Главная » 2013 » Февраль » 22 » Врача и акушерок наказали выговорами за родившую в подъезде женщину (Максим БАЛУЕВ)
23:10
Врача и акушерок наказали выговорами за родившую в подъезде женщину (Максим БАЛУЕВ)
В одном из недавних номеров «Престижа» мы рассказали страшную историю семьи Луговых: Анастасия в тридцатиградусные морозы родила в подъезде, а ее дочка, прожив несколько дней, умерла в больнице. По всем фактам компетентные органы провели проверку, о чем сообщили нашей редакции. С некоторым сокращением публикуем ответ акимата Степногорска на наш запрос.

В ходе проверки Департамента Комитета контроля медицинской и фармацевтической МЗ РК по Акмолинской области выявлено, что беременная А. Луговая в сопровождении знакомых обратилась в Степногорскую городскую больницу 12 декабря в 23 часа 15 минут, но не была осмотрена дежурным врачом Ш. Юлдашевым, что привело к недооценке состояния женщины и в дальнейшем – к домашним родам. Затем А. Луговая повторно, 13 декабря в 3 часа 20 минут, была доставлена машиной «скорой помощи» в СЦГБ с диагнозом «самопроизвольные домашние вторые стремительные роды в сроке 40 - 41 недели». Состояние новорожденного при поступлении – средней тяжести за счет переохлаждения. Проведена компьютерная томография головного мозга с целью исключения родовой травмы – патологии не выявлено. В ходе исследования выявлен врожденный порок сердца. Ребенок находился на лечении в палате интенсивной терапии, лечение было согласовано с неонатологом областного перинатального центра. Медицинская помощь ребенку в СЦГБ оказана в полном объеме, но по заключению независимого аккредитованного эксперта, с учетом сочетанного тяжелого врожденного порока сердца смерть ребенка была не предотвратима. Поэтому обращение А. Лугового (мужа Анастасии. – Прим. ред.) касательно неосмотра беременной Яшуткиной дежурным врачом акушером-гинекологом обоснованное. В части смерти новорожденного – необоснованное, так как причина смерти - врожденный порок сердца.
Согласно объяснительной записке главного врача СЦГБ Ж. Мусина, в больнице проведено служебное расследование. По его итогам выявлены дефекты при оказании медицинской помощи: врач акушер-гинеколог Ш. Юлдашев не осмотрел беременную женщину в приемном отделении при первом обращении, акушерки при первом обращении беременной не настояли на госпитализации, не уведомили дежурного врача об уходе пациентки, не взяли письменную расписку с пациентки об отказе в госпитализации. Акушеру-гинекологу Юлдашеву был объявлен строгий выговор, акушеркам Альпамишевой и Садыковой - выговор. Проведено инструктивное совещание с врачебным и средним медперсоналом акушерско-гинекологического отделения о порядке госпитализации в стационар, об усилении контроля над своевременностью госпитализации беременных на роды, о преемственности с городской поликлиникой, об обоснованности отказов в госпитализации беременных.
По факту переполненности акушерского отделения и «ожидания родов под стоны и крики соседок по палате», чем беременная мотивировала отказ от госпитализации. Отделение развернуто на 12 родильных коек и 8 коек патологии беременных. Женщине была предложена госпитализация в отделение патологии беременных. На момент первичного обращения Луговой в СЦГБ и в предшествующий период переполненности отделения не было. По сводкам движения больных, 12 декабря в акушерском отделении было 10 женщин, 13 декабря – 7 женщин. По сводкам о движении больных по отделению, за декабрь количество пациенток на акушерских койках было выше нормативного только в праздничные дни: 16 декабря - 18 человек, 17 декабря - 17 человек, 18 декабря - 19 человек, 19 декабря - 13 человек. В остальные дни количество пациентов было ниже числа развернутых коек. В дни, когда пациентов было больше числа развернутых коек, организовывали дополнительную палату в буфетной. Данная ситуация была временной, обычно число пациентов на акушерских койках варьирует от 3 до 11 - 12. Индивидуальные палаты для родов — одноместные. С начала года было принято 972 родов, из них партнерских — 296. Отказы в партнерских родах были только в период переполненности отделения, в остальное время, при желании женщин, роды проводились с присутствием партнера. Таким образом, объяснение причины отказа в госпитализации переполненностью отделения необоснованное.
По оказанию помощи ребенку. При поступлении ребенок осмотрен неонатологом Г. Рахметовой, состояние оценено как средней степени тяжести за счет гипотермического синдрома. Выставлен предварительный диагноз «холодовая травма». Утром 13 декабря состояние ребенка оценено как удовлетворительное. Ребенок находился на совместном пребывании с матерью. Вечером состояние ребенка ухудшается за счет нарушения гемодинамики. Состоялась консультация с неонатологом областного перинатального центра Н. Чжен. Проведена консультация детского кардиоревматолога горполиклиники – диагноз «врожденный порок сердца».
14 декабря о ребенке доложено главному педиатру Акмолинской области Т. Бишораевой, заместителю начальника областного управления здравоохранения по материнству и детству Г. Маженовой, заместителю главного врача АОДБ Г. Ахметовой, проведена консультация по телефону с главным неонатологом Акмолинской области Н. Цыплаковой, заведующей ОРИТ АОПЦ Ю. Иващенко, заведующей отделением патологии новорожденных Г. Джумабаевой. Заместителем главного врача АОДБ Ахметовой проведена заочная консультация с главным детским кардиохирургом РК Горбуновым. В связи с тем что врожденный порок сердца не уточнен, в переводе в Республиканский кардиоцентр Астаны отказано до уточнения порока. Г. Маженова пояснила ситуацию, что ею решается вопрос о дальнейшей тактике ведения ребенка с администрацией ННМЦиД. Учитывая крайне тяжелое, нестабильное состояние ребенка, выхаживание на реанимационном столике, потребность в ИВЛ, транспортировка ребенка не представлялась возможной. На уровне Степногорской центральной городской больницы проводились все необходимые мероприятия по оказанию помощи данному ребенку. Ребенок находился в палате интенсивной терапии для новорожденных под круглосуточным врачебным наблюдением и наблюдением среднего медперсонала. Постоянно проводился мониторинг гемодинамических и других жизненно важных показателей. Постоянно проводилась коррекция лечебных мероприятий по согласованию со специалистами Акмолинского областного перинатального центра, Акмолинской областной детской больницы и ННМЦиД. По заключению независимого аккредитованного эксперта, учитывая сочетанный тяжелый врожденный порок сердца, смерть ребенка не предотвратима. Таким образом, выводы о том, что врачи СЦГБ ничего не делали, чтобы спасти ребенка, что врачи «лукавили, что звонили куда-то и вызывали врачей», необоснованные.
Вскрытие проводил врач-патологоанатом В. Карташов. Патологоанатомический диагноз – «триада Фалло, клапанный стеноз легочной артерии, дефект межпредсердной перегородки, гипертрофия правого желудочка». Врачебное свидетельство о перинатальной смерти (предварительное) было выписано, когда уже медицинская документация была направлена для экспертизы в ККМФД, врач-патологоанатом допустил ошибку при заполнении свидетельства, о чем ему указано. Выписано окончательное свидетельство о перинатальной смерти взамен предварительного. Данные дефекты ведения медицинской документации не повлияли на формирование патологоанатомического диагноза и определение причины смерти.
По поводу интерпретации результатов УЗИ-скрининга в дородовом периоде. УЗИ-исследование проводила врач УЗИ, акушер-гинеколог Н. Матяж. По УЗИ в желудочке сердца гиперэхогенный фокус. Врачом результаты исследования не были расценены как признаки врожденного порока сердца, возможно, «дополнительная хорда».
Главный врач Ж. Мусин беседовал с женщиной 16 декабря в присутствии дежурного неонатолога, врача акушера-гинеколога. Женщине разъяснялась ситуация по диагнозу ребенка, тяжести состояния ребенка, возможном исходе. О том, что такие дети живут всего два часа, главным врачом не говорилось. Кроме того, выезд в Бестобе и встреча с семьей Луговых главным врачом Ж. Мусиным не планировалась.
По объяснению главного врача городской поликлиники А. Дуйсенова, 13 декабря в 2 часа 45 минут в диспетчерскую «Скорой помощи» поступил звонок с адреса 7-50. Повод к вызову – роды в подъезде. Бригада «Скорой помощи» выехала по вызову незамедлительно и прибыла на место в 2 часа 58 минут (норматив доезда «Скорой помощи» до места вызова – 15 минут). В подъезде на площадке первого этажа обнаружена женщина, родившая ребенка, со слов окружающих, примерно в 2 часа 50 минут. Ребенок находился в колготках матери вместе с рожденной плацентой. Бригадой «Скорой помощи» ребенку произведена санация ротовой полости, обработка и перевязка пуповины. Ребенок завернут в стерильные и домашние пеленки, теплый халат. После этого осмотрены родовые пути матери на предмет кровотечения. Мать с ребенком доставлены в родильное отделение и переданы врачам и акушерам в 3 часа 20 минут. Таким образом, факта доезда «Скорой помощи» в течение получаса не было. Выявлено замечание о несоблюдении тепловой цепочки, однако это объясняется экстремальностью ситуации, неблагоприятными условиями, в том числе и погодными, в которых проходили роды.
ОТ РЕДАКЦИИ. На днях специальная областная комиссия навестила Настю Луговую и еще раз сообщила ей о неминуемой гибели ее дочери. Указала на недостатки в работе ЦГБ и прокуратура, ответ из которой тоже пришел. Но все эти бумаги вряд ли могут утешить семью Луговых, которые до сих пор не могут смириться с произошедшим…

Подготовил Максим БАЛУЕВ

Просмотров: 659 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
1
Вот когда старое поколение стерногорцев с уважением впомнит советскую медецину и тех врачей,что работали на степногорцев!
avatar