Главная » 2013 » Июль » 28 » Рудник Шантобе – последняя страница? (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
17:26
Рудник Шантобе – последняя страница? (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
На столе у председателя профкома СГХК Геннадия Кузьмина лежит стопка подарочных изданий – «Шантобе в моей судьбе. Сборник воспоминаний»… А рядом с этими красочными книгами, выпущенными к 50-летию рудника Шантобе, – сегодняшние письма шантобинцев и датированная июнем 2013 года «Дорожная карта по решению проблемных вопросов ТОО «СГХК». Даже после поверхностного взгляда на эту «карту» я понимаю: в письмах шантобинцев – страшная и горькая правда: рудник Шантобе доживает свои последние времена, и теперь уже подарочное издание воспринимается мной не как сборник воспоминаний, а как книга памяти, которые обычно пишутся в память о ком-то и о чем-то безвозвратно ушедшем…
 
Anna (с сайта нашей газеты): Все! Рудник закрывается! Шантобе вымирает! Такой поселок загубили! Куда люди с семьями будут деваться?! Квартиры, дачи, огороды не продашь. Никто, ни государство, ни предприятие, не возместит ущерб рабочим! Нового жилья тоже людям никто не купит, а зарплаты на урановом руднике - мизерные были! Куда смотрит правительство?!
…У меня родители много лет там работали! Теперь их попросили на подсобные работы и вахты. Какие вахты?! Они уже немолодые, да и здоровье не очень-то радует. У родителей уже пенсия по вредности должна была быть! Всё убрали и возраст повысили – госчиновники, кто это сделал, ни разу не были под землей, не дышали ураном! Все увольняются. Скоро в поселке останутся одни пенсионеры…
Геннадий Кузьмин мог бы откликнуться на эти горькие строки только тремя словами: «Всё здесь правда», и на этом можно было бы поставить точку. Но рудник Шантобе не такой объект, чтобы о нем только в трех словах, – с ним тысячи людей связывают свои судьбы, ему посвящают книги…
Помнится, исполняющий обязанности генерального директора СГХК Владимир Кравцов в первом интервью нашей газете сказал о руднике Шантобе немало обнадеживающего: «Сейчас не 90-ые годы. Такой исход, как доведение рудника Шантобе до банкротства, невозможен. Это понимают и акционеры СГХК, и руководство комбината… Об избавлении от рудника рассуждают те, кто сегодня нагнетает обстановку, причем необоснованно… Может быть, какой-нибудь современный менеджер так и сказал бы: хватит тянуть на себе поселок Шантобе. Я бывший красный директор и не могу так сказать. Я понимаю, что мы просто вынуждены поддерживать Шантобе, искать варианты загрузки рудника… Спасение шахты - только в подземном выщелачивании. Продлить ее работу до 6 – 8 лет, может быть, даже до 10 можно только через подземное выщелачивание…». Откровенно сказать, тогда, в мае, я не загорелся оптимизмом, какой должен бы родиться после таких воодушевленных слов «красного директора», потому что больше в память въелось то, что не включено было в публикацию (прозвучало бы диссонансом), но осталось в диктофонной записи. Владимир Кравцов попросил меня то другое не публиковать – сдержу свое обещание. Но то, что я прочитал в июньской «Дорожной карте по решению проблемных вопросов СГХК», по сути, повторяет, пусть и иными формулировками, когда-то не опубликованное.
Председатель профкома Степногорского горно-химического комбината считает, что июньская «карта», утвержденная первым заместителем премьер-министра Казахстана Бакытжаном Сагинтаевым, в полной мере отражает интересы инвесторов и администрации СГХК Владимира Кравцова и не учитывает замечания местной исполнительной власти, предложения профсоюзной организации предприятия. Тем не менее, уточняет Геннадий Кузьмин, первым пунктом этой карты записана «полная занятость персонала рудника Шантобе», по крайней мере, в течение этого и следующего года (так указано в самой карте). Но, недоумевает профсоюзный лидер, как эти обязательства администрации СГХК и ее прежние обещания увязать с уведомлением, которое Владимир Кравцов 1 июля направил в профком предприятия и городской акимат: «В связи с сокращением численности и штатов в ТОО «Степногорский горно-химический комбинат» в соответствии со ст. 12 Закона РК «О профессиональных союзах» уведомляем Вас о предстоящем высвобождении работников ТОО СГХК с 1 сентября 2013 года в количестве 389 штатных единиц»?
По-моему, в таких деликатных выражениях, как «высвобождение» (чуть ли не освобождение), «оптимизация», немало лукавства – по сути же в этом уведомлении речь идет о сокращении, или, еще точнее, увольнении без малого четырехсот работников предприятия. «Это практически половина сегодня работающих на руднике», - уточняет Геннадий Кузьмин и, категорически не соглашаясь с таким «высвобождением», следом, 3 июля, шлет встречное письмо Владимиру Кравцову: «Согласно дорожной карте предусматривались полная занятость персонала рудника, переобучение и трудоустройство на других предприятиях. Профсоюзный комитет просит дать разъяснение по данному вопросу и оставляет за собой право обращаться в государственные органы».
Если бы авторы захотели отойти от деловой этики, то слова Кузьмина, на мой взгляд, могли бы звучать примерно так: «И как это понимать? Ты ж говорил, что всех работой займешь до 2014 года включительно, а на деле уже в сентябре «освобождаешься» от половины работников рудника!».
5 июля Владимир Кравцов сделал ответный «реверанс» Кузьмину (даю в сокращении): «Уважаемый Геннадий Николаевич, «дорожная карта» ни в одном своем пункте не предусматривает сохранения полной занятости персонала рудника на своих рабочих местах… Цель «дорожной карты» состоит в том, чтобы в числе реализуемых вопросов решить вопросы по обеспечению полной занятости путем создания новых рабочих мест взамен сокращаемых в связи с прекращением работ на руднике… Что касается Вашего упоминания об обращении в государственные органы, то это является Вашим законным правом и мы в этом препятствовать Вам не можем. Однако считаем, что пользоваться своими правами субъекты права должны исключительно на благо общего дела и для решения насущных проблем предприятия и, как следствие, трудового коллектива».
Если убрать все эти эпистолярные церемонии, то я бы прочитал это письмо примерно так: «Геннадий, я тебе ничего такого, на что ты тут намекаешь, не обещал. Займем работой столько людей, сколько надо будет. А остальных, конечно, тоже бы хорошо пристроить – на новые рабочие места на других предприятиях, так как рудник закрываем. Но в «карте» ответственный за это не я один (я займу часть), а и акимат (я ж предупредил власть за 2 месяца). Да, и вообще, ты где работаешь? У нас? Вот и не вреди - трудись на наше общее благо!». Примерно так сам себе растолковал Геннадий Кузьмин письмо и.о. гендиректора СГХК.
А лично меня больше смутило другое: трудовой коллектив – как следствие? Если такое место отводить трудовому коллективу, то тогда и не удивительно, что исполнение «дорожной карты», по сути, началось с уведомления о «высвобождении» 389 работников СГХК. И трудно тут не согласиться с Геннадием Кузьминым, который так оценил позицию руководства предприятия: нет человека – нет проблемы. Ведь по закону обязанность работодателя только своевременно уведомить все заинтересованные стороны о сокращении работников и уволить их по всем правилам, а после этого судьбы уволенных, опять же по закону, перестают быть заботой бывшего предприятия. Но, все по тому же закону, обязанность профсоюза отстаивать интересы всех работников предприятия, включая тех (особенно тех), кто подпадает под предстоящее увольнение. И при таком понимании роли профсоюза трудно упрекнуть Геннадия Кузьмина в том, что он, обращаясь в госорганы, работает не на общее благо.
Кстати сказать, председатель профкома СГХК, действительно, намерен в ближайшие дни разослать письма акимам города и области, а также первому заместителю премьер-министра Казахстана Бакытжану Сагинтаеву, поскольку не согласен с тем, как на предприятии решается проблема «полной занятости персонала рудника Шантобе».
Геннадий Кузьмин считает, что люди так или иначе выталкиваются с рудника, и в подтверждение своего мнения приводит такой пример. Сегодня, в связи с очередной так называемой «реструктуризацией штатного расписания», работникам рудника Шантобе за подписью директора предприятия раздаются уведомления, где, в частности, говорится: «Профессия (должность), которую Вы занимаете, исключена из штатного расписания… Вам предлагается работа подсобным рабочим 2-го разряда участка подсобных производств рудника Шантобе с тарифной ставкой 34 885 тенге. В случае несогласия на продолжение работы в новых условиях труда трудовой договор с Вами будет расторгнут…». Ну, хорошо, рассуждает Геннадий Кузьмин, предложит администрация подземному мастеру стать мастером на поверхности – куда еще не шло. А вот как быть с горнорабочими очистного забоя, которые получали свыше 100 тысяч? Их никак не назовешь поверхностными. Им предлагают стать подсобными рабочими с тарифной ставкой, которая в 3 раза меньше их прежней зарплаты. Не согласен – в соответствии с Трудовым кодексом «давай до свидания». Даже если предположить невозможное, рассуждает Геннадий Кузьмин, что однажды руководство СГХК захочет предложить работу всем своим уволенным работникам – никого ж потом не соберут при таком подходе к делу.
После сказанного председателем профкома все больше и больше свыкаюсь я с мыслью о незавидной участи рудника Шантобе и еще сильнее укрепляюсь в своих худших предположениях, когда выхватываю из писем администрации СГХК и из «дорожной карты» вот эти куски: «в связи с остановкой всех работ, связанных с добычей руды…», «в связи с прекращением работ на руднике», «рассмотреть вопрос завершения работы рудника в срок до 30 декабря 2014 года», «ожидаемый результат – консервация шахты», «передача в коммунальную собственность электрических и тепловых сетей, водопроводов, обеспечивающих поселок Шантобе», «передача в коммунальную собственность пассажирских железнодорожных перевозок в г. Степногорске».
И председатель профкома СГХК, и обратившиеся к нам читатели, и большинство жителей поселка из всех этих кусков, как ни крути, складывают лишь одно: рудник Шантобе прекращает свое существование. Но рудник, хоть и держит на себе всё в Шантобе, – еще не весь поселок. А там, уточняет Геннадий Кузьмин, проживает без малого 5 тысяч человек. И значит, проблема Шантобе – не только проблема комбината, но и головная боль двух акимов – степногорского и акмолинского.
По словам председателя профкома СГХК, Муратбек Такамбаев хорошо это понимает, что было видно во время его недавней встречи с руководством комбината. Аким, по мнению Геннадия Кузьмина, гораздо глубже погружается в проблему, чем делает это администрация Степногорского горно-химического комбината. К примеру, глава города, как и специалисты УЖДТ, останавливаясь на пункте «дорожной карты» о «передаче в коммунальную собственность пассажирских железнодорожных перевозок в г. Степногорске», мягко сказать, не воодушевлены предложением о разделении единой диспетчерской на две: пассажирскую – для города и грузовую – для СГХК, поскольку и те, и другие перевозки (это единая транспортная система) осуществляются по одной ветке.
По словам Геннадия Кузьмина, не в восторге аким и от такого «подарка», как передача в коммунальную собственность шантобинской котельной, тем более что сегодня, в отсутствие финансирования, срываются сроки ее ремонта – в частности, третьего котла, без которого, убеждены шантобинские энергетики, при 25-градусных морозах поселку просто не выжить. Проще, пересказывает профсоюзный лидер акима, купить бойлерную и отапливать поселок, без производственных объектов СГХК.
Был адресован справедливый упрек Владимиру Кравцову и в связи с тем пунктом «дорожной карты», где говорится, что занятость персонала СГХК, его переобучение и трудоустройство – это ответственность двух сторон, СГХК и акимата. Почему же решение о «высвобождении» 389 работников предприятия принимается без предварительного разговора с властью, тем более что именно ей дальше заниматься обучением и трудоустройством уволенных?
По словам Геннадия Кузьмина, аким города не получил ни одного вразумительного ответа на свои вопросы – возможно администрация СГХК ответит на них акиму области, где в ближайшее время продолжится разговор власти с руководством Степногорского горно-химического комбината.
Новый импульс этому разговору, не исключает профсоюзный лидер СГХК, могут придать сами шантобинцы, если в ближайшее время не услышат ответа, от руководства ли предприятия, от власти ли, на главный свой вопрос: как жить дальше?
 
Виктор МОЛОДОВСКИЙ
 
 
 
Просмотров: 2939 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 1
avatar
1
Спасибо за такую полную статью! За посёлок ОБИДНО!!!!
avatar