Главная » 2011 » Октябрь » 26 » След, за который не стыдно (Надежда КАХАНОВА)
20:10
След, за который не стыдно (Надежда КАХАНОВА)
Уважаемые читатели, мы продолжаем рассказывать вам о людях, чьи судьбы накрепко связаны с судьбой нашего города, кто отдал ему свою молодость, здоровье, кто вместе с ним мужал, вместе с ним переживал взлеты и падения, кто остался верен ему в самые трудные времена. Их много. Жаль, что мы не имеем возможности рассказать о каждом, но пусть знают все ветераны нашего города, что мы их помним и ценим.

Наиль Ибрагимович Вакиев относится к той категории людей старшего возраста, которых мы называем «дети войны». Его судьба схожа с судьбами тысяч и тысяч наших сограждан, чье детство выпало на военное лихолетье, и оттого она только еще горше.
Он никогда не видел своего отца, никогда не знал, что такое надежное отцовское плечо, никогда не знал сдержанной отцовской ласки, не чувствовал его заботы и поддержки. Отец – башкирский крестьянин – ушел на фронт в первые дни войны, оставив беременную жену на попечение родственников. Мать много лет жила ожиданием, надеялась, что вот однажды… Но отец не вернулся. Наиль стал первым и единственным ребенком в осиротевшей семье. Мать оберегала сына от страшной правды - он так никогда и не узнал, как погиб его отец. Но всегда знал, что отец выполнил свой долг – он защищал Родину. Молодая вдова нового счастья искать не стала, приняла все как есть и посвятила себя сыну.
После войны в Башкирии было голодно, и мать в поисках более теплого и сытного края переехала к родственникам в Киргизию. По стечению обстоятельств городок оказался шахтерским, входившим в систему уранового производства. Здесь Наиль окончил школу, потом – курсы аппаратчиков при геологоразведочной партии и заколесил по округе вместе с геологами в поисках урановой руды. Не потому, что не хотел учиться дальше, и не потому, что увлекся романтикой, которой всегда окружена профессия геолога. Просто на тот момент серьезно заболела мать Наиля, и его, как единственного кормильца, не взяли в армию, а эта работа давала семье неплохие средства к существованию.
Как-то так получалось, словно все в его жизни было предопределено заранее. Когда через три года Наиль был призван в армию, то попал на учебу в Бердищевское танковое училище. Оттуда он вышел в офицерском звании и практически готовой профессией в руках. Нет, он не стал военным, но знание техники, умение обращаться с ней очень пригодились ему в дальнейшей жизни.
Вернувшись домой после армии, Наиль не пошел снова к геологам, а устроился на завод по переработке руды. Здесь и нашла его судьба в образе главного инженера рудника – Бурлакова, который приехал именно на этот завод с целью набрать людей для работы в шахтах Целинного горно-химического комбината. Наиль к тому времени уже был женат, семья ждала пополнение, и так же, как его отец когда-то, он оставил беременную жену на попечение матери и поехал в неизвестность.
К счастью, его история завершилась вполне благополучно. 17 человек, приехавших из Киргизии, поселили в общежитии второго микрорайона и предложили на выбор вакансии в РУ-2. Вот тут-то Наилю Ибрагимовичу и пригодилось знание техники. Он пошел на курсы машинистов, открытых при шахте, и вскоре уже сидел в кабине электровоза, таскавшего под землей 15 вагонеток с рудой.
Начальником шахты в то время был Степан Алипович Пономаренко. Наиль Ибрагимович вспоминает, какой в шахте был порядок. Несмотря на доступность и простоту в общении, порядок на вверенном объекте Пономаренко держал твердой рукой. Он лично вникал во все детали. Спускался в шахту, проверял соблюдение техники безопасности, работу вентиляции, освещения, говорил с людьми, интересовался их нуждами. В шахте никогда не было никакой суеты, все спокойно делали свое дело. И было ощущение особого шахтерского братства. Все это, считает Н.И. Вакиев, заслуга начальника шахты, который умел сплотить коллектив и правильно организовать работу, не зря же через некоторое время его назначили директором РУ-2. А Наиль Ибрагимович знает, о чем говорит. Ему есть с чем сравнивать. Уже после ухода на пенсию в 1991 году он некоторое время работал в другой шахте, начальник которой руководил подземными работами, исключительно сидя в кресле над землей. А тогда, в 70 – 80-е годы, коллектив шахты, подчиненной С.А. Пономаренко, всегда чувствовал внимание своего начальника.
Наверное, поэтому в шахте крайне редко бывали несчастные случаи. Хотя работа под землей изначально предполагает некоторую опасность для жизни. На глубине 800 – 1000 метров всего не предусмотришь. Наиль Ибрагимович вспоминает, как нелепо погиб один из проходчиков, которого случайно зацепила вагонетка, сошедшая с рельсов. А другого, замешкавшегося в опасном месте, раздавило обрушившейся породой. Поэтому у жены Наиля Ибрагимовича – Раисы Шакировны – всегда замирало сердце, когда муж вдруг задерживался на работе. Для нее работа под землей сродни работе в небе – так же опасно. Но сам Наиль Ибрагимович признается, что никогда не думал об опасности. Во время работы не до раздумий было, а чему быть - того не миновать, кого-то и на земле костлявая настигает. А вот здоровье – это да, попортили в шахте изрядно. Хуже всего было, конечно, проходчикам. Но и другие рабочие, несмотря на постоянно работающую вентиляцию, немало вредной пыли наглотались. Наиль Ибрагимович с грустью вспоминает бригадиров проходчиков З. Шарифуллина и З. Ахмадуллина, которых давно уже нет в живых. Тяжело заболел постоянный напарник Н.И. Вакиева - А.Н. Колпаков. Самого Наиля Ибрагимовича здоровье тоже не радует. А по молодости о нем-то не слишком заботились, работали сверхурочно, старались выполнять и перевыполнять план, как этого требовало время, да и для семьи копейка никогда лишней не бывает. О тех трудовых, без преувеличения, подвигах свидетельствуют многочисленные награды Н.И. Вакиева: медаль «За доблестный труд», знак «Ударник одиннадцатой пятилетки», медаль «Ветеран труда». Наиль Ибрагимович неоднократно становился победителем социалистического соревнования и имеет почетное по тем временам звание «Ударник коммунистического труда».
Между прочим, из тех семнадцати человек, приехавших когда-то вместе с Н.И. Вакиевым, в Степногорске остались только двое. Остальные, не выдержав испытания нелегкими условиями труда и нашим суровым климатом, сбежали назад в солнечную Киргизию. Не удержала их даже перспектива скорого получения жилья. А Наиль Вакиев, наоборот, решил остаться и до сих пор не жалеет об этом. Уже через месяц к нему приехала жена, через полгода, как и было обещано, они получили квартиру. Здесь родились и выросли их сыновья. Жена устроилась в СУС и так же, как муж, была верна одной организации, работала там до самой пенсии. Ее труд вложен чуть ли не в каждый дом нашего города. Она штукатурила, шпаклевала, красила на заводе готовые кабинки санузлов, входные и межкомнатные двери, оконные рамы, которые везли потом на строительство очередного жилого дома. Работали, вспоминает она, хорошо, весело и дружно. Плохо стало потом, когда, отработав в СУСе 35 лет, Раиса Шакировна получила весьма скромную пенсию. А теперь и вовсе никто уже не вспоминает и не помогает ветеранам СУСа. Но за мужа она рада – он является ветераном ТОО СГХК и получает от родного предприятия должное внимание.
Уже после ухода на пенсию Наиль Ибрагимович проработал еще 20 лет, сначала в шахте, потом - сторожем гаражного кооператива. Не привык без дела сидеть. Смеется, что заработал себе еще одну пенсию. И только после того, как месяц назад ему исполнилось 70 лет, он окончательно решил, что пора, наконец, уходить на заслуженный отдых. Хотя бездельничать ему все равно не придется – с ранней весны до поздней осени предостаточно работы на даче, жене по хозяйству помочь нужно, да и внучатам с возрастом больше внимания требуется.
Наиль Ибрагимович и Раиса Шакировна прожили вместе долгую жизнь – 45 лет. Всякое за эти годы бывало, но Раиса Шакировна, как мудрая женщина, много повидавшая и пережившая на своем веку, говорит: «Без горя людей нет. Если хочешь жить – надо терпеть». К сожалению, мало у кого так бывает, чтобы вся жизнь прошла ровно и гладко, непременно споткнешься о какой-нибудь подводный камень. Вот и семью Вакиевых горе не обошло стороной. Их первенец - Раиль - погиб во время службы в армии. Погиб не на войне – в мирное время, на мирной территории. Что там произошло – родителям особо не объясняли - ударило током, и все. А их больно ударило заявление, что в советской армии считается допустимой гибель 3% военнослужащих. Почему их сын попал в эти злополучные 3% - они не понимают до сих пор. С того времени единственной отрадой осиротевших родителей был младший сын – Ильдар. А теперь вот еще и внучата радуют. Когда семья растет – это счастье, считают супруги Вакиевы. Есть для кого жить, будет на кого в старости опереться. А жизнь неплохую прожили. За тот след, что оставили они в этом городе, им не стыдно.

Надежда КАХАНОВА
Просмотров: 494 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar