Главная » 2013 » Апрель » 11 » Суд продолжает устанавливать вину в гибели 13-летнего Олега Желева
23:12
Суд продолжает устанавливать вину в гибели 13-летнего Олега Желева
Состоялось второе заседание Степногорского городского суда, где проходит процесс по уголовному делу Константина Каргина, обвиняемого в ненадлежащем исполнении обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей, что повлекло по неосторожности смерть 13-летнего Олега Желева.

На очередном заседании был допрошен один из свидетелей – несовершеннолетний Александр Цыпленков, который на тех злополучных занятиях по гашению купола парашюта получил серьезный перелом руки. Парень рассказал, что пришедших на занятия в ВУП малолетних подростков, среди которых был и Олег, никто выгонять не стал, хотя, как утверждает Цыпленков, у младшего взвода в тот роковой день был выходной. Представитель потерпевшей матери Олега Лидия Омельяненко интересовалась, как мог мальчик остаться для всех невидимым, если, по словам свидетеля, видимости в поле ничего не мешало, а курсантов было не так много. Кроме того, по показаниям свидетеля, инструктор Константин Каргин во время выполнения упражнения находился в районе стелы, а не в поле, как утверждали ранее допрошенные свидетели, куда из-за порывов ветра улетели курсанты. Адвокат подсудимого Александр Бреус попытался осечь свою коллегу, сказав ей, что она путает свидетеля, однако Лидия Омельяненко выдвинула ему встречную претензию – не нарушать порядок исследования доказательств. «Когда меня тащило по полю, я все видел мельком. Купол Олега я не заметил», - резюмировал Цыпленков.
Александр Бреус по-прежнему интересовался, известно ли курсанту о том, что Каргин выпивал на занятиях? Но получил от Цыпленкова отрицательный ответ, что при нем Каргин спиртное не употреблял. Председательствующий судья Максутхан Ахметов спрашивал, должен ли быть ветер для гашения парашюта? По словам Цыпленкова, погода, действительно, должна быть немного ветреная.
Допрошенный 18-летний Дмитрий Кулагин пояснил суду, что не видел, как Олег Желев надел на себя парашют, так как отлучался по нужде. К слову, адвокат Лидия Омельяненко при допросе свидетеля упрекнула сторону защиты в том, что юрист, по ее мнению, задает свидетелю уже прозвучавший ранее вопрос, наводя интонацией на нужный ответ.
А вот курсант Владислав Эзау был более разговорчивым и, как показалось представителю потерпевшей стороны, искренним. По словам мальчика, все присутствующие на поле ребята, включая самых младших, должны были участвовать в занятии по гашению парашюта. По словам парня, «должны были попробовать все», чтобы закрепить навыки. Лидия Омельяненко напомнила Владу: на предварительном следствии он рассказывал, что Каргин до проведения занятий с кем-то общался по телефону. Мальчик подтвердил этот факт, сказав, что Каргин у кого-то спрашивал разрешения провести занятия по гашению купола, однако, с кем разговаривал инструктор, мальчику не известно. Отказался назвать собеседника, который дал добро на проведение занятий, и сам подсудимый. Подтвердил Влад Эзау и наличие видеозаписи происшествия, которую сделал кто-то из девочек-курсантов, однако, куда исчезла потом эта запись, свидетелю неизвестно.
Допрошенный инструктор ВУПа Владимир Чабан пояснил суду, что является профессиональным парашютистом. Отвечая на вопрос прокурора Курмета Аубакирова, Чабан подтвердил то, что говорил раньше: «Как можно не «допетрить», что в такую погоду с куполом работать нельзя?». Однако Каргина считает профессионалом и пошел бы с ним в разведку, впрочем, такого же мнения о коллеге и бывший инструктор ВУПа Владимир Рыбальченко, назвавший Каргина «человечным человеком». Судья Максутхан Ахметов поинтересовался у свидетеля Чабана, считает ли он виноватым Каргина? «В армии у нас случались такие истории, что несколько человек разбивалось! Дается команда выброски парашютистов, а ветер резко за секунду изменился… Каргин хотел как лучше, а получилось не так, как надо. На его месте мог и я оказаться, и не подрассчитать», - ответил Чабан.
Допрошенный в суде друг семьи Желевых Сергей Думский рассказал, что заявление в ВУП собственноручно писал сам погибший Олег («все еще посмеялись, что это его первый документ»). По словам Думского, больше никаких документов в ВУПе при зачислении несовершеннолетнего ребенка не потребовали. На вопрос судьи Максутхана Ахметова, не стал ли 12-летний возраст помехой в принятии мальчика в ВУП, Думский ответил, что ребенка приняли молча. «Я знал почти всех ребят-вэдэвэшников, доверял им и поэтому привел ребенка сюда», - сказал Сергей Думский.
В следующем судебном заседании будут допрошены оставшиеся свидетели, а также эксперт-нарколог, который прокомментирует наличие алкоголя в крови Каргина в день происшествия, как это указано в специальном заключении.

Максим БАЛУЕВ

Просмотров: 690 | Добавил: Admin | Рейтинг: 4.1/9
Всего комментариев: 1
avatar
1
Желаем родным Олега скорее добиться справедливости - мы на вашей стороне!
avatar