Главная » 2012 » Сентябрь » 21 » Тройной удар (Надежда КАХАНОВА)
22:26
Тройной удар (Надежда КАХАНОВА)
22 августа обещало стать счастливым для семьи Халиковых, в ней ожидалось солидное прибавление – сразу двое новорожденных малышей. Но судьба распорядилась иначе – радостное ожидание обернулось страшной трагедией.

В больницу Анар Халикова обратилась сама еще 18 августа. Поводом послужили начавшиеся, как ей показалось, схватки. После осмотра дежурным акушером-гинекологом она была госпитализирована с диагнозом «36 – 37 недель беременности, осложненной акушерским анамнезом, двойня, ложные схватки, анемия». Диагноз не так страшен, как звучит. У врачей состояние беременной женщины опасений не вызывало и предполагалось, что рожать она будет сама, без применения кесарева сечения. В отделении, как и положено, для нее был расписан план ведения лечения и родов. Последующие три дня протекали спокойно, сердцебиение малышей хорошо прослушивалось специальным аппаратом КТГ, состояние женщины расценивалось, как «удовлетворительное».
Родовая деятельность – так называют этот процесс акушеры, а попросту схватки – начались 22 августа в 10 часов утра. В два часа роженица позвонила мужу, сказала, что с нею все в порядке и что ее везут в родовой зал. После этого связь с Анар прекратилась. И, как оказалось, навсегда.
Далее – хронология событий в том виде, в каком ее изложил исполняющий обязанности главного врача СЦГБ Серик Аманов. К его чести, он не стал искать поводов для отказа от встречи с корреспондентом нашей газеты, как сделал бы на его месте любой другой, и подробно рассказал о том, как проходили роды и последующая операция.
По словам Серика Аманова, буквально за неделю до родов Анар Халикову выписали из отделения патологии беременных, где она находилась 10 дней по поводу сохранения беременности. В течение всего срока беременности беспокойство врачей вызывала постоянная анемия, в связи с которой женщина получала необходимое лечение. И уже через неделю после выписки женщина поступает в родильное отделение с низким уровнем гемоглобина в крови. Именно это обстоятельство, по мнению врачей, могло стать одной из причин трагедии.
Тем не менее, по результатам УЗИ, проведенного как раз в день родов, никаких патологий развития у малышей обнаружено не было. В 14 часов 30 минут женщину увезли в родовой зал. Казалось, предродовой процесс протекает нормально, но в 16 часов 50 минут у роженицы вдруг появились резкие боли в спине. Осмотр показал, что началось отслоение плаценты. При родах это смертельно опасно для плода, поскольку через плаценту к нему поступают питание и кислород. Решение трех акушеров-гинекологов, находившихся на тот момент в больнице (С. Белокозов, Б. Бекбосынова и Н. Матяж) было однозначным: необходимо хирургическое вмешательство. Роженицу перевезли в операционный зал, где ей было сделано кесарево сечение. Как говорит Серик Аманов, уже через 15 минут – в 17 часов 5 минут – произошло вскрытие матки, однако к тому моменту новорожденные не подавали признаков жизни. Дежурившая тут же бригада неонатологов попыталась применить реанимационные меры, но безуспешно. Сухие строчки протокола зафиксировали, что оба новорожденных – мальчик и девочка – появились на свет мертвыми.
Говорят, беда не приходит одна. На этот раз старая пословица оправдала себя в полной мере. Буквально, через 40 минут после первой операции давление у пациентки упало, и появились признаки кровотечения. О случившемся сообщили исполняющему обязанности главного врача СЦГБ, который до этого момента, по его словам, ничего не знал о происходящем. По его распоряжению был собран консилиум из ведущих врачей хирургических отделений городской больницы, в том числе исполняющей обязанности заведующего отделением реанимации О. Ищуковой, заведующего отделением хирургии А. Колесникова, исполняющего обязанности заведующего родильным отделением С. Белокозова. Учитывая состояние роженицы, врачи приняли решение о повторной операции. И хотя в больнице имеется достаточный запас крови, но у роженицы началась такая массивная кровопотеря, что на работу в срочном порядке были вызваны сотрудники центра крови, которые предоставили хирургам весь требуемый объем крови и плазмы. Мне показали так называемый трансфузионный лист, согласно которому за время операции пациентке было перелито 24 дозы плазмы (1 доза составляет 250-300 мл), 9 доз эритроцитарной массы (кровь доноров), 0,5 литра альбумина (заводской препарат крови). Кроме того, применялись дорогостоящие лекарственные препараты, такие как «Новосэвен», которые используются в подобных ситуациях. По словам Серика Аманова, врачи упорно боролись за жизнь молодой женщины, до последнего надеясь на благополучное завершение операции. Смерть наступила в 21 час 30 минут.
На извечный вопрос – кто виноват? – Серик Аманов ответил: «Как я могу кого-то винить, если сам там был, и пока хирурги оперировали, я до последней минуты делал пациентке массаж сердца. Я вместе со всеми несу ответственность за исход операции».
А в это время в холле реанимационного отделения уже несколько часов сидел муж погибшей женщины вместе со своими друзьями, приехавшими поддержать его. Наконец, на пороге появился исполняющий обязанности главврача СЦГБ Серик Аманов. Его сообщение и принятые в таких случаях слова соболезнования повергли ожидающих в шок. Слова соболезнования проходили мимо сознания. Никто не мог поверить в случившееся. Еще сегодня утром молодой муж строил планы на будущее, считал себя отцом большого семейства, и вдруг в одно мгновение все рухнуло. А что же теперь сказать маленькой дочке, которая ждет маму и папу дома?
Родственники Анар и Ержана рассказывают, что пара была жената только три года. Они до сих пор вспоминают, какой красивой была их свадьба. Жили молодые хорошо, старшей дочке только-только исполнилось два года, мечтали, что скоро в семье появится очаровательная двойня. Незадолго до трагедии мать овдовевшего мужчины уволилась с работы, хотя ей оставалось всего лишь два года до пенсии, и переехала к сыну, чтобы помочь по уходу за двойняшками. Теперь, плача над осколками семьи, она говорит, что хочет только одного – знать правду: отчего погибли дети, ведь оба ребенка имели хороший вес и никаких патологий у них не выявлено? И зачем нужно было ждать родов, почему не сделали кесарево раньше? Она уверена, что у невестки был шанс остаться в живых, и винит врачей.
Последний раз случай материнской смертности был зафиксирован в Степногорске в 2006 году. Все последующие годы ее отсутствие являлось предметом гордости степногорских медиков, и вдруг – такой удар! Что же могло произойти такое, что не оставило никаких шансов усилиям врачей, ведь наши хирурги далеко не новички в своем деле?
Тройная смерть – это чрезвычайная ситуация не только в масштабах нашего города, но и в масштабах всей республики. Той же ночью из областного центра в Степногорск приехали сразу две комиссии: одна из управления здравоохранения, возглавляемая его начальником К. Ташметовым, другая – из Комитета по контролю над качеством медицинских услуг. Часть документации, необходимой для прояснения ситуации, сразу же была изъята. На следующий день приехал судебно-медицинский эксперт, в присутствии которого производилось вскрытие. А в понедельник нагрянула комиссия Министерства здравоохранения республики. Задача всех трех комиссий – выяснить причины гибели молодой женщины и двух ее новорожденных детей, а также установить степень вины врачей или отсутствие таковой.
Пока же на вопрос, почему не стали делать кесарево еще до наступления естественных родов, врачи отвечают, что состояние здоровья пациентки было стабильным, никаких особых показаний для хирургического вмешательства не было, а естественные роды всегда лучше и для новорожденных, и для самих матерей. Неужели такую зловещую роль сыграла застарелая анемия? И по какой причине могло произойти столь обильное кровотечение? По мнению медиков, анемия напрямую влияет на функцию деторождения. От наличия эритроцитов в крови женщины зависит снабжение кислородом головного мозга плода, работа его сердца, нормальное развитие. Кроме того, на исход беременности влияют болезни, которыми женщина болеет во время беременности и которые в другое время особой опасности не представляют (а таковые в данном случае были). А главное, во время беременности у женщины происходит нарушение свертываемости крови. Это естественный физиологический процесс, но, по словам врачей, отслойка плаценты при родах могла спровоцировать ДВС-синдром, то есть блокировку нормального кровообращения.
Я не поленилась поискать в медицинской литературе информацию о ДВС-синдроме и узнала, что такой синдром считается наиболее распространенным видом патологии гемостаза. Он возникает при самых разнообразных заболеваниях, но чаще всего (в 70% случаев) он возникает в период родовой деятельности женского организма. Причиной является акушерская патология, в том числе преждевременная отслойка плаценты и внутриутробная смерть плода. Если перевести медицинские термины на человеческий язык, то пояснения выглядят таким образом: при ДВС-синдроме вслед за интенсивным свертыванием крови развиваются снижение способности крови к свертыванию, нарушения жидкостных свойств крови и ее циркуляции в капиллярах, что несовместимо с нормальной жизнедеятельностью организма. Тяжесть и скорость развития ДВС-синдрома очень разнообразны: могут быть скрытые, затяжные формы, а могут быть молниеносные, вплоть до летального исхода. В этом случае большое значение имеют индивидуальные особенности организма. Хирургическая практика показывает, что один пациент может потерять большое количество крови – и остаться в живых, а другой умирает и при менее значительной кровопотере.
Кто знает, чем закончились бы роды у Анар Халиковой, если бы врачи не ждали естественных родов и сделали кесарево сечение раньше. А может быть, если степногорская больница располагала бы тем оборудованием, какое есть, например, в астанинской клинике материнства и детства, даже в нашем случае можно было бы избежать таких тяжелых последствий.
Вопросов в этом деле много, но с ответами, а тем более с обвинениями спешить не стоит – необходимо дождаться выводов высоких комиссий, которые, думаю, будут сделаны очень скоро – случай-то неординарный, к тому же получивший большой резонанс. Только после этого можно будет говорить о том, есть ли в смерти пациентки и двух ее новорожденных детей вина врачей, чья конкретно и в какой степени.
И еще одно: в сюжете новостной программы КТК было заявлено, что после случившегося якобы все будущие мамаши Степногорска ринулись в столичные роддома. Это, конечно, не совсем правда. Во-первых, те, кто может себе позволить оплатить дорогостоящие услуги столичных акушеров, уезжали в Астану и раньше (кстати, их не так много). Во-вторых, вряд ли столичные клиники в состоянии принять всех рожениц страны, тем более – бесплатно. А в-третьих, и в городах республиканского значения, как это ни прискорбно, случаются летальные исходы. Например, в новейшем перинатальном центре Алматы, оснащенном по последнему слову медицинской науки и техники, с начала этого года умерли 60 младенцев, 15 из которых были мертворожденными. Что касается материнской смертности, то, по данным Минздрава, в первой половине 2010-го материнская смертность составила 31 случай на 100 тысяч новорожденных, в первом полугодии 2011 года — 17,2 случая на 100 тысяч новорожденных. А вот что сказано в официальном заявлении ООН по поводу детской смертности в нашей стране: «ВОЗ отмечает, что уровень материнской и детской смертности в Казахстане в несколько раз выше, чем в Европейском союзе. В стране ежегодно умирают более 5 тысяч детей в возрасте до пяти лет, в основном в результате осложнений во время родов, инфекций, травм и аномалий, связанных с развитием». И далее: «Эксперты предлагают казахстанским медикам на ранней стадии определять степень сложности родов и в случае необходимости направлять будущих мам в хорошо оборудованные клиники и центры, где они смогут вовремя получить необходимую помощь». На бумаге звучит красиво, а на деле…

Надежда КАХАНОВА

Просмотров: 1668 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar