Главная » 2012 » Май » 6 » Следствие вела… (Максим БАЛУЕВ)
22:27
Следствие вела… (Максим БАЛУЕВ)
Без преувеличения скажу: многим преступившим закон людям повезло, что их уголовные дела расследовала следователь Людмила Савина. Ее жизненный принцип – даже в преступнике видеть человека и относиться к нему с уважением, без предвзятости. Долгие годы Людмила Викторовна отдала следовательской работе в ГОВД Степногорска, а до начала двухтысячных работала в прокуратуре. Сегодня Людмила САВИНА – гость «Престижа».

Мечта стать следователем – из детства

Когда в небольшом поселке Омской области, где жила Людмила с родителями, обокрали магазин, девочка решила во что бы то ни стало бороться с беззаконием. Тогда Люда была пятиклассницей и совершенно случайно увидела, как горько плачет местная продавщица – из магазина преступники вынесли почти весь товар. Тогда сотрудники милиции даже попросили детвору по дворам собирать оторванные преступниками этикетки с украденных вещей. В то время следствие при отделах внутренних дел только зарождалось. Люда с восхищением смотрела на мужчин в темно-синих формах и твердо решила: любое зло должно быть наказано, а она обязательно станет следователем.
В 1957 году родители приехали на освоение целины в Казахстан, в село Камышенка Астраханского района. В школе девочке прочили судьбу учителя – так хотели ее педагоги, сама Людмила увлекалась археологией и историей, очень любила литературу. Но по окончании школы твердо решила поступить в МГУ на юридический факультет. Однако по тем временам желающих учиться в первом вузе Советского Союза было хоть отбавляй, и Людмиле для поступления не хватило всего одного балла. Девушке вручили справку, дающую право поступить в любой другой вуз по той же специальности. Но этой возможностью она не воспользовалась и вернулась в родное село нарабатывать трудовой стаж в восьмилетнюю школу учителем русского языка и литературы. Два года отработала Люда в Омске на заводе, а потом получила телеграмму от мамы: в Астраханском РОВД освободилось место паспортистки. И в октябре 1972 года ее приняли на работу в органы внутренних дел. В 1974 году она поступила на заочное отделение Карагандинского университета. Но мечта стать следователем пока была неосуществимой – нужен был диплом. В июле 1975 года Савину назначили на должность начальника паспортного стола. Так она продвигалась по карьерной лестнице и стала офицером. В 1979 году ее перевели начальником инспекции по делам несовершеннолетних. В 1980 году она окончила институт и была переведена в следователи. Несколько лет отдала этой работе в районном отделе внутренних дел.
Уже тогда Людмила Савина показала себя в работе, когда в одном из сел района голыми руками в одиночку задержала убийцу. Это сегодня век компьютерной и сотовой связи, а тогда на селе связи с оперативниками не было, но информация о местонахождении преступника у Савиной имелась. Убийца сдался женщине без сопротивления, а директор совхоза выделил милиционеру свой УАЗик и водителя, чтобы доставить задержанного в райцентр – за сто километров. Водитель ночью вел машину с монтировкой в руках, а Савина сидела рядом, поглядывая за задержанным. Когда ночью все вместе приехали в райотдел, дежурный, глядя на Людмилу, покрутил пальцем у виска, а наутро начальник РОВД вызвал ее «на ковер» и «влепил» выговор.
Но это не помешало Людмиле Савиной расти в должности. Вскоре она была назначена старшим следователем, а в 1987 году переведена начальником следственного отделения Степногорского ГОВД. Кстати, на выбор давали равноценную должность в Целинограде, но больших городов Людмила никогда не любила, а в Степногорске никогда не была. И сделала выбор в его пользу.
В то время в следственном отделе ГОВД было всего четыре следователя и начальник. Часть особо тяжких дел была подследственна следователям прокуратуры. Не было и отдела дознания, который сегодня тоже расследует определенную категорию уголовных дел. Плюс к этому следователям ГОВД приходилось обслуживать поселки Заозерный, Шантобе и Красногорский, куда милиционеры добирались вместе с работниками ЦГХК на самолете.
Начальником следствия Савина проработала недолго – в конце 80-ых попросила перевести ее обычным следователем, так как совмещать руководство и кропотливую работу следователя было невозможно. И ее перевели старшим следователем.

Почти как в детективе

Близился развал Советского Союза, и в городе появились преступления, с которыми местные следователи имели дело впервые. Тогда в Акмолинской области появились первые случаи вымогательства или, как его тогда называли, рэкет.
Оперативники ГОВД получили информацию, что неизвестный парень у владельца автостоянки вымогает деньги. Тогда оперативники и следователи разработали детальный план, по которому хотели задержать преступника. В то время в отделе работали высококлассные «опера», без которых не сложилась бы и работа следователей, – Нурлан Абильдин, Виктор Стырский, Мураткали Жакупов, Алексей Хомяков, Владимир Кулик, Валерий Шегенев, Рафик Габдуллин. Задержание проходило в лучших традициях детективного жанра. Наружное наблюдение было замаскировано под прогуливающихся парня и девушку, которые назначили свидание аккурат возле стоянки. В итоге преступника взяли с поличным при передаче ему денег. Им оказался ранее не судимый молодой человек 30 лет, который искал легких денег и получил за это шесть лет лишения свободы.
Что ни говори, есть некая романтика в профессии следователя, признается Людмила Савина. Вспомнить даже, как лихо однажды была обставлена кража машины. Двое братьев решили украсть машину у молодого соседа по даче в обществе «Тимирязева». Но владелец авто был человеком осторожным, и чтобы на братьев не упала тень подозрения, они разыграли настоящий спектакль с участием «подсадной» красотки – знали, что молодой человек неравнодушен к женской красоте.
Эффектная девушка у гостиницы «Степногорск» остановила нужную машину. Мол, в город приехала в командировку и завтра уезжает, а буквально пять минут назад узнала, что в торговом центре «Сибирь» «выкинули» в продажу модную обувь, и попросила парня довезти ее туда. Молодой человек не отказал. В «Сибири» девушка встретилась с одним из братьев, который передал «актрисе» бутылку вина с растворенным там клофелином.
Мужчина привез красотку обратно к гостинице, явно ожидая продолжения знакомства. И дама пригласила его на чашку кофе или бокал вина к себе в номер, при этом отметив, что живет она с ужасно сварливой соседкой, которая, откровенно говоря, за несколько дней достала девушку своими нравоучениями. Молодой человек отказался подниматься в номер, но к себе тоже не позвал – жил с родителями. А вот на дачу – пожалуйста. И парочка поехала туда. После вина с сюрпризом парень крепко заснул, а когда очнулся, то ни девушки, ни машины не обнаружил.
Следствие почти сразу зашло в тупик – от прирожденной актрисы и след простыл. Истек двухмесячный срок предварительного расследования, и Людмила Савина приостановила дело. Прошло полгода, пока кто-то из оперов не вычислил, что это была за девица. При задержании девушка выпрыгнула с балкона и сломала ноги. Попав в больницу, она осталась наедине с милиционерами. Сначала девушка, что называется, была в отказе, но Савина предупредила, что ее «пальчики» обнаружили на бутылке с вином. И задержанная заговорила. Людмила Владимировна признается, что говорила с девушкой больше о жизни, чем о деле. В конечном итоге преступница выдала, что братьев, спланировавших кражу, уже давно нет в городе. Один переехал в город Алгу Актюбинской области, туда же перегнали и злополучное авто. В это время в Степногорске задержали второго брата, который дал признательные показания. К тому времени задержали и старшего брата, когда он уже приготовился загнать машину на СТО, чтобы там ее перекрасили и перебили номера. Уже даже покупатель нашелся.
Будучи в СИЗО Степногорского ГОВД, старший брат в записке младшему задал единственный вопрос: зачем тот его «сдал»? И получил ответ: «Операм я ничего не говорил, но эта лиса следователь из меня все вытянула!». Переписка была перехвачена и по настоянию зампрокурора города Зои Мамлютовой приобщена к делу. И не зря: старший брат отказывался от данных ранее показаний.
- Работа следователя творческая, - говорит Людмила Савина. – Иногда преступник сразу признается, но на одном его признании обвинение не построишь. Обязательно надо находить доказательства.
Другой запомнившийся случай. Совершивший не одну кражу в городе преступник, наконец-то, попался в руки милиции. Мужчина сразу же потребовал адвоката. Кстати, в квартире у жены задержанного были изъяты украденные вещи. Эти вещи Савина по очереди показывала преступнику, и по каждому эпизоду он давал признательные показания. Причем Савина ловила задержанного на мелочах, чтобы исключить вероятность давления на него со стороны оперативников. Иной раз, вспоминает она, преступники в суде заявляли, что из них попросту выбивали признательные показания. Но когда дело дошло до предъявления обвинений в полном объеме, задержанный пошел в полный отказ – мол, я этих краж не совершал. Адвокат преступника накануне суда уехал за пределы города. А судья на процессе вынес преступнику максимальное наказание по статье, не увидев раскаяния. И это убило подсудимого. Вечером он пожелал встретиться со следователем Савиной. Людмила Владимировна говорит, что обычно общение осужденных и следователей после суда не практикуется, но ей было интересно узнать, почему же мужчина отказался от данных показаний. Выяснилось, что адвокат преступника посоветовал ему не признаваться чистосердечно, так как это прямая дорога на нары. С одной стороны, это, конечно, так, но с другой – смягчает наказание.

Расстрел – как высшая мера наказания

Следователем милиции Людмила Савина проработала до мая 1993 года и по выслуге лет ушла на пенсию. Говорит, поработала бы еще, да из-за вечных стрессов начались проблемы со здоровьем. Работа следователя очень беспокойная: днем до шести вечера работаешь с людьми, а до поздней ночи копаешься в бумагах.
И все-таки в 1993 году Людмила Владимировна пришла работать в прокуратуру старшим помощником прокурора Степногорска. Система законов претерпевала серьезные изменения, приходилось заново изучать уголовный и уголовно-процессуальный кодекс. К примеру, теперь доказывать вину стало обязанностью прокурора, следственные действия в суде проводил тоже прокурор. По приказу и, наверное, личному доверительному отношению прокурора области Савина поддерживала обвинение не только в городском суде, но и когда сюда приезжал областной суд – рассматривать особо тяжкие дела, где была предусмотрена высшая мера наказания – смертная казнь. Кстати, у Людмилы Владимировны однажды был и такой случай – она просила у суда высшую меру наказания. Это было дело по тройному убийству в поселке Аксу. Два нетрезвых парня, куражась, убили троих человек, а у одного трупа даже отчленили голову и с ней ходили по поселку. Судебный процесс, по словам Людмилы Савиной, был эмоционально тяжелым. В суде убийцы свою вину признали и даже сами попросили расстрелять их. В то время моратория на смертную казнь еще не было, и преступников расстреляли.
Другая история произошла в шестом микрорайоне – муж убил собственную жену на глазах детей – 10-летней девочки и 18-летнего парня. Мальчишка рассказал, что они с сестрой находились на кухне и не видели, что происходило в зале. Когда стали проводить судебное следствие, мужчина утверждал, что убил жену по неосторожности. Мол, чистил яблоко и держал в руке нож, завязалась ссора, и жена, которая хотела позвонить в милицию, неудачно упала на этот нож. Судебный медицинский эксперт Эльвира Кожевникова, которая много помогала прокурорам и милиционерам в установлении истины, усомнилась в версии задержанного, так как телесные повреждения не были характерными для падения на нож. Было понятно и то, что нож держали очень крепко и наносили удар целенаправленно. В суде допросили и хирурга, который оперировал еще живую женщину. И тогда Людмила Савина задумалась, почему не допросили дочь задержанного? К тому времени ее увезли родственники мамы в Россию, но Савина заявила ходатайство о приостановлении судебного следствия и вызвала девочку на судебное заседание. Когда она увидела собственного отца в суде, то изменилась в лице. Тогда отца удалили из зала суда, чтобы в спокойной обстановке допросить девочку. Ей показали схему места происшествия, кто и где сидел во время преступления. Все встало на свои места, когда девочка заявила, что диван стоял в другом конце квартиры и папа не чистил яблоко, так как в доме в этот день их просто не было. Выяснилось, что, пока дети вызывали «скорую» и милицию, мужчина переставлял в доме мебель, дабы не попасть за решетку. И только допрос ребенка в суде позволил все расставить на свои места. Почему сын прикрыл отца, тоже можно понять, говорит Людмила Владимировна…

Преступники тоже люди

С 2003 года Людмила Савина окончательно на пенсии. Общается с коллегами, многие из которых уехали в Россию. С теплотой вспоминает она следователя Татьяну Босову.
- Сегодня много женщин в этой системе, а раньше боялись нас брать в следствие – вдруг замуж захотим, детей рожать, ведь семья требует внимания, - говорит Людмила Владимировна. – Или надо, чтобы, как у нашего следователя по Заводскому Людмилы Харитоновой, был крепкий тыл – понимающий муж.
По словам Людмилы Савиной, раньше закон был намного строже к следователям.
- К примеру, для продления сроков мы ездили в областную прокуратуру. Сейчас сроки расследования до трех месяцев продлевает прокурор города. А раньше перед продлением тщательно изучали твое дело, и если ты недоработал, то тебя наказывали, а только потом продлевали срок.
Людмила Савина имеет много благодарностей и поощрений, для которых даже не хватило страниц в трудовой книжке. По итогам 1991 года Савина была признана лучшим следователем Казахстана, и министр внутренних дел Казахстана лично ей целовал руку и вручал подарок.
Преступники – тоже люди, говорит Людмила Владимировна. Есть, конечно, и подонки, для которых нет ничего святого. Савина вспоминает, как поддерживала обвинение по делу группы воров, которые в тяжелые 90-е годы украли у 80-летней бабушки вещи. Этот нехитрый скарб она в чемодане припасла для своих похорон. В суде старушка на коленях стояла перед преступниками и молила: «Сынки, верните вещи, меня даже не в чем похоронить...». А эти «сынки» с наглой ухмылкой смотрели на старушку, и ни один из них не раскаялся.
- В любом случае надо по-человечески относиться к преступнику, - заключает Людмила Савина. – Когда мы в Астраханском районе задержали группу «гастарбайтеров», то сначала накормили людей, а потом начали их оформлять. Когда я работала в Степногорске, то варила кисель для задержанного, а Таня Босова готовила ему еду – парень попал в больницу с аппендицитом… Сейчас это, может быть, звучит как нечто немыслимое. Мы соблюдали свой личный кодекс чести и этики, и отношение к правоохранительной системе наших времен было лучше.

Максим БАЛУЕВ

Просмотров: 1165 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar