Главная » 2011 » Март » 10 » За «мокрым делом» - подмоченная репутация (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
10:53
За «мокрым делом» - подмоченная репутация (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
Откликом на публикацию в «Престиже» корреспонденции «Мегаполиса» «Мокрое дело» стало обращение в нашу газету директора ТОО «МСУ-А» Александра Агеева – негативно представленного столичным журналистом, но при этом не имевшего возможности дать собственное видение случившегося. Предлагаем вам версию Александра Агеева по делу о хищении 36 млн тенге, выданных им «СтальПромСнабу» для реконструкции магистрального водовода первой очереди на город Степногорск.

Сенсационно и убийственно прозвучало журналистское «разоблачение»: «…в марте 2009 года «по горячим следам» на реконструкцию городских сетей водоснабжения из республиканского бюджета выделили 1,5 млрд тенге. Сегодня выясняется, что часть этих денег была цинично разворована».
Будь это так на самом деле, на скамье подсудимых давно уже оказались бы аким Степногорска Андрей Никишов и директор ТОО МСУ-А Александр Агеев, выигравший тендер на реконструкцию главного водовода (по печальному опыту известного в Степногорске предпринимателя Михаила Бережного мы знаем, что кража государственных средств в крупных размерах порой заканчивается лишением свободы на несколько лет – в зависимости от суммы нанесенного государству материального ущерба). По словам Александра Агеева, 36 миллионов, фигурирующих в корреспонденции «Мокрое дело», никакого отношения не имеют к полутора миллиардам тенге, «по горячим следам» выделенным государством на реконструкцию аварийной магистрали и полностью освоенным к моменту начала взаимоотношений ТОО МСУ-А с фирмой «СтальПромСнаб». Речь же в судебном разбирательстве, инициированном Александром Агеевым, идет о внебюджетных 36 миллионах тенге, которые директор МСУ-А, заботясь о занятости своих работников, собрал сам в декабре 2009 года – в период безденежья, когда очередной трансферт из формировавшегося республиканского бюджета в Степногорск еще не пришел и когда так кстати поступило предложение от директора ТОО «СтальПромСнаб» Владимира Бутина о поставке фирме Агеева новых труб в кратчайшие сроки за те же деньги, за какие обязался осуществить поставки другой, павлодарский поставщик. Возможность обеспечить своих работников делом и без задержки вести реконструкцию водовода, усиленная неоднократным предварительным ходатайством одного из степногорских депутатов о предпринимателе Владимире Бутине как о надежном партнере, взяла-таки верх над сомнениями Александра Агеева в пользу сотрудничества с ТОО «СтальПромСнаб».
И вот уже нет никакой сенсации, потому что все, что произошло дальше с внебюджетными 36 миллионами, собранными Александром Агеевым, - это, по сути, его личная печальная история неудачных взаимоотношений с новоявленным партнером.
И началась она, в общем-то, тоже с личных отношений: коллега по депутатскому корпусу, который фигурирует в суде в качестве свидетеля со стороны ответчика и имени которого, по этическим соображениям, Александр Агеев просил в публикации не упоминать, стал время от времени, методично предлагать Владимира Бутина в качестве выгодного и надежного поставщика труб для ТОО МСУ-А. Нужды в таком сотрудничестве Александр Агеев не испытывал – были проверенные прежним опытом взаимоотношения с павлодарским поставщиком труб – ТОО «ТемирСнаб», но уступил-таки ходатайствам коллеги по депутатскому корпусу, который, к тому же, был сыном давнего друга Агеева. В пользу Владимира Бутина, за которого ручался не чужой Агееву человек, было и то, что директор ТОО «СтальПромСнаб» брал на себя обязательства поставить качественные трубы не через три месяца, как было договорено с павлодарцами, а в течение одного – января 2010 года. За те же самые деньги. А значит, можно будет отозвать из отпусков работников ТОО МСУ-А и дать им работу уже с января, а не с апреля.
При участии коллеги по депутатскому корпусу знакомство Александра Агеева с Владимиром Бутиным началось в ноябре 2009 года и переросло в официальные партнерские отношения 25 декабря того же года, когда директор ТОО МСУ-А, собрав 50 процентов от суммы договора – 36 миллионов тенге, передал их, при посредничестве работника банка, под расписку директору ТОО «СтальПромСнаб». При этом сразу же было оговорено: когда поступят бюджетные деньги на покупку труб, они (а это в общей сложности 72 миллиона тенге) будут переведены «СтальПромСнабу», а Владимир Бутин тут же вернет Александру Агееву его личные деньги – 36 миллионов, выданные поставщику труб по договору займа.
Получив от Агеева деньги, Бутин еще раз подтвердил свое обещание поставить в Степногорск трубы из Челябинского трубопрокатного завода в январе 2010 года.
Но после получения миллионов, по словам Александра Агеева, новоявленные партнеры заметно сократили периодичность деловых контактов с директором МСУ-А.
Дело – поставку труб – стали подменять разговорами: то вот в России сплошные праздники – и там сейчас не до труб, то вдруг трубы не того размера – короткие. Александр Агеев уже тогда заподозрил неладное, но, поскольку деньги отданы, было решено переделать спецификацию под трубную продукцию, предложенную поставщиком.
Партнеры договорились о поставке плетей и под это дело, для большего порядка, иначе оформили денежные отношения: 25 января 2010 года Владимир Бутин отдал деньги Александру Агееву, который вложил их в кассу МСУ-А и сразу же из кассы, на основании расходного кассового ордера, подписанного Бутиным, снова выдал эти деньги директору «СтальПромСнаба».
Но до дела – поставки труб – так и не доходило. Владимир Бутин вступил с Александром Агеевым в деловую переписку, давая последнему все новые и новые заверения. В общем, с января 2010 года до начала марта никаких поставок от ТОО «СтальПромСнаб» на склады МСУ-А не поступало.
8 марта Александр Агеев получил очередное письмо от Владимира Бутина, который попросил изменить срок поставки труб в соответствии с прилагаемым графиком «в связи с несоответствием качества товара изготовителя ОАО «Челябинский трубопрокатный завод».
Первые трубы – точнее, плети из коротких стальных труб, под которые была изменена спецификация, предлагалось поставить в МСУ-А в марте.
Ночью 3 апреля (по документам 19 марта) вместо обещанных плетей из стальных труб на базу МСУ-А поступили трубы диметром 530 мм, которые разгружали специально оставшиеся в ночную смену работники монтажно-строительного управления. Теперь Александр Агеев сам себе объясняет, почему трубы завозились ночью. Днем невооруженным глазом было видно, что привезенные Бутиным трубы - с браком, что и было зафиксировано руководством МСУ-А и ответственным за технический надзор в акте приема стальных труб: трубы имеют внутренние и наружные раковины глубиной до 4 мм, вмятины, расслоение металла, внутреннюю и наружную коррозию.
Уже 5 апреля в адрес директора ТОО «СтальПромСнаб» было направлено письмо за подписью директора МСУ-А, с приложением фотографий брака, о полном прекращении партнерских отношений: «…из-за срыва поставки плетей из стальных труб в срок до 18 февраля 2010 года и невозможности переноса поставки стальных труб на более поздние сроки МСУ-А разрывает свои договорные отношения с ТОО «СтальПромСнаб» по поставке плетей из стальных труб в количестве 600 тонн». Владимиру Бутину также были возвращены товарно-транспортная накладная от 19 марта 2009 года и счет-фактура от 19 марта 2010 года (по документам именно этим числом датируются поставленные в МСУ-А бракованные трубы), что подтверждается подписью директора ТОО «СтальПромСнаб».
В таком случае, как ни крути, надо возвращать деньги – все 36 миллионов тенге. Вместо этого Владимир Бутин приехал к Александру Агееву с очередным письмом, в котором просил продолжить партнерские отношения и предложил новый график поставки труб.
В условиях, когда деньги не возвращаются, директор МСУ-А дает своему партнеру еще один шанс: пусть вложения вернутся хотя бы трубами.
Но уже 7 апреля 2010 года Владимир Бутин написал Агееву новое письмо: «…в связи с неблагоприятными климатическими условиями в Южно-Уральском округе Челябинский трубопрокатный завод не имел возможности осуществить отгрузку товара (трубы) в установленные сроки». Далее следовала очередная просьба об изменении сроков поставки товара – теперь уже до 21 апреля. Часть труб – 60 тонн – была-таки поставлена в МСУ-А
14 апреля. Эти трубы соответствовали установленным требованиям и были приняты на баланс МСУ-А.
Но дальше дело так и не пошло. И Александру Агееву ничего другого не оставалось, кроме как обратиться с заявлением на недобросовестного поставщика в экономический суд. Позже, по инициативе директора МСУ-А, дело было переведено в Степногорский городской суд, поскольку, по мнению истца, оно стало выходить за рамки экономических взаимоотношений.
О том, какой линии сегодня придерживается Владимир Бутин, известно из публикации «Мегаполиса»: он вообще отрицает факт получения 36 миллионов из ТОО МСУ-А. Но в руках у Александра Агеева, а теперь уже и в папке Степногорского городского суда, есть расписка Владимира Бутина и подписанный им расходный кассовый ордер (две экспертизы подтвердили подлинность подписи), где указана искомая сумма – 36 миллионов тенге – как полученная директором ТОО «СтальПромСнаб». На решение вывести дело из разбирательства экономического суда и о дальнейшем рассмотрении иска в Степногорском городском суде побудила Агеева и меняющаяся линия поведения того, с подачи которого директор ТОО МСУ-А переориентировался на степногорского поставщика труб – ТОО «СтальПромСнаб».
Александр Агеев счел необходимым прокомментировать некоторые строки из публикации газеты «Мегаполис».
Когда говорится о защите прав одного предпринимателя, не надо забывать и о правах 120 работников МСУ-А – их правах на работу и вознаграждение за труд: именно этим руководствовался Александр Агеев, решившись прекратить партнерские отношения с подводившим поставщиком и обратиться с иском в суд о возвращении 36 миллионов.
Улыбку вызывают у Александра Агеева строчки об аффилированности фирмы МСУ-А с акимом Степногорска и неудачливости бизнеса директора этой фирмы. Александр Агеев предположил, что, возможно, он, действительно, совсем не известен столичному журналисту, но что мешало тому связаться с директором МСУ-А и погрузиться в историю предприятия? Для справки: ТОО МСУ-А является правопреемником хорошо известного в городе МСУ-29, многие работники которого принимали непосредственное участие в строительстве Степногорска. Сам Агеев трудился на этом предприятии 20 лет, прошел путь от мастера до первого заместителя директора МСУ-29 и приобрел многолетний опыт работы на участке наружных коммуникаций – водопроводов и тепловых сетей. Именно в этом направлении и осуществляется производственная деятельность возглавляемого Агеевым ТОО МСУ-А. Александр Агеев принес к нам в редакцию документальные подтверждения положительных отзывов о деловой репутации своей фирмы как в городе, так и за его пределами.
Завершая личную историю Александра Агеева (особенно хочу подчеркнуть, что я лишь переложил на бумагу сказанное мне директором ТОО МСУ-А), добавлю уже от себя: точку в этой истории поставит суд, и журналисты не вправе предопределять его решение, но у журналиста, ответственного, есть неотъемлемое право, если хотите, этическая обязанность – предоставить слово критикуемой стороне. Да, возможно, тогда пострадает «сенсационность» публикации, но, вне всяких сомнений, будет больше правды.

Виктор МОЛОДОВСКИЙ

Просмотров: 929 | Добавил: Administrator | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
avatar
1
Нашли на кого свалить. Если бы не областная комиссия,которая внезапно нагрянула на проверку труб,то все бы было шито-крыто. А теперь Агеев прикрывает свой зад и Никишова (по обоим тюрьма плачет). А что бумажки принес,дескать смотрите какой я хороший,то бумага все стерпит. Наглый,надменный,алчный-это, к сожалению, в бумагах не написано
avatar
2
Да, Агеева "голыми " руками не возьмешь. Прикинулся белым и пушистым.
avatar
3
О крепкой дружбе Агеева и Никишова уже знает весь город. Агеев "выигрывает" тендера по городу, получает инвестиции типа на "нужные для города объекты"и,соответственно, про своего Большого Друга не забывает. А тут с трубами казус, поди бабло поделили на "откат" и лично Агееву, а на кого-то свалить нужно. Вот и залепили постанову. Только че тут разбираться, кто прав,кто виноват. Если Агеев подписал договор, и отдал деньги Бутину, а тот не поставил материалы,то отвечать Бутину перед Агеевым, а вот Агееву то прийдется отвечать перед государством. Договор-то с Агеевым и ответственность нести должен Агеев за неисполнение договора. А кому он отдал деньги это уже второй вопрос, и неисполнение договора потому что он отдал деньги и ему не поставили трубы-это оправдание маленького ребенка, когда у того спрашивают почему он нассал в штаны, дескать горшок во время не поднесли. Тут привели пример с Бережным М. Так хороший примет,только почему-то Агеев никак не хочет себя поставить на место Мишы. В тюрьму сел Миша,а не тот,кто у него брал деньги.
avatar