Главная » 2009 » Ноябрь » 27 » Разговор на грани фола (Максим БАЛУЕВ)
11:23
Разговор на грани фола (Максим БАЛУЕВ)
Больше трех часов длились разговоры о военно-патриотическом воспитании степногорской молодежи между руководителями спортивно-технического клуба «Чайка» и Союзом ветеранов ВДВ. В ходе многочасовой беседы акценты существенно сместились: вэдэвэшники и члены «Чайки» выяснили отношения насчет парашютных прыжков и других разногласий в работе двух объединений (см. материал из прошлого номера «Допрыгались»). Арбитром в прениях выступил специально приехавший в Степногорск из Кокшетау председатель областного Союза инвалидов и ветеранов войны в Афганистане Александр Аздравин (на фото).

Спорт или военный патриотизм?

Привести высказывания всех выступавших в этот вечер – не хватит газетной полосы. Некоторые оппоненты с пеной у рта выясняли, кто же занимается настоящей военно-патриотической подготовкой молодежи, а кто просто желает заработать деньги.
Для начала замруководителя «Чайки» Владимир Токаржевский рассказал об истории клуба и об освоении неба над Степногорском. По словам Токаржевского, молодежь сегодня тянется к экстремальным видам спорта. Именно поэтому после долгого простоя клуб «Чайка» 18 сентября зарегистрирован юридически. Благодаря налаженным связям со столичными и карагандинскими парашютистами и летчиками началась работа по нескольким направлениям, в том числе парашютной и теоретической летной подготовке выпускников школ (совместно с госавиацентром).
- Сегодня важно понять, что нам помогает, а что мешает, - говорит Владимир Токаржевский. - Препятствием - вмешательство в нашу работу. К примеру, 31 октября мы хотели провести соревнования на кубок Степногорска и дать прыгнуть «перворазникам». Все технические функции подготовки провели карагандинские спортсмены по имеющейся лицензии. Но Сергея Кириченко пригласили в прокуратуру, а я поехал объясняться в финансовую полицию, где было решено проверить финансовую деятельность клуба по заявлению, подписанному заместителем председателя совета ветеранов войны в Афганистане Салихжаном Гамастиновым и зампредседателя Союза ветеранов ВДВ Константином Калифатиди. Но не только Союз вэдэвэшников будет заниматься парашютной подготовкой, и по их указке мы работать не собираемся. Захочет молодой человек прыгать – пускай выбирает сам, с кем и где. Я за то, чтобы каждый двигал свое дело, а не ставил палки в колеса другим.
Десантник Евгений Грищенко парировал, что в бытность СССР парашютной секции в городе не было, а всех парашютистов и десантников готовил военно-учебный пункт. Все инструкторы были бывшими десантниками, и, следовательно, парашютная подготовка – епархия Союза ветеранов ВДВ. Кроме того, что-то наподобие ВУПа вэдэвэшниками сегодня снова организовывается.
Коллегу поддержал Даурен Есильбаев, который не согласился с короткими сроками подготовки «перворазников»:
- Мы не согласны, что за три часа готовят парашютистов. В армии 2 месяца на это нужно. Если кто-то, не дай Бог, разобьется, то на прыжки дадут год моратория. А в следующем году мы отмечаем 80 лет ВДВ. Да и цену здесь реальную берут за прыжки, так что прошу не путать с военным патриотизмом.
По словам же Сергея Кириченко, члены «Чайки» исполняют свои конституционные права. В уставе клуба сказано, что предмет деятельности «Чайки» - развитие спортивно-технических видов спорта, обучение, пропаганда спорта и привлечение к здоровому образу жизни всех желающих. А парашютный спорт как раз является спортивно-техническим видом. Кроме того, 31 октября старший помощник прокурора Степногорска, проведя проверку, только лишь разъяснил руководству клуба «о недопущении прыжков с парашютом лицам, не имеющим специальной подготовки и не достигшим установленного возраста». То есть в принципе прыжки не запретили.
Подвальный вопрос

Афганец Сергей Лукиных затронул больную для обоих объединений тему, касающуюся принадлежности подвального помещения в доме 1 – 42. История эта долгая и темная. Обращаясь к руководителю «Чайки» Сергею Кириченко, Лукиных резюмировал:
- Вам, наверное, обидно стало, что вас выпнули из подвала? Мы за вас разобрали весь хлам, что там остался.
Но, как говорится, не буди лихо, пока оно тихо. Сергей Кириченко пояснил, что не хотел касаться этой темы, но вэдэвэшники первые начали. В 1986 году по приказу директора ЦГХК Алексеенко был реконструирован, оборудован и передан дельтапланерному клубу «Чайка» подвал жилого дома №42 в первом микрорайоне.
- Весь жилфонд тогда был на балансе ЦГХК, - поясняет Сергей Николаевич. – Ребята углубляли подвал, завозили туда станки, которые вы (адресовано Союзу ветеранов ВДВ. – Прим. авт.) непонятно почему оттуда извлекли. Вы совершили рейдерство, захват нашего подвала 4 июня этого года. По этому поводу я предлагаю сегодня не говорить, материалы дела пошли в суд.
После долгого ломания копий Александр Аздравин подвел итог встрече. По его мнению, клуб «Чайка» работает как спортивный и никак не мешает воспитанию военного патриотизма в подростках.
- Они же не будут маршировать и прыгать в противогазах, как это будет делать Союз ветеранов ВДВ, - отметил Александр Иванович. – Тогда это уже военная патриотика. А зачем человеку, который хочет прыгнуть один раз, еще два месяца обучаться для этого? Кириченко уже вложил немалые деньги, поэтому он вправе продвигать свое дело, пусть даже на коммерческой основе.
Но об окончательном примирении и речи быть не может – дал понять Сергей Кириченко, выдвинув для Союза вэдэвшников невыполнимые условия: вернуть помещение клуба прежним владельцам:
- Пока подвал клуба захвачен афганцами и ветеранами ВДВ, мы не можем сотрудничать.
Кому положены медали и почему разваливается памятник

Газета «Престиж» не упустила возможности встретиться с Александром Аздравиным, чтобы задать ему несколько вопросов, связанных с развитием афганского движения в Степногорске.
- Александр Иванович, сегодня в городе действуют общества афганцев – Союз ветеранов войны в Афганистане, возглавляемый Сергеем Барановым, и филиал Фонда поддержки инвалидов, ветеранов Афганистана им. Казбека Абдрахманова, который возглавляет Иван Пронин. Много по городу ходит слухов, в том числе об этом говорят и официальные источники, что в первом Союзе ветеранов награды выдаются без разбора. При этом другие воевавшие в Афганистане возмущены, ведь должен быть какой-то механизм, регулирующий этот процесс.
- Да, я много наслышан о том, что в Степногорске такое есть. Почему я с уважением отношусь к Ивану Пронину? Потому что он в долг ни у кого не просит поносить медали. Награды не вручаются в домах культуры. Это целая церемония. Делается запрос в Минобороны Казахстана, предлагается кандидатура для награждения. Решение о награждении медалью принимается даже не у нас в стране, а в России, по особому распоряжению правительства и президента России, которые переняли право награждения от СССР. Если вопрос решается положительно, то награды в Казахстан присылают через Минобороны или российское посольство. Но в Степногорске, видимо, все по-другому. Может, лично Путин высылает эти медали степногорскому Союзу?
Некоторые официальные награды имеют на себе номер, к ним выдается удостоверение. К примеру, памятная медаль «10 лет вывода войск из Афганистана» предназначена только для ветеранов афганской войны, а не для обычного гражданского человека. Но, к сожалению, сегодня можно поехать в тот же Омск и купить эти награды.
В ближайшее время мы разберемся с этой ситуацией, я серьезно подниму этот вопрос.
- В городе также муссируется тема, что степногорский Союз афганцев уже попросил у власти больше миллиона, которые требуются на ремонт памятника воинам-афганцам, хотя его построили в прошлом году. По телевидению было заявлено буквально так: «Это деньги, которые систематически нужно вкладывать в ремонт и реставрацию монумента. Пользуясь случаем, афганцы предложили городским властям взять обслуживание сквера на баланс городского бюджета».
- Аким Андрей Никишов и так помог афганцам в строительстве этого памятника. Ведь ни при каком другом руководстве города этого не было сделано. Поэтому передавать на баланс городу памятник было бы неправильно.
Памятник – это значит увековечивание, но я не думал, что память о степногорских воинах-афганцах будет увековечена всего лишь на год. Это же как надо было строить, чтобы через год реставрировать?
- Спасибо, Александр Иванович, за интересную беседу.
- Спасибо вам, чей отец Олег Балуев тоже воевал в Афганистане, и вашей газете, что она поднимает актуальные проблемы в движении воинов-афганцев.
Записал Максим БАЛУЕВ
Просмотров: 835 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar