Главная » 2013 » Ноябрь » 24 » Сколько градусов «за бортом»? (Надежда КАХАНОВА)
20:44
Сколько градусов «за бортом»? (Надежда КАХАНОВА)
То, чем эти женщины занимаются, выглядит несколько странно. Они ловят первую каплю дождя, наблюдают появление первой снежинки, раньше всех замечают начинающийся гололед или оттепель. Их задача – максимально «схватить» все, что происходит в природе в данный момент времени. Их профессия - метеоролог.
 
Первая метеостанция появилась у нас в 1935 году и до 1970 года располагалась в маленьком домике в поселке Аксу на улице Ленина, 48. Как рассказывает бывший начальник метеостанции Любовь Ивановна Семенеченко, условия работы тогда были не самыми лучшими. Воду приходилось возить бочками, а обогреваться с помощью печки. Август 1970 года круто изменил жизнь степногорских метеорологов. Именно в это время в нашем городе открылся аэропорт, в котором под метеостанцию было выделено две комнаты. Отныне работа метеослужбы крепко-накрепко переплелась с работой летной службы.
Самолеты в те годы летали с той же регулярностью, с какой ездили междугородние автобусы. Несмотря на высокую цену авиабилета, от желающих добраться до Целинограда в течение получаса отбоя не было. И от метеорологов напрямую зависело, состоится ли очередной рейс. Первая информация о погоде «за бортом» передавалась радисту аэропорта ежедневно в 7 часов утра. Скорость и направление ветра, атмосферное давление, влажность воздуха, облачность – тут все имело значение. Опасность для самолетов представлял дождь, особенно в холодную погоду, туман и прочие опасные погодные явления. В таких случаях вылет самолетов откладывался, а метеорологи должны были докладывать об изменениях погоды каждые полчаса.
Вот как, например, определялась в те годы высота облачности. Для этого в небо запускалось специальное приспособление под названием шаропилот, по виду – обыкновенный шарик. Со стороны это напоминало детскую забаву, а в реальности являлось непростым делом. Ведь специального геля тогда еще не было и водород для наполнения шара метеорологи добывали самостоятельно. «Рецепт» на основе едкого натрия и алюминиевого порошка Любовь Ивановна Семенеченко хорошо помнит до сих пор. И таких шаропилотов запускалось в течение дня до 20 штук. Только в 1973 году на смену «шарикам» пришли специальные приборы для измерения высоты облаков.
Метеорологи помогали работать не только пилотам. Сегодня это выглядит не менее странно, чем «игра в шарики», но им в обязанности вменялись агронаблюдения, для чего в штате метеостанции имелся специальный сотрудник. Полем деятельности в этой области были пшеничные поля Карабулакского совхоза площадью 20 и 90 гектаров. Каждый день женщины-метеорологи обыкновенным буром бурили по 12 скважин глубиной до 1 метра, брали пробы почвы, сушили ее в течение восьми часов в специальном сушильном шкафу, потом взвешивали и таким образом узнавали запасы влаги в почве. Отменили эту тяжелую повинность только в 1993 году, когда совхозы начали разваливаться, и информация о влажности почвы уже никому не была нужна.
А вот выход на снегосъемки – так называется работа по взятию проб на определение глубины и плотности снега – продолжаются по сей день. На снегосъемки сотрудницы метеостанции ходят в степь по нескольку раз в месяц. Об этой процедуре на станции рассказывают легенды. Бывший начальник метеостанции вспоминает морозную зиму 1967-68 года, когда отметка термометра опускалась до -44 градусов. А пробы брать все равно было нужно, причем не на одной, а на ста точках – через каждые 20 шагов. Замерзали так, что едва сознание не теряли от холода. Сейчас требования более гуманные: при морозе ниже -15 градусов метеорологам разрешается перенести снегосъемку на другой день.
Бывшему начальнику станции есть о чем вспомнить. Любовь Ивановна пришла работать сюда, уже имея за плечами некоторый опыт. До переезда в Степногорск она несколько лет работала в метеослужбе, находящейся на Аральском море. В 1963 году Любовь Ивановна Семенеченко приняла под свое начало степногорскую метеостанцию и целых сорок лет была ее бессменным руководителем. Теперь роль метеостанции в жизни города уже далеко не та, что прежде, а в 60-70-ые годы она была достаточно высока. В то время город представлял собой сплошную стройку, и сведения о погоде нужны были буквально всем. Это сейчас можно легко узнать погоду, включив компьютер или телевизор. А тогда ни один крановщик не поднимался в кабину башенного крана, не узнав у метеоролога силу ветра, поскольку по технике безопасности при скорости ветра более 12 метров в секунду работать на таком кране было запрещено. Грузчики на базах не разгружали зимой вагоны, не справившись предварительно о температуре воздуха. Геологи не выезжали в степь, не позвонив на метеостанцию и не поинтересовавшись погодой на предстоящие сутки.
Частенько в метеостанцию обращались за помощью жители окрестных сел. А кто же кроме метеорологов сможет авторитетно подтвердить, что именно в это время, в этом районе была гроза, уничтожившая всходы пшеницы? Следить за погодными явлениями метеорологам помогала гидрометеорологическя площадка, на которой размещались флюгеры, термометры, психрометрическая будка с самописцами и прочее оборудование станции. Кстати, эти самые самописцы, регистрирующие давление и температуру воздуха каждые три часа, помогли однажды начальнику метеостанции отстоять свою правоту перед бывшим акимом города Николаем Денингом. В тот день на основании сообщения дежурного метеоролога о морозе -37 градусов были отменены занятия в городских школах. А спустя короткое время, температура воздуха повысилась до -29 градусов. Аким города счел нужным предъявить претензии по поводу того, что метеоролог дал неправильную информацию. И, только благодаря самописцу, Любовь Ивановна Семенеченко смогла доказать, что в 7 часов утра, когда передавалась информация, мороз, действительно, достигал -37 градусов.
Начало и конец любого погодного явления метеорологи ежедневно отмечают в специальном журнале. Эти журналы, много лет хранящиеся на степногорской метеостанции, не совсем обычные. Чтобы не забывать о произошедших событиях и людях, работавших в тот период на метеостанции, сотрудницы придумали вклеивать в журналы фотографии. Сегодня по этой летописи можно многое рассказать о жизни нашего города.
Есть в этих журналах одна очень необычная запись. Казалось бы, метеорологов, повидавших на своем веку немало погодных катаклизмов, уже трудно чем-то удивить. Но бывают случаи, когда природа вдруг подбрасывает неожиданные сюрпризы. Вот такой подарок природы степногорские метеорологи получили 16 марта 1988 года. В половине второго ночи к северу от города в небе появилось странное цветное зарево, напоминающее радугу в ночи. Долго гадали, что бы это значило, не могли поверить, что в наших широтах возможно Северное сияние. Но потом поняли, что это оно и есть - самое настоящее Северное сияние, неизвестно почему решившее посетить наши края. Необычное свечение продолжалось более двух часов, а с наступлением рассвета исчезло, чтобы больше никогда не возвращаться.
А вот о другом необычном явлении записи в рабочем журнале нет. Это случилось в июле 1988 года. Около четырех часов утра Любовь Ивановна Семенеченко вместе с охранником аэропорта стали свидетелями того, как со стороны Карабулака в сторону города на большой скорости перемещался огромный светящийся шар. В страхе женщины попытались спрятаться в здании аэропорта, но от шара шел такой пронзительный свет, что, казалось, он проникал во все щели - скрыться от него было невозможно. Это продолжалось в течение нескольких минут, затем шар исчез. Любовь Ивановна не поверила в появление пришельцев, если бы несколько часов спустя, ей не позвонили из областного управления и не спросили: видела ли она этой ночью что-нибудь необычное. Оказалось, огненный шар за 12 минут преодолел расстояние в 200 километров и до смерти напугал работников целиноградского аэропорта. Посовещавшись с целиноградскими коллегами, Любовь Ивановна решила не документировать появление НЛО, поскольку данное явление не являлось природным, а потому не имело к метеорологии никакого отношения.
Листая журналы, Любовь Ивановна вспоминает и более тяжелые моменты, например, затяжные метели зимой 1995 года, которые унесли тогда немало человеческих жизней. Ветер был такой силы, что в степи на расстоянии двух шагов ничего нельзя было рассмотреть. Люди, оказавшиеся в пути, бросали машины и пытались добираться до населенных пунктов пешком. Некоторых из этих смельчаков нашли только весной, когда растаял снег.
Кроме ценных с точки зрения истории журналов на метеостанции хранится целая кипа Почетных грамот от Казахстанского республиканского управления по гидрометеорологии. В советские времена такие грамоты наша метеостанция получала почти ежегодно как одна из лучших в республике. А в 1984 году степногорская метеостанция удостоилась особой чести – ей было вручено переходящее Красное знамя. Нынешнее поколение степногорских метеорологов не отстает от своих учителей и год назад пополнило копилку наград медалью по случаю 90-летия Казгидромета.
Современная история степногорской метеостанции началась с закрытием в 1997 году городского аэропорта. Ту зиму бывший начальник метеостанции вспоминает с болью – они тогда едва выжили. Сначала в аэропорту отключили воду и отопление, потом начались перебои с электроэнергией. В феврале 1998 года «последние герои» перебрались в одноэтажное здание бывшего архива СЦГБ, расположенное близ морга, которое, сжалившись над несчастными женщинами, предоставил главный врач городской больницы. Сюда же сотрудницы метеостанции перевезли и гидрометеорологическую площадку. Но со временем руководство СЦГБ стало поднимать планку арендной платы за помещение все выше и выше, и два года назад городские метеорологи вновь лишились всех благ цивилизации. Областное руководство решило, что дешевле будет переселить их в строение с громким названием блок-модуль, а по сути – обыкновенный вагончик. В наш век стремительного технического прогресса сотрудники метеостанции, будто, вернулись на сто лет назад, где все удобства на улице, а воду приходится черпать ковшом из канистры. Но народ у нас очень терпеливый, и женщины-метеорологи научились терпеть бытовые неудобства. Я с ужасом представила, каково это - сидеть в вагончике ночью одной, практически в степи, да еще в двух шагах от морга. Но женщины-метеорологи говорят, что давно привыкли к не слишком приятному соседству. И вообще, они считают, что бояться нужно не мертвых, а живых. Что же касается живых, то набеги на метеостанцию совершают, в основном, любопытные мальчишки – уж очень их привлекают непонятные приборы на площадке.
В последние годы круг обязанностей степногорских метеорологов значительно сузился: не работает аэропорт, не ведутся агронаблюдения и даже информация о погоде больше не выдается без предварительного заключения договора. Но ответственности от этого у сотрудников метеостанции меньше не стало. По-прежнему каждые полчаса дежурный метеоролог выходит на площадку проверять изменения погоды и тщательно фиксирует данные в очередном журнале. Сегодня штат степногорской метеостанции составляет 4 человека, включая начальника станции. Теперь уже и этих молодых женщин можно считать старожилами, ведь Татьяна Садыкова, Наталья Кузнецова, Лилия Семенова, Ирина Жукова пришли сюда сразу после закрытия аэропорта, когда почти все бывшие сотрудники метеостанции разъехались. Им повезло, говорят метеорологи, успеть поработать с Любовью Ивановной Семенеченко, поучиться профессии под ее руководством. Любовь Ивановна отработала в метеорологии 45 лет и 40 из них – в качестве начальника станции. Имеет звание «Отличник гидрометслужбы». Она обладает феноменальной памятью, по-прежнему может дать ответ на любой вопрос, касающийся метеорологии, и молодые сотрудники не стесняются иной раз обратиться к ней за профессиональной помощью. Любовь Ивановна с гордостью говорит: «У нас выросла достойная смена», скромно умалчивая о своем вкладе в этот процесс.
 
Надежда КАХАНОВА
 
 
 
Просмотров: 712 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar