Главная » 2012 » Март » 4 » Счетчик как клин между потребителями (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
20:39
Счетчик как клин между потребителями (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
В первом, новогоднем, номере газеты «Престиж» мы начали публикацию о доведенном до суда противостоянии нашего постоянного автора Владимира Потапьева и ТОО «Степногорск-Энергосбыт»: потребитель не согласен с существующей дифференциацией тарифа за тепло, в основу которой положено отсутствие или наличие теплосчетчика в доме. В своем иске Владимир Потапьев, в доме которого не было теплосчетчика, попросил суд взыскать с ответчика – ТОО «Степногорск-Энергосбыт» - незаконно полученные за тепловую энергию 5342 тенге. Представитель ответчика попросил суд в полном объеме отказать потребителю в удовлетворении его исковых требований.
Сегодня мы ознакомим вас, уважаемые читатели, с выступлением Владимира Потапьева в судебных прениях и решением Степногорского городского суда.


Из выступления Владимира Потапьева в ходе судебных прений

Внимательно проанализировав отзыв на мое исковое заявление по поводу незаконного повышения тарифа на тепловую энергию только для потребителей, не имеющих общедомового прибора учета, я не нашел в тексте отзыва ни одного убедительного возражения со ссылкой на какой-либо нормативный акт со стороны ответчика. Более того, я убедился, что у «Степногорск-Энергосбыта» конфликт не столько со мной, сколько с законами РК. Судите сами. В исковом заявлении я назвал даже не все, а лишь несколько статей разных нормативных актов, которые в той или иной степени запрещают увеличивать тариф для потребителей из-за отсутствия общедомовых приборов учета тепла. Например, в п. 2 ст. 387 ГК РК сказано: «Цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей. Я еще раз прошу «Степногорск-Энергосбыт» ответить мне конкретно: выполняется ли им этот пункт закона? Если нет, то почему?
В отзыве это звучит так: ответчик руководствуется ст. 385 ГК РК, где сказано, что «в предусмотренных законодательством случаях применяются цены, устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами». Ну и что? Разве это освобождает «Степногорск-Энергосбыт» от необходимости соблюдать требования ст. 387 ГК РК? Обратите внимание на слова: «в предусмотренных законодательством случаях». То есть сам кодекс не дает такого права, он отсылает к другим законодательным актам. И потом, разве могут 2 статьи одного и того же кодекса противоречить друг другу? Кодекса, прошедшего юридическую экспертизу? Это не серьезно.
Как же быть? А очень просто. В соответствии с Законом РК от 24 марта 1998 года №213-1 «О нормативных правовых актах» кодексы обладают высшей юридической силой после Конституции РК. Следовательно, требования ст. 387 ГК РК должны выполняться всеми энергоснабжающими организациями, работающими по публичным договорам, в том числе и «Степногорским-Энергосбытом», а затем можно искать законодательные акты, позволяющие утверждать или согласовывать цены на товары, работы и услуги с уполномоченными на то органами. И такой закон есть. Это Закон «О естественных монополиях и регулируемых рынках». Статья 6 п. 3 дает право субъекту естественной монополии представлять на рассмотрение в уполномоченный орган заявку на утверждение тарифа или его предельного уровня на тепловую энергию. При этом он обязан руководствоваться «Инструкцией по утверждению и введению тарифов на среднесрочный период на услуги (товары, работы) субъектов естественных монополий», утвержденной приказом председателя Агентства РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции от 3 февраля 2003 г. №30 ОД, в п. 2 которой черным по белому написано: «настоящая Инструкция предусматривает недискриминационную методику установления тарифов в сфере естественной монополии».
А теперь я задаю вопрос ответчику: можно ли назвать недискриминационной методику разработанного им тарифа, в котором цена на тепло разнится в зависимости от наличия или отсутствия у потребителей ОПУ ? И опять это конфликт с законом.
Ответчик все стрелки ответственности старается перевести на Агентство по регулированию естественных монополий по Акмолинской области. Утвердил - значит, сам и доказывай свою правоту. А «Степногорск-Энергосбыт» только выполняет приказ уполномоченного органа. Очень удобная позиция.
Ну, во-первых, как я уже сказал, ответчик сам разработал этот противоречащий законам тариф, и, во-вторых, в Законе «О естественных монополиях и регулируемых рынках», в разделе «Обязанности субъекта естественной монополии», есть ст. 7 п. 1, где говорится, что субъект естественной монополии обязан «выполнять решения уполномоченного органа, не противоречащие законодательству РК». Вот так! Я не поверю, что ответчик, имея в своем распоряжении юридическое ТОО и разрабатывая проект такого тарифа, при выполнении такого решения уполномоченного органа не знал, что грубо нарушает законы РК.
Вместе с тем я не исключаю того, что ответчик в своей пояснительной записке к проекту тарифа указал какую-то «уважительную» причину для применения дифференцированного тарифа и ввел в заблуждение уполномоченный орган. О такой уважительной причине сказано в Методике по расчету тарифа на услуги водоснабжения и канализации, утвержденной приказом председателя Агентства РК по регулированию естественных монополий №196 ОД от 15 августа 2003 г.: «Дифференциация тарифа по группам потребителей возможна в том случае, если она экономически обоснована, то есть уровни затрат, необходимые для оказания услуг, различны для каждой группы потребителей». Я и хочу знать: какие дополнительные затраты ответчик производит только для потребителей, не имеющих ОПУ, которые он назвал уполномоченному органу и которые повлияли на решение о повышении цены на тепловую энергию?
Один пример: возьмем два рядом стоящих дома. Оба пятиэтажные, одной серии, построенные из одного и того же материала. В одном есть ОПУ, в другом его нет. Горячая вода для отопления поступает из одной и той же ТЭЦ, по одним и тем же трубам. Наливаем в стаканы эту горячую воду из подвалов каждого дома. Задаю вопрос ответчику: почему вода в стакане из подвала моего дома должна стоить значительно дороже, чем в стакане дома, где стоит ОПУ?

Из решения Степногорского городского суда

В.В. Потапьев обратился в суд с иском к ТОО «Степногорск-Энергосбыт» о взыскании незаконно полученных за тепловую энергию 5341 тенге по тем основаниям, что истец, являясь потребителем услуг энергоснабжающей организации, считает, что дифференцированный тариф, применяемый энергоснабжающей организацией (ЭСО) для расчетов с потребителями за энергоресурсы, незаконен, так как делит население на две категории по имущественному признаку.
Истец в доказательство своих утверждений приводит следующие доводы.
1. ЭСО в нарушение ст. 387 ГК РК установила разные цены на свои услуги для разных групп потребителей.
2. Навязывая потребителям неравные условия доступа к регулируемым услугам, ЭСО проводит политику дискриминации отдельных групп потребителей, что является нарушением п. 5 Закона РК от 9 июля 1998 г. №272-I «О естественных монополиях и регулируемых рынках».
3. ЭСО не установила в утвержденные сроки общедомовые приборы учета, тем самым нарушила п. 9 ст. 7 Закона РК Закона РК от 9 июля 1998 г. № 272-I «О естественных монополиях и регулируемых рынках».
Представитель ответчика исковые требования не признал и пояснил, что ЭСО действует в строгом соответствии с Законом Республики Казахстан от 9 июля 1998 года №272-1 «О естественных монополиях и регулируемых рынках», по которому субъект естественной монополии обязан предоставлять регулируемые услуги (товары, работы) по тарифам (ценам, ставкам сборов), утвержденным уполномоченным органом. Дифференцированные тарифы по снабжению тепловой энергией утверждены Департаментом Агентства РК по регулированию естественных монополий по Акмолинской области и введены в действие с 1 декабря 2009 года.
Также согласно п.п. 3 п. 6 гл. 3 «Правил предоставления равных условий доступа к регулируемым услугам (товарам, работам) в сфере производства тепловой энергии», утвержденных приказом председателя Агентства РК по регулированию естественных монополий от 30 марта 2005 года №114-ОД, «субъект обеспечивает беспрепятственный и недискриминационный доступ к своим услугам потребителям при условии наличия расчетных приборов учета». А в соответствии с исковым заявлением в доме, в котором проживает истец, прибор учета тепловой энергии не установлен, в связи с чем к данному потребителю был применен дифференцированный тариф при расчете потребленной тепловой энергии. Ответчик считает доводы истца о том, что ЭСО нарушаются нормы действующего законодательства, необоснованными и неподтвержденными.
Для разрешения спорных вопросов судом в качестве специалиста был приглашен представитель Департамента Агентства РК по регулированию естественных монополий по Акмолинской области Н.И. Щевцова.
Суд, выслушав стороны и исследовав предоставленные документы, пришел к следующему.
Истцом утверждалось, что ответчики в нарушение всех НПА ввели тарифы, дискриминирующие население по имущественному признаку. Ответчик же ссылается на то, что дифференцированные тарифы по снабжению тепловой энергией утверждены приказом № 319-ОД от 26 октября 2009 года Департамента Агентства РК по регулированию естественных монополий по Акмолинской области. Согласно приложению №1 к указанному приказу цена 1 Гкал (без НДС) для физических лиц, имеющих прибор учета, составляет 2552,3 тенге, а для физических лиц, не имеющих прибора учета, – 2850,9 тенге.
Также ответчиком были даны пояснения о том, каким образом происходит утверждение тарифа для субъектов естественных монополий. В данном случае истец ссылался на «Правила утверждения тарифов (цен, ставок сборов) и тарифных смет на регулируемые услуги (товары, работы) субъектов естественных монополий», утвержденные приказом председателя Агентства естественных монополий РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренций от 19 марта 2003 года №82-ОД.
Истцом утверждалось, что ответчиком была нарушена «Инструкция по утверждению и введению тарифов на среднесрочный период на услуги (товары, работы) субъектов естественных монополий», утвержденная приказом председателя Агентства РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренции от 3 февраля 2003 г. №30-ОД.
Представителем АРЕМ Н.И. Щевцовой были даны пояснения по факту утверждения тарифов и тарифной сметы, а именно об утверждении дифференцированных тарифов за тепло. В своих пояснениях Н.И. Щевцова объяснила, что дифференциация тарифов по группам населения была сделана в соответствии с действующими НПА в области естественных монополий, а также в области электроэнергетики и энергосбережения. Также представителем АРЕМ было указано, что ответчиком были направлены документы для утверждения тарифа, которые были проверены на соответствие требованиям закона специалистами Агентства естественных монополий РК по регулированию естественных монополий и защите конкуренций. Нарушений в предоставленных документах обнаружено не было, и на основании приказа председателя Агентства от 19 марта 2003 года №82-ОД ответчику был утвержден дифференцированный тариф на услуги по снабжению тепловой энергией.
В ходе проведения судебных заседаний истцу неоднократно предлагалось сменить ненадлежащего ответчика - ТОО «Степногорск-Энергосбыт» - на надлежащего - ГУ «Департамент по регулированию естественных монополий». Однако истец отказался от данного права, считая, что именно действия ответчика нанесли ему материальный вред.
В силу ст. 65 ГК РК каждая сторона должна доказывать обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений. Истцом обстоятельства, на которые он ссылался в суде, не были доказаны.
При таких обстоятельствах суд решил: в удовлетворении исковых требований Владимира Васильевича Потапьева к ТОО «Степногорск-Энергосбыт» о взыскании 5342 тенге материального ущерба и морального вреда отказать.
Владимиром Потапьевым решение Степногорского городского суда было обжаловано. С апелляционной жалобой потребителя и решением Акмолинского областного суда мы ознакомим вас в следующих номерах газеты «Престиж».

Полосу подготовил
Виктор МОЛОДОВСКИЙ
Просмотров: 800 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar