Главная » 2012 » Октябрь » 17 » Сели в калошу (Максим БАЛУЕВ)
21:41
Сели в калошу (Максим БАЛУЕВ)
Сразу после нашей публикации об очередном медицинском скандале в ЦГБ в Степногорск приехали две комиссии – из Минздрава и облздрава. В итоге все скандальные приказы о снятии доплат за психоэмоциональную нагрузку отменены до конца года.

Все приказы руководства ЦГБ отменены

Между тем, движения начались на всех уровнях. В минувшую пятницу в отсутствие резко заболевшего главврача Жаната Мусина (хотя поговаривают, что он свободно передвигается по больнице и городу) его заместитель Серик Аманов отдувался перед подчиненными. Журналистов на встречу не позвали, но, как стало известно от непосредственных участников беседы, врачам объявили о временной отмене приказа. Аргументировали это тем, что после перехода на хозведение в ЦГБ еще нет нового коллективного договора, устава и не создан фонд оплаты труда, а соответственно, невозможно ничем регламентировать нашумевшую дифференциацию в оплате. По словам источника в больнице, медики так и не дождались извинений от своего руководства по поводу поспешных решений. Мол, мы виноваты, но и вы тоже хороши! Кроме того, медиков успокоили, что их никак не будут репрессировать, однако если они продолжат дальше возмущаться, то ко всем примут меры.
На прошлой неделе в городском маслихате также обсуждали положение дел в местном здравоохранении. На встрече очень желали увидеть самого главврача больницы, однако он так и не пришел. По сути, все обсуждения без главного «виновника» реформ стали бессмысленными. Поэтому было решено в скором времени, как выздоровеет Жанат Мусин, созвать внеочередную сессию маслихата. А пока, как нам стало известно, в день выхода этого номера в областном маслихате состоится координационный совет, куда входят все секретари маслихатов. И обсуждать они будут уже судебные дела главврача ЦГБ с местным предпринимателем Жидковым.
Кроме того, как нам удалось узнать, в минувшие выходные глава управления здравоохранения Касымжан Ташметов нагрянул в больницу поселка Бестобе, где с легкой руки руководителя местного здравоохранения собирались закрыть круглосуточные койки. Бестобинцы подготовили письмо с сотней подписей местных аксакалов, которые попросили оставить им больницу хотя бы в том виде, в котором она сейчас существует. Ведь на руднике зачастую травмируются шахтеры, а ехать за сто километров до города по ужасной дороге для больного – просто пытка. Этого главврач ЦГБ, видимо, не учел, когда принимал, кстати, уже отмененное решение. Ташметов заверил сельчан, что больницу им сохранят. Между тем, мы не поленились достать из архива программу Мусина-депутата, в которой он в январе этого года весьма красноречиво обещал сельчанам расширить объемы и виды медицинских услуг. Прошло девять месяцев, и что видим на деле?

Масштабные реформы: сократить койки и персонал

На прошлой неделе, еще до приезда высоких комиссий в Степногорск, мы побеседовали с заместителем главного врача ЦГБ Сериком Амановым, который рассказал о грядущих реформах в местном здравоохранении. Серик Балтабекович еще раз напомнил о том, что с недавних пор стационар работает в рыночных условиях.
- В последнее время некоторые имевшиеся койко-места не работали стопроцентно – то ли поликлиника мало направляла, то ли здоровье населения улучшилось... И мы решили оптимизировать работу одной койки: если раньше мы лечили на койке троих больных в месяц, то теперь планируем лечить пять-шесть, чтобы заработать деньги. В итоге количество коек в октябре сократится с 330 до 250. При этом мы не должны забывать и о качестве. А для этого нужно быстро обследовать, устанавливать диагноз и назначать грамотное лечение. Тогда и пациент быстрее выпишется из больницы, и врачи будут заинтересованы занять свободные койки другими пациентами. Именно поэтому мы пытаемся ввести дифференцированную оплату труда, которая станет стимулом и мотивацией для наших сотрудников. Это пропагандирует Минздрав на всех уровнях. Что касается надбавки за психоэмоциональную нагрузку, то она распространялась на ограниченное количество врачебных профилей. Из 600 сотрудников надбавку получали 150 человек. Но если хирург за месяц ни разу не участвовал в операции, а просто принял легких больных и заполнил истории болезни – о какой тут нагрузке можно говорить?
По словам Серика Аманова, сокращение коек администрация больницы тщательно проанализировала.
- Проект сокращения мы направили в управление здравоохранения, где тоже посмотрели и дали «добро», - говорит заместитель главврача. – И спустили нам приказом, что сокращаем койки в ЦГБ. Оставшихся мест вполне достаточно, чтобы покрыть потребность в госпитализации.
Второй «реформой» после сокращения коек становится совмещение некоторых отделений. Например, объединят гинекологию с акушерством. Отделение возглавит один заведующий. Все беременные до 22 недель будут лечиться на гинекологических койках, а после – на койках патологии беременных. Будут объединены травматологическое отделение и хирургия.
- Это сделано не потому, что травматологи после ухода Махатова стали хуже оперировать. Тут чисто экономические соображения – тариф на оказание помощи травматологическим больным выше, чем хирургический. Завтра в сумме отделение даст хороший заработок. К тому же с травмами пациенты лежат дольше, а хирургических больных мы пропустим через отделение гораздо больше. Государство в некоторых отделениях установило низкие тарифы. Бывает так, что в сумме отделение выполняет план по пролеченным больным, а в финансовом плане не выполняет. Низкие тарифы – в педиатрии, гинекологии, в терапевтическом отделении. Кстати, последнее объединяют с кардиологией, так как в терапии низкий тариф, а в кардиологии высокий.
Отделение патологии новорожденных объединят с детским отделением. Для особо тяжелых младенцев оставят реанимационные койки при акушерском отделении. При педиатрии останется всего 6 коек отделения патологии новорожденных.
Еще одна важная «реформа» – перемещение реанимации из старого здания в помещение над приемным покоем. По словам Аманова, это будет именно по стандарту.
- Иногда из приемного покоя надо везти больного через всю больницу. Перенеся реанимацию в другое крыло, мы оптимизируем своевременность оказания помощи.
На мой вопрос о том, что под реанимацию было построено специализированное помещение, Аманов ответил, что в новом здании будет проведена реконструкция. Скорее всего, между палатами просто снесут стены.
- Сейчас международный стандарт реанимации – сплошной зал. Между собой места отделены ширмами. По 20 - 30 человек в одном зале. Больные лежат рядом, а при необходимости их закрывают шторками. Сейчас мы думаем, где взять денег на реконструкцию.
При этом Серик Аманов намекнул, что больница не отказалась бы от помощи бизнесменов и крупных предприятий в реконструкции помещений для реанимации.
Что касается освобожденного помещения реанимации, то его сдадут в аренду центру крови. Избавление от площадей, по мнению Аманова, принесет больнице экономию на тех же коммунальных услугах. Сдана в аренду немецкой фирме часть 7 этажа – здесь, предположительно в следующем году, появится гемодиализный центр. На седьмом этаже расположится также инсультный центр.
- Инсультные больные хорошо «оплачиваются», - пояснил Серик Аманов.
Ну и самое главное – сокращение коечного фонда повлечет за собой сокращение и перемещение кадров. На момент беседы Серик Аманов сообщил нам, что сокращение коснется, в первую очередь, среднего медперсонала.
- В нашей команде должны работать те, с кем надежно идти вперед, - сказал заместитель главврача. – Заведующим и старшим медсестрам я дал распоряжение, чтобы они выбрали, с кем хотят работать, кто завтра не подведет. Медикам предпенсионного возраста, конечно же, дадим доработать, а потом торжественно проводим на заслуженный отдых.

Из детского отделения уволились последние опытные врачи

На фоне начавшихся в больнице перемен последовали и громкие увольнения. Навсегда распрощались с ЦГБ опытнейшие врачи – заведующая педиатрическим отделением Наталья Беляева и педиатр Елена Никоненко, которые перешли работать… в поликлинику. Как говорится, кто-то теряет, а кто-то находит. Мы поинтересовались у Натальи Васильевны, с чем связано ее решение уволиться. Она отвечала весьма неохотно, с сожалением в голосе.
- В отделении не было дежурных врачей, нам приходилось дежурить вдвоем с Еленой. Это очень тяжело физически. Никто о нашем здоровье не позаботится. Елена Никоненко тоже идет участковым врачом в поликлинику, как и я. Я уговаривала ее остаться, но вся эта ситуация... Ей вообще терять нечего – ее много в ЦГБ обижали. В работе мы не потеряем. На участках тоже дети, тоже можно работать. У нас в планах открыть дневной детский стационар. Если не хотят, чтобы мы нормально работали в ЦГБ, то будем работать в поликлинике. То, что педиатрию хотят объединить с отделением патологии новорожденных, – это вообще бред! В педиатрии лежат дети до 15 лет. В ОПН – новорожденные. Область решила, что отделение патологии новорожденных нам ни к чему. Но руководству больницы надо было добиваться! Оставили несколько коек при роддоме и шесть коек в педиатрии. Да и заведовать одновременно педиатрией и ОПН физически невозможно! Знаете, какой сейчас строгий спрос за новорожденных – тем более, в ОПН переводят в основном из палат интенсивной терапии. Все эти перемены в своей жизни я сильно переживаю. Думаю, много нового в поликлинике сделаем. Разгрузим ЦГБ, раз они все сокращают. Я вообще не пойму, как можно заработать деньги, сокращая койки?
Опять же из своих источников мы узнали и о том, что в акушерском отделении последние дни дорабатывает опытный врач Гульмира Тайшикова. Возможно, ее уход связан с недавним скандалом в роддоме. По нашим сведениям, врач просто не хочет работать в неоснащенном отделении, неся ответственность за исход самых тяжелых случаев. Она уже написала заявление об увольнении и дорабатывает до середины октября.
А между тем, от медиков ЦГБ мы узнаем об огромном дефиците врачей. К примеру, не хватает анестезиологов, отказываются дежурить гинекологи и педиатры (последних теперь вообще нет). В приемном покое на дежурствах редко бывает терапевт. Отсутствует окулист, ЛОР-врач. Когда последний уезжает, вся его работа достается хирургам. На всю больницу, говорят, один эндоскопист. Поэтому как-то смутно я представляю желание степногорцев лечиться по вышеперечисленным профилям у нас в больнице. И о какой конкуренции с другими лечебными заведениями могут вести речь руководители ЦГБ, когда у нас такая нехватка кадров?
Кстати, видно, для экономии средств убрали из больницы и ночную охрану. По словам наших информаторов, когда в приемном отделении начинают буянить «горячие» пациенты, то врачам самим приходится разнимать драку.

Максим БАЛУЕВ

P.S. Когда готовился этот номер к печати, нам удалось узнать, что приезжавшая комиссия пока отменила и сокращение коечного фонда в ЦГБ. В управлении здравоохранения пообещали учесть прошедшие волнения медиков, их письма и звонки. В этой связи хочется спросить одно: действительно ли компетентны в своей должности руководитель ЦГБ и его юридическая служба, приказы и решения которых так легко отменяет вышестоящее начальство?

Просмотров: 1406 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
avatar
1 аксакал • 15:45, 31.10.2012
Большей глупости, чем это интервью Серика Болтабековича не приходилось читать. Это, чтоза вселенская глупость. Чтоесли все койки сделать травматологического прфиля, то наступит благоденствие. Если педиатрический тариф ниже- то нужно закрывать педиатрические койки и перепрофилизировать их в инсультные. Одно название койки даст еме дополнительные деньги. А дге медико- экономический стандарт, а где вы найдете столько инсультов? Что если пролечишь копееечное ОРВИ на инсультной койке, то Вам заплатят за инсульт. Стыдно с такими знаниями организации здравоохранения давать такие интервью
avatar