомольца, что готова была на любые жертвы ради великой идеи. И когда в 1946 году заводские комсомольцы приняли решение помочь ленинградцам восстановить разрушенный город, Анастасия не раздумывая записалась в строительный отряд рабочей молодежи. Пять лет отдала она этой стройке. И если на первых порах строители из Рыбинска, действительно, восстанавливали поврежденные бомбежкой дома (Анастасия Кузьминична до сих пор помнит «свой» дом по адресу Невский проспект, 36), то через год вместе с сотнями других строителей девушка оказалась в Карелии на лесоповале. Что означает для женщины работа на лесоповале – объяснять не надо, но согласия особо никто не спрашивал: после блокады в Ленинграде щепку невозможно было найти, а городу требовались стройматериалы.
Однако не все в ленинградской эпопее Анастасии Кузьминичны было так уж плохо. Есть то, о чем она вспоминает с благодарностью. Именно в это время она встретила любовь всей своей жизни – Александра Томского. Всю предыдущую жизнь этого человека война разрушила до основания. Немцы расстреляли его семью, а сам Александр, чудом спасшись, ушел к партизанам. Именно с Анастасией он начал строить новую, счастливую жизнь. Но первые годы стали для молодоженов тяжким испытанием, поскольку чуть ли не сразу после свадьбы Александра забрали служить на Балтийский флот. Шесть долгих лет Анастасия ждала своего моряка, одна растила маленького сына. А когда муж вернулся, то сразу объявил молодой жене, что получил направление в Казахстан на строительство нового комбината. Что было делать? Пришлось бросать родной дом, налаженную жизнь - и ехать вслед за мужем в никому тогда неизвестный городок.
Так в 1959 году семья Томских появилась в управлении ЦГХК, располагавшемся в те годы в поселке Заводском. И вот - бывают же чудеса на свете – здесь, в Степногорске, за тысячи километров от родных мест, Александр Томский встретил свою родную сестру, которую все эти годы считал погибшей. Оказалось, немцы не убили ее, а отправили в концлагерь. Она выжила в той страшной мясорубке, вернулась на родину, а в конце 50-ых годов тоже приехала в Степногорск, где и живет по сей день.
Сразу по приезде к месту назначения Александр Томский пошел работать экскаваторщиком в карьер, а Анастасия устроилась курьером в управление комбината. Управлением это здание, больше похожее на барак, можно было назвать только условно. Анастасия Кузьминична вспоминает, что отопление в нем было печное и ей частенько приходилось колоть дрова, чтобы прогреть помещение. Опыт работы на лесоповале не прошел для молодой женщины даром. И, между прочим, Николай Никифорович Алексеенко, который в то время занимал должность директора рудоуправления (впоследствии – директор комбината), тоже не стеснялся взять в руки топор. С того времени и до самой смерти Алексеенко Анастасия Кузьминична поддерживала с его семьей самые добрые отношения. Уезжая в отпуск, Николай Никифорович даже доверял ей ключи от своей квартиры. Правда, работали вместе они недолго. Узнав о том, что Томская – квалифицированный токарь, женщине предложили работу по специальности. Но и здесь она не задержалась – были причины потерять интерес к профессии. Однако очень скоро Анастасия Кузьминична нашла для себя новое и уже постоянное дело.
В начале шестидесятых при жилищно-коммунальном управлении города, которое тоже входило в систему ЦГХК, как и весь жилищный фонд, была сформирована первая бригада озеленителей. Ее бригадиром и стала Анастасия Кузьминична Томская.
В те годы, рассказывает она, озеленители работали совсем не так, как это происходит сейчас. Кронированием деревьев да высадкой цветов не ограничивались. Ведь город был, можно сказать, безжизненной пустыней – ни одного деревца. И требования к озеленителям были такие: как только строители сдавали очередной дом, сразу же нужно было приводить в порядок придомовую территорию – от высадки деревьев до засевания газонов. А так как город строился быстро, то и работы у бригады озеленителей было хоть отбавляй. Без преувеличения, Анастасия Кузьминична и ее подруги по бригаде знают в городе каждое деревце. Сколько за 20 лет непрерывного озеленения высажено тополей, берез, вязов, лип, кленов, различных видов кустарника – доподлинно неизвестно. Но то, что это даже не сотни, а тысячи и тысячи – абсолютно точно.
Сейчас это мощные, раскидистые деревья, а Анастасия Кузьминична помнит их тоненькими, нежными прутиками. Разыскивая нужные саженцы, она исколесила всю округу. Сколько сил и времени было потрачено, например, на то, чтобы найти и привезти в город те самые голубые ели, что украшают сегодня центральную площадь! Но, как ни странно, больше всего хлопот доставляли поиски обыкновенной сосны. Дело в том, что хорошие саженцы сосны, как правило, росли в заболоченных местах, и выкопать их оттуда было не так-то просто. Выкапывали саженцы преимущественно зимой. Женщины (а в бригаде озеленителей был лишь один мужчина – компрессорщик) сами долбили заледеневшую землю, грузили огромные комья на трактор и везли в город. Здесь осуществлялась пересадка мерзлых комьев земли с саженцами в заранее подготовленные ямы. Это сейчас звучит очень легко - «заранее подготовленные ямы», но только эти женщины знают, сколько труда стоило их подготовить. Анастасия Кузьминична говорит, что грунт в нашем городе почти сплошь каменистый и женщины отбивали себе все руки, выдалбливая отбойным молотком ямы в промерзшей земле. Причем, работали женщины каждый день, в любую погоду, исключая лишь те дни, когда морозы поднимались выше 30 градусов. В таких условиях, улыбается Анастасия Кузьминична, лучшая поддержка – это шутка. Только она помогала превозмогать физическую и душевную усталость и снова брать в руки отбойный молоток.
Бригада степногорских озеленителей работала так ударно, что всего лишь через три года Анастасия Кузьминична получила звание ударника коммунистического труда. К 1971 году уже весь город выглядел цветущим садом, а Анастасии Кузьминичне Томской сам министр среднего машиностроения Е.П. Славский вручил за заслуги перед городом орден «Знак Почета». Вместе с ней такой же орден получил начальник ЖКУ А.И. Раенко.
Анастасия Кузьминична вспоминает еще одну встречу с всесильным министром. Однажды бригада озеленителей работала близ гостиницы, где остановился Славский в свой очередной приезд. Ранним утром министр вышел из гостиницы, подошел к женщинам и начал расспрашивать их о житье-бытье. Женщины в один голос стали причитать: дескать, у всех маленькие дети, а места в садике не дают – как работать? Вдруг в глазах министра мелькнула хитринка: «Вот если взойдет ваш газон через неделю, - сказал он, - всем обещаю места в детском саду». Что уж там делали мамаши-озеленители, как над своим газоном колдовали – не знаю, но через неделю весь газон зазеленел нежной травкой. И ведь сдержал министр свое слово!
Чем только не приходилось заниматься женщинам-озеленителям в те годы, рассказывает Анастасия Кузьминична. Глядя на то, в каком виде оставляют сегодня энергетики тротуары и газоны после своих земляных работ, она не может не возмущаться: «А ведь мы все за собой убирали. Даже бордюры вручную поправляли». Ей еще и на стропальщика выучиться пришлось, чтобы по всем правилам, с соблюдением техники безопасности перемещать вырезанные комья с саженцами из одной ямы в другую. Ведь неправильно закрепленный тяжелый ком мерзлой земли мог рассыпаться в воздухе и, рухнув вниз, покалечить людей. Анастасия Кузьминична гордится тем, что за все годы работы в ее бригаде не было ни одного несчастного случая.
Между прочим, первую в городе теплицу, ту, что находится на хоздворе, озеленители тоже делали сами. Поначалу пытались выращивать там овощи, но они по какой-то причине не приживались. Тогда решили разводить цветы для украшения городских улиц. И это дело продолжает жить до сих пор. Вот только 9 микрорайон до конца озеленить не успели. Началась перестройка, потом распалась страна, и до озеленения уже никому не было никакого дела. К тому времени Анастасия Кузьминична ушла на пенсию, но, привыкшая к постоянному труду, она еще долго продолжала работать в разных местах. Окончательно ушла на заслуженный отдых только в 78 лет.
Сегодня больше половины той знаменитой бригады озеленителей уже нет в живых. Оставшиеся продолжают поддерживать отношения, несмотря на преклонный возраст и болезни. Они помнят наш город молодым и красивым. И когда сейчас Анастасия Кузьминична видит, как безжалостно спиливают деревья, которые она вместе с подругами сажала обмороженными руками, ей так больно, словно по живому режут. Для нее каждое дерево – самое любимое, ведь в каждое вложено столько труда! И так ей хочется, хоть и понимает, что уже невозможно, вернуть городу его прежний облик, который бережно создавали для будущих поколений первые степногорские строители и озеленители.
 
Надежда КАХАНОВА
 
 
 
 
 
 
 
Просмотров: 495 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
1
Все время пока читал статью, в голове крутились именно эти слова, в которых горькая действительность нашей жизни:
Цитата
И когда сейчас Анастасия Кузьминична видит, как безжалостно спиливают деревья, которые она вместе с подругами сажала обмороженными руками, ей так больно, словно по живому режут. Для нее каждое дерево – самое любимое, ведь в каждое вложено столько труда! И так ей хочется, хоть и понимает, что уже невозможно, вернуть городу его прежний облик, который бережно создавали для будущих поколений первые степногорские строители и озеленители.


Сколько труда в свое время было вложено в озеленение города, в какую зеленую цветущую красивую сказку превратили тогда каждую улицу, каждый двор и каждый уголок… Город радовал глаз и это, казалось таким привычным и естественным, что не представлялось иначе. Город рос, хорошел, наполнял жителей чувством гордости за свой любимый, неповторимый, прекрасный город.
А теперь… превратился в гадкого утенка, в котором уже и не найдешь красивого уголка сделанного с любовью…

Немного отступая от темы, все хочу сказать по поводу новоиспеченных фонтанов, как ни стараюсь узреть в них красоту: «К чему все это нагромождение металлоконструкций в виде вздымающихся брызг с фламинго, фонтана-дерева, нагроможденного посреди площади?!»
А вот украшавшие центральную часть города прекрасные цветники навечно поглотила брусчатка…

Возвращаясь к теме, с благодарностью хотелось бы сказать автору статьи Надежде Кахановой огромное спасибо за сохранение исторической хроники минувших лет, в которой остались добрые времена, навивающие чувство прекрасного прошлого…
avatar