Главная » 2013 » Май » 2 » Служить бы рад… (Максим БАЛУЕВ)
22:38
Служить бы рад… (Максим БАЛУЕВ)
 Объявленная в прошлом году внеочередная аттестация в правоохранительных органах выявила много интересного. С одной стороны, помогла «очистить» ряды от непрофессиональных сотрудников, с другой – вызвала недовольство у тех, кто по итогам аттестации незаслуженно попал «под раздачу». Таким себя считает подполковник юстиции Валерий Афанасьев, до аттестации занимавший пост заместителя начальника колонии ЕЦ-166/11 по лечебно-профилактической работе и, по совместительству, начальника медицинской части колонии, а после – существенно пониженный в должности. Все это вылилось в судебные тяжбы подполковника с Департаментом уголовно-исполнительной системы по Акмолинской области.

Валерий Афанасьев трудится в УИС с мая 1987 года, занимал должности терапевта, фтизиатра, начальника противотуберкулезного отделения. А в 2000 году был назначен заместителем начальника колонии по лечебно-профилактической работе, по совместительству был начальником медицинской части учреждения ЕЦ-166/11. Как рассказывает Валерий Борисович, в августе 2006 и 2009 года он успешно прошел в столичном Комитете уголовно-исполнительной системы очередные аттестации.
По его словам, за три года с момента последней аттестации он достиг немалых успехов в работе – снижена смертность «сидельцев» от туберкулеза, развернута бактериологическая лаборатория, внедрена новая методика лечения лекарственно-устойчивого туберкулеза. И все это – несмотря на сложности работы в почти сплошь женском коллективе, где периодически приходится сглаживать «острые углы».
Афанасьев был награжден двумя медалями за безупречную службу – в 2008 году приказом министра юстиции, в 2012 году приказом министра внутренних дел. Последнее поощрение – ко Дню Конституции, то есть непосредственно перед собеседованием с аттестационной комиссией, которое состоялось 12 сентября 2012 года.
К слову, все остальные этапы аттестации Валерий Афанасьев прошел успешно: сдал с результатами «хорошо» и «отлично» нормативы по профпригодности, в том числе нормативы по физподготовке, стрельбу, компьютерное тестирование на знание законодательства и логическое мышление, получил высокий балл в тесте на психологическую устойчивость.
«Я должен был заходить в 11 часов на собеседование в кабинет, где заседала аттестационная комиссия, однако меня не вызывали. И только под вечер сообщили, что я буду проходить собеседование последним, так как не могут найти некоторые документы в моем личном деле. Оказывается, кадровая служба Департамента уголовно-исполнительной системы по Акмолинской области, в которой все сотрудники новички, не знала, что у заместителей начальников колоний личные дела в двух томах. После шести часов ожидания я был приглашен, однако второго тома так и не нашли и проводили аттестацию лишь по первому тому, который заканчивался 2004 годом. В заключение начальник департамента сказал мне, так как я занимаю должность более 10 лет, будет проведено перемещение меня на равнозначную должность в другое учреждение, в порядке ротации, с чем я был согласен», - говорится в исковом заявлении подполковника.
А через несколько дней Афанасьева ознакомили с результатами внеочередной аттестации. Каково же было его удивление, когда он был признан не соответствующим занимаемой должности и рекомендован к понижению! В ноябре решение привели в действие – и освободили Валерия Борисовича от должности замначальника колонии по лечебно-профилактической работе, зачислив в резерв колонии ЕЦ-166/11. 
С таким поворотом событий Афанасьев, естественно, не согласился и стал отстаивать свои права. Написал рапорт министру внутренних дел, обратился на интернет-блог премьера-министра и к депутатам Мажилиса, но вразумительных ответов, на его взгляд, не получил. Кроме того, Валерий Афанасьев обратился к начальнику Департамента уголовно-исполнительной системы по Акмолинской области и попросил провести служебное расследование по поводу исчезновения из его личного дела важных материалов, которые, как считает, могли бы повлиять на положительный исход аттестации. А чтобы не быть уволенным из органов внутренних дел, Афанасьев был вынужден согласиться с понижением его в должности до начальника отделения – врача стационара учреждения ЕЦ-166/11.
«Я не согласен с решением аттестационной комиссии, потому что не был ознакомлен со служебной характеристикой к внеочередной аттестации за две недели до заседания аттестационной комиссии, как этого требует закон. Со служебной характеристикой меня ознакомили в день собеседования, в спешке я успел лишь увидеть слова «соответствует занимаемой должности» на последнем листе, где и поставил свою подпись. Возможно, на первом листе содержалась необъективная и необоснованная оценка моих профессиональных и личностных качеств. Кроме того, в комиссии не было медицинских работников, которые могли бы дать профессиональную оценку моей деятельности, так как основной моей обязанностью является медицинское обеспечение», - пишет в исковом заявление истец Валерий Афанасьев, а также добавляет: «Я заступаю на дежурства ответственным по учреждению в выходные дни и на период усиленного варианта несения службы, также безропотно сижу на казарменных положениях без официальных приказов о последних, не говоря уже о постоянных рабочих субботах без предоставления отгулов».
К слову, это уже не первый трудовой конфликт, возникший у руководства колонии с Валерием Афанасьевым. В 2002 году один из бывших руководителей ЕЦ-166/11 уже снимал Афанасьева с должности замначальника колонии и переводил на нижестоящую должность. «Причиной моего понижения считаю то, что, когда начальник колонии стал вмешиваться в медицинскую деятельность, отдавая мне указания, противоречащие законам и инструкциям по лечению осужденных, я пытался ему объяснить суть нарушений и то, к чему это может привести», - писал десять лет назад Афанасьев в своей жалобе председателю комитета уголовно-исполнительной системы Петру Посмакову. В том же обращении Валерий Афанасьев заявил, что ко всему прочему была уволена и его супруга, врач-бактериолог той же колонии, но суд позже восстановил ее в должности. При этом у Афанасьева был изъят пропуск, в результате чего он не мог в течение двух месяцев попасть на рабочее место. Но тогда «борьба» завершилась успешно, хотя и в суде: Валерия Афанасьева восстановили в прежней должности, выплатив разницу в заработной плате.
И вот похожая история повторилась спустя десятилетие. И на этот раз без суда не обошлось. В ответчиках – Департамент уголовно-исполнительной системы. В свидетелях – члены аттестационной комиссии. Один из них, Талгат Сулейменов, пояснил суду, по каким причинам Валерий Афанасьев не прошел собеседование. Свидетель сослался на далекий 2004 год, когда Афанасьев несколько раз стоп-краном пытался остановить поезд. «Могли пострадать люди, по его вине работники трех заводов опоздали на работу», - упрекнул истца Сулейменов.
Действительно, 13 января 2004 года Валерий Борисович, купив проездной билет, поехал на работу на «матане», однако, из-за не объявленного должным образом изменения в расписании, электропоезд уже как день не останавливался на платформе СПЗ (отсюда – самый ближайший путь до колонии ЕЦ-166/11, так как она находится аккурат за подшипниковым заводом). Быть может, Валерий Афанасьев не знал об измененном расписании и именно поэтому несколько раз дергал стоп-кран, не видя в этом ничего криминального? Да и если посудить, ведь для пассажиров стоп-кран в поезде и существует. Кстати, на следующей остановке «Прогресс» вышли также 20 работников СПЗ, не по своему желанию проехавших свою остановку. Этот факт остановки поезда лег в основу строгого выговора, объявленного Афанасьеву за «грубейшее нарушение служебно-воинской дисциплины». Однако это взыскание, как и все остальные,  до аттестации было полностью погашено.
Вместе с тем, член аттестационной комиссии, голосовавший за увольнение, Талгат Сулейменов заявил, что не только этот факт с поездом послужил решающим для аттестационной комиссии. «Есть видео с аттестации, где я говорю, что истец позорит форму. Были случаи, что он ходил в полевых брюках и сандалиях. Я знаю его давно, но ни разу не видел, чтобы он нормально был одет в форму, даже при генерале», - сказал Сулейменов и заключил: «У Афанасьева уже возраст, недисциплинированность, с ним никто не связывается, он со всеми судится». («А что, судиться, то есть защищать свои права в суде, - это страшное преступление?» - недоумевает Валерий Афанасьев). Насчет возраста свидетелю Валерий Борисович тоже возразил: срок его службы продлен приказом министра юстиции до сентября 2013 года, но данное решение о продлении, видимо, опять где-то  в кадрах «затерялось».  «Иначе бы я не работал», - объясняет Афанасьев.
Другой член аттестационной комиссии, Бауржан Сулейменов, в отличие от его родного брата Талгата Сулейменова, проголосовал за понижение Афанасьева в должности – из-за «слухов», распространенных им в 2001 году. Еще один член комиссии, нынешний начальник колонии Сагнай Садвакасов, также проголосовал за увольнение Валерия Афанасьева, заявив: «У него коллектив состоит в основном из женщин, происходит постоянная возня. Он вообще неадекватный человек, были заявления, неуживчивый в коллективе, не может руководить. Среди медработников слухи пускал».
Согласно материалам служебного расследования 2001 года можно предположить, что Афанасьеву до сих пор не могут простить «притеснение» врача-лаборанта Маркиной, против которой Валерий Борисович якобы собирал подписи от медработников.
Другие допрошенные свидетели охарактеризовали Валерия Афанасьева положительно. В частности, заведующая баклабораторией Акмолинского областного противотуберкулезного диспансера Зауреш Мурзахметова рассказала, что с Афанасьевым ей приходилось сталкиваться по работе: «В колонии есть тяжелые больные, благодаря ему они все разделены по палатам. Я была в разных колониях, но такой чистоты нигде нет. Все, что касается работы, делает безукоризненно. Никогда не видела его «помятым», коммуникабелен. Ничего плохого сказать не могу».
Представители ответчика, естественно, не согласились с исковыми требованиями Афанасьева, о чем говорится в решении суда: «Нахождение в составе комиссии родственников не имеет запретов, поскольку они не находятся в прямом подчинении друг к другу. Отсутствие в составе комиссии медицинских работников не влияет на результаты аттестации, поскольку для истца не может созываться отдельная комиссия. Необоснованны доводы истца о его дискриминации по национальному признаку, поскольку они ничем не подтверждены. Кроме того, имеются и другие работники некоренной национальности, которые успешно прошли аттестацию. В личном деле истца имелись выговоры за нетактичное поведение, истцом создавались интриги среди подчиненных, что подтверждается служебными расследованиями. Исследовав все обстоятельства, комиссия пришла к выводу, что Афанасьев является хорошим специалистом в области медицины, но не руководителем». Кроме того, в решении Кокшетауского городского суда говорится: «В ходе разбирательства был истребован диск с записью проведенной аттестации и установлено, что заседание комиссии было проведено в соответствии с законодательством. По итогам собеседования каждый из членов комиссии сделал соответствующую отметку в графе, и большинством голосов Афанасьев признан несоответствующим должности и рекомендован к понижению». Также в решении сказано, что, действительно, наложенные дисциплинарные взыскания были погашены, но «наличие данных нарушений компрометировало истца перед работодателем по его личностным качествам, определяющим нравственный облик сотрудника. Необходимость учета данных обстоятельств отражена в комментариях к Указу Президента РК». Суд отказал Валерию Афанасьеву в удовлетворении его иска.
Но вот что странно. Подполковник Валерий Афанасьев взял из материалов судебного дела и прислал нам в редакцию копию той самой служебной характеристики, с которой он  был ознакомлен накануне аттестации. Подписана она начальником колонии Сагнаем Садвакасовым. В ней говорится: «За период службы (Афанасьев. – Прим. авт.) зарекомендовал себя с положительной стороны. Компетентность и знание нормативно-правовых актов, инструкций и приказов, регламентирующих деятельность органов внутренних дел и здравоохранения, позволяют добиваться поставленных задач. С возложенными обязанностями справляется уверенно, сказывается большой опыт работы. ... В своей деятельности следует соблюдению законности, поддерживает политику Президента РК, направленную на борьбу с коррупционными правонарушениями и преступлениями. ... За период службы имеет 20 поощрений и 12 взысканий (погашены). По складу характера уравновешенный, коммуникабелен. Морально устойчив, в строевом отношении подтянут. Проявляет инициативу, принципиален. В общении с подчиненными тактичен и корректен. ... На основании вышеизложенного считаю, что подполковник юстиции Афанасьев В.Б. соответствует занимаемой должности». Почему мнение аттестационной комиссии так резко отличается от служебной характеристики начальника колонии, где Афанасьев представлен весьма примерным сотрудником? Или, как говорится, правая рука не знает, что творит левая? 
Почему же использованные против заместителя начальника колонии совсем уж давнишние факты не стали препятствием для его аттестации в 2006 и 2009 годах, а стали непреодолимым барьером через столько лет, уже в 2012 году? 
И как объяснить награждение подполковника медалью за безупречную службу от министра внутренних дел как раз накануне его аттестации, а точнее – неаттестации?
Сегодня Валерий Афанасьев продолжает работать в должности начальника отделения противотуберкулезного стационара на 100 коек. Прежняя его должность тоже существует, ее временно занимает врач-эпидемиолог, не имеющий офицерского звания. Отношения с начальством у Афанасьева, по его словам, натянутые – 17 апреля ему уже объявили замечание. А пока Валерий Борисович в свободное от работы время пишет апелляционную жалобу в областной суд и, если там не найдет правды, намерен искать ее в Верховном суде, хотя понимает всю сложность борьбы с «ветряными мельницами»… Если потребуется – будет обращаться к Президенту Казахстана.

Максим БАЛУЕВ

Просмотров: 744 | Добавил: Admin | Рейтинг: 3.0/4
Всего комментариев: 0
avatar