Главная » 2014 » Апрель » 14 » Степногорску – быть! (Максим БАЛУЕВ)
12:03
Степногорску – быть! (Максим БАЛУЕВ)

На страничке степногорца Олега Волкова в «Одноклассниках» не хуже, чем в музее, - собрана добрая часть истории Степногорска в фотографиях. А начиналось все с простого фотоальбома в сети под названием «Степногорску быть», потом добавились исторические снимки в разделах «Наш подшипниковый», «Ностальгия по "Прогрессу"» и многие другие.

 

Собрать фотоисторию города Олега Ефимовича побудили возмутившие его высказывания тех, кто в свое время радовался переезду из «загибающегося» Степногорска. «Все мы жили в городе-сказке, но когда начинаешь объяснять людям, что нет той страны, того министерства и урана, ради которых создавался город, - не до всех доходит, к сожалению», - сетует Олег Волков. А ведь и его тоже неоднократно звали в Россию, но променять «шило на мыло» он так и не захотел. И вместо этого завел страничку в Интернете с единственным фотоальбомом «Степногорску быть». Как антипод ему, возник другой альбом с фотографиями – «Или не быть Степногорску?», куда попали снимки с негативными сторонами нашей жизни. Но в первом альбоме количество фотографий, конечно же, перевесило, особенно когда в городе начались перемены.

Большую часть фотографий составляют снимки с мест работы Олега Волкова. В городе он живет уже 41 год, приехав сюда по распределению из Восточного Казахстана, когда во всем Степногорске было построено всего четыре микрорайона и чуть ли не одну треть его составляла зона. Олег Ефимович работал электромонтером на ГМЗ, потом отслужил в армии. А в 1977 году ушел на ГПЗ-16, где через два года стал начальником высоковольтного участка, потом руководил цехом и проработал на заводе без малого четырнадцать лет. После подшипникового завода было акционерное общество «Авангард», где под руководством Дмитрия Агафонова трудились почти одни «выходцы» с ГПЗ-16. Общество занималось, в основном, производством гидравлических растяжек, а из товаров народного потребления популярностью особенно пользовалось лото.

Но особые трепетные воспоминания (и это отразилось на количестве фотоснимков) у Олега Волкова связаны с «Прогрессом» и его секретным «побратимом» - предприятием с невинным названием «Степногорская научная опытно-промышленная база», впоследствии АО «Биомедпрепарат». Завод биологического оружия (база СНОПБ), размещавшийся рядом с «Прогрессом», был крупнейшим предприятием по производству биологического оружия на основе сибирской язвы. По данным интернет-источников, именно у нас размножали как раз тот штамм сибирской язвы, выброс которого в 1979 году привел к печальным последствиям в Свердловске – погибли люди. Эпидемия сибирской язвы в Свердловске тогда была вызвана случайным выбросом в атмосферу облака спор сибирской язвы из военно-биологической лаборатории, входившей в строго засекреченную систему «Биопрепарата», занимавшегося разработкой и производством биологического оружия.

Олег Волков с 1999 года был главным инженером «мирного» акционерного общества «Биомедпрепарат» - наследника СНОПБ и совместно с американскими представителями занимался, в основном, ликвидацией последствий производства биологического оружия. К середине девяностых бывший секретный завод за долги был полностью отключен от всех видов энергоресурсов. Выпуск биологического оружия здесь был прекращен еще раньше – в 1988 году. Началась конверсия предприятия – перевод военной промышленности в мирное русло. Было разработано множество проектов, но ни один из них так и не был претворен в жизнь. К примеру, планировалось выпускать одноразовые шприцы. Производство было рассчитано на Казахстан и близлежащие регионы – вплоть до Тюмени. Были получены кредиты, на предприятие даже привезли оборудование и создали опытный участок ТОО «Полимед». Однако кредитование на половине работ резко прекратилось. Другой проект – выпуск генного инсулина. Но и этот проект заглох, так как финансировать работы планировали англичане, но правительство нашей страны не давало им никаких гарантий, что деньги будут возвращены. Когда-то единое предприятие разделилось на несколько самостоятельных ТОО. Выпускали у нас и зеленку с йодом, и биоженьшень, который приобретали для производства шампуней и кремов. Однако в трудные годы компании отказались покупать степногорскую продукцию.

Планировали развивать фармацевтику и выпускать таблетки, так как производство лекарств на тот момент было очень прибыльным делом. По словам Олега Волкова, были попытки получить бюджетное финансирование и производить лекарства для больных туберкулезом. Но и этот проект не реализовался. Бывший специалист «Биомедпрепарата» считает: и хорошо, что не реализовался именно на территории бывшей СНОПБ. «Сколько бы ни было разговоров, что на базе СНОПБ можно было что-то выпускать, - это не так. Начали бы выпускать препарат, а конкуренты потом сказали бы: где они его выпускают? Там, где производилось биологическое оружие и есть вероятность повышенного содержания опасных микробов», - объясняет Олег Волков.

Позже линия по производству лекарств все-таки была привезена американской стороной и установлена в здании бывшей аптеки напротив ТЦ «Сибирь». Уже тогда стало ясно, что оборудование не пригодно для нормальной работы – оно было старое и разномастное. К началу двухтысячных технология производства таблеток шагнула вперед, а американская линия таблетирования, как в каменном веке, могла выпускать лекарства с мизерной производительностью. К тому же, требовались запасные части к оборудованию. Ну и самое главное – оно было завезено в страну без документации и не прошло сертификацию. А ведь стоимость проекта оценивалась в несколько миллионов долларов… Чуть позже, когда в 2007 году работа по ликвидации производства биологического оружия была завершена, в «провальности» проекта убедилась и американская сторона, которая практически в течение восьми лет присылала в Степногорск многочисленные делегации «корпуса экспертов».

В чем заключалась эта самая, так и не удавшаяся, по мнению Олега Волкова, конверсия военного производства? Уничтожение объекта проходило в три этапа: демонтаж уникального основного оборудования, без которого невозможен выпуск биологического оружия, разгерметизация рабочих зон, ликвидация вытяжных вентиляционных систем и систем очистки воздуха. Второй этап заключался в ликвидации оставшегося оборудования, а третий – в разборке самих зданий. По мнению Олега Волкова, сам подход к программе конверсии был неверный. По его словам, у Казахстана было желание, но не было средств ликвидировать производство биологического оружия. Сама ликвидация ядерного и биологического оружия открывала большой рынок для инвестиций, в частности, Америки. Но если бы часть оборудования и корпусов ликвидировалась, а параллельно были бы созданы новые рабочие места и производства – толку было бы больше. «Когда подписывалось соглашение между Казахстаном и США по ликвидации ядерного оружия в 1993 году, то там было прописано, что необходимо создание рабочих мест для бывших «оружейников». Но поправка 1995 года по ликвидации биологического оружия не предусматривала создания рабочих мест для людей, которые попали под ликвидацию производства. Порядка 800 работников были уволены, и, образно говоря, многие торговали на базаре, часть специалистов была вынуждена уехать», - сожалеет Олег Волков.

Когда ликвидировали производство, разрешение на фотосъемку имелось только у Олега Ефимовича и американцев. Вот почему эти снимки можно назвать уникальными. На глазах Олега Волкова описывалось, а потом нещадно разрезалось оборудование, которое потом выносили на улицу и раскладывали кучками. Одна кучка – детали одного аппарата. Затем американцы принимали «работу», а сам металлолом перед сдачей в утиль проходил множество анализов и дезобработку, чтобы ни один микроб не «улетел» за пределы завода. Все остальное «добро» захоронили здесь же. Территория предприятия охранялась воинской частью, однако, по мнению Олега Волкова, эту территорию стоило бы охранять еще порядка полсотни лет.

Какое «наследие» осталось от бывшего СНОПБ? Часть «чистых» корпусов с оборудованием была взята в коммунальную собственность и продана с аукционов. Два производственных корпуса, основной 221-ый и лабораторный 600-ый, были разобраны. В 231-ом корпусе демонтировали все оборудование, но, когда в городе хотели создавать технопарк, министр науки и образования страны попросил американскую сторону сохранить этот корпус. Технопарк так и не был создан, а здание постепенно разрушается. Многие сожалеют, что ликвидирован уникальный комплекс, но никто не хочет взять в аренду 231-ий, 277-ой и другие корпуса и на базе их развить производство…

После ликвидации производства «на плаву» осталась лаборатория мониторинга, которая первоначально должна была размещаться на территории предприятия и контролировать последствия уничтожения производства биооружия. Однако специалисты поняли, что место это не совсем подходящее, уникальная лаборатория не сможет приносить пользу народному хозяйству после окончания работ. Лабораторию, по согласованию с местными властями и американской стороной, разместили в бывшем детском саду девятого микрорайона, оснастив оборудованием более чем на миллион долларов. А на территории промплощадки была создана другая специальная лаборатория, в которой работали сотрудники Степногорской СЭС. Были попытки перевести лабораторию для экологического мониторинга, которая была готова предоставлять свои услуги по контролю за загрязнением воздуха городским и даже столичным предприятиям. Но проект тоже канул в лету. Были попытки заниматься производством новых биологических средств защиты растений. Но производство этих средств защиты без хорошей производственной базы было неэффективным, да и биопестициды значительно дороже химических средств защиты, особенно если они выпускаются в малых объёмах.

«Неужели все так бесславно закончилось?» - спрашиваю я своего собеседника. Но Олег Волков так не считает. Он гордится проведенной работой, которая позволила городу жить без опаски и дышать полной грудью. Говорят, что «ликвидаторов» производства биологического оружия даже обещали представить к государственным наградам, но так и не сделали этого. «Когда мне говорят, что мы разрушили такой мощный биологический кластер, то я отвечаю, что науки здесь практически не было – к нам в Казахстан приезжали военные учёные лишь масштабировать и организовывать массовое производство на случай военных действий», - заключает Олег Ефимович и добавляет, что у него в компьютере хранится еще не один десяток снимков «Биомедпрепарата», которые он, возможно, выложит в сеть. В планах создание альбома «Они сделали ЭТО» - о сотрудниках, выполнивших поистине уникальную операцию по ликвидации производства биологического оружия в Степногорске.

Вот уж правду говорят в интернет-сообществе: по страничке Олега Волкова в «Одноклассниках» впору изучать историю родного города. Сам Олег Ефимович не считает свое хобби выдающимся и отмечает, что снимки помогают ему собирать такие же неравнодушные патриоты Степногорска, как и он. «Как же хочется туда!» - комментируют фотографии своей молодости старожилы. «Вот мой дом родной!» - восклицают уехавшие из города степногорцы, увидев на фотографии родные пенаты. «Огромное спасибо за память! Тронуло до слез. Вот это – наш Степногорск, это наша история, это наши детство и юность, это то, что останется с нами навсегда». А к этому комментарию к очередной фотографии даже и добавить нечего.

 

Максим БАЛУЕВ, фото со страницы Олега ВОЛКОВА

Просмотров: 4583 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 4
avatar
1
Исключительное удовольствие получил от статьи, просто праздник души, как в целом и от всего дайджеста статей. Спасибо Максиму Балуеву, что так приятно порадовал. Слава Богу, еще не перевелись добрые волшебники.
Очень интересно было прочитать статью и несказанно впечатлиться от количества, разнообразия и тематики упомянутых фотографий.
Выдающаяся и, наверное, единственная в своем роде огромная коллекция.
Вот уж действительно музей фотографии, по которому можно проследить вехи и страницы истории города Степногорска, а также современная яркая запоминающаяся фотоэкспозиция.
А как интересно было узнать любопытные подробности о жизни некогда нашумевшего секретного объекта на базе бывшего завода «Прогресс».
Узнать много интересного и о самом авторе повествования.
Да, было исключительно интересно.
Еще раз огромное спасибо.
avatar
2
настанут новые времена и вспомнят тех кто лизал зад американцам и тогда мистера волкова (с большой буквы писать его фамилию большая честь) потащат в компетентные органы разбираться. Ведь волков по сути дела предатель. В той компашке которая возглавляла на то время биопрепарат макаров уже здох руфов полуживой останется олежа волков
avatar
3
волков мудак
avatar
4
Согласен Уран всё правильно, придёт время ответят они за всё!
avatar