Главная » 2013 » Февраль » 23 » Раскольниковский вопрос степногорских учителей (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
22:08
Раскольниковский вопрос степногорских учителей (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
В прошлом номере газеты «Престиж», в корреспонденции «Мучительные оздоровительные», мы рассказали читателям о том, как группа учителей школы-гимназии №6 включилась в борьбу за максимальные лечебные пособия, рассчитанные с учетом фактической учебной нагрузки педагогов, и осталась с носом, несмотря на поддержку министра и управления образования Акмолинской области. По сути же, на собрании в шестой школе учителя поставили перед своим руководством раскольниковский вопрос: твари ли мы дрожащие или право имеем?

По словам учителей шестой школы, борьба за оздоровительные пособия дорого педагогам обходится. Одна осталась без подработки. Другую пристыдили за посягательство на городской бюджет при тотальной нехватке денег. Третьему не без радости в голосе сообщили, что его максимально разгрузят в следующем учебном году с приходом нового учителя. Четвертой отказали в трехмесячных курсах, обучение на которых предполагает существенное увеличение учительской зарплаты. Пятую отчитали за молчание во время разговора о том, что родители платят за учебники, деньги на которые должны быть предусмотрены в бюджете. А в некоторых школах, в назидание, и вовсе пообещали педагогам: со следующего учебного года – не больше 18 часов (за что на учителей шестой школы обиделись, почем зря, их коллеги из других образовательных учреждений).
Все это трудно проверяемые обиды, на которые, уверен, у начальствующей стороны найдутся весомые контраргументы: ну, например, подработку забрала вышедшая из декретного отпуска учительница, или денег, и вправду, в бюджете позарез, и, конечно же, право директора - принимать новых учителей на свободные часы.
По словам Татьяны Семенюк, в Управлении образования Акмолинской области, при возросшем желании учителей пройти 3-месячные курсы, уменьшили первоначально установленное количество обучающихся практически в 2 раза - с учетом ограниченных возможностей бюджета. В областном управлении образования из списков исключили всех, кто претендовал на 30-процентное повышение зарплаты после прохождения курсов (в эту категорию входит и та женщина, которая предполагала, что ей отказали в обучении за поставленную подпись под коллективным письмом учителей шестой школы).
Как говорится, комар носа не подточит. Хотя, при желании, можно и покопаться.
Когда принимали в школу совместителем учителя, подписывали ли с ним соглашение, в котором оговаривалось, что он будет работать до третьей четверти, а точнее, до выхода из декрета штатного учителя? Может быть, учитель-совместитель, зная заранее о таких ограничениях, нашел бы для себя более выгодный вариант в другой школе?
Так ли уж должен торжествовать директор, сообщая, что с нового года на двоих будет поделена большая нагрузка труженика-учителя, который, работая на две ставки, по сути, выручал руководителя, не только оказавшегося не способным найти работников на свободные часы, но и не подавшего вакансии в центр занятости? А когда директор не найдет новых педагогов на все имеющиеся у него вакансии, какими глазами будет смотреть на учителей, которых придется-таки просить взять сверх 18-часовой нормы?
Какое должно быть дело учителю до возможностей бюджета, если директору нет никакого дела до полноценного оздоровления его подчиненного? Кстати, меня очень удивило, что учителя, как было сказано на собрании в шестой школе, испрашивали разрешения у Татьяны Семенюк на право задать вопрос начальнику областного управления образования об оздоровительных: по-моему, факт унизительный для обеих сторон.
Лучший выход для начальника отдела образования, чтобы все было так, как оно было до всех этих коллективных писем учителей и их обращений к журналистам. Ведь что получается при любом другом раскладе? Скандал. При одном исходе – в масштабах города, при другом – в масштабах всей страны.
Если педагоги докажут, что им недоплачивали оздоровительные с 2009 года, тогда аким города должен строжайше спросить с начальника городского отдела образования за такую «арифметику»: одно дело каждый год закладывать в «аскетичный» бюджет деньги на оздоровление учителей, другое дело – найти в скудной казне деньги сразу за 4 года.
Скандал, да и только! Но он может выйти за пределы Степногорска, если начальник городского отдела образования Татьяна Семенюк и экономист Надежда Фильчакова докажут, что ошибается министр, учитывающий при расчете оздоровительных не нормативную (18 часов), а фактическую (полторы ставки и более) нагрузку педагога. Это что же выходит? Выходит, что педагоги страны, в течение трех лет получавшие максимальные оздоровительные, должны будут вернуть ту их часть, которая превышает пределы нормативной учебной нагрузки. А если еще к этому добавить, что самого министра образования ткнули носом в его якобы «филькину грамоту»? Это ж какой скандал разразится!
В общем, или пан, или пропал. Думаю, Татьяна Семенюк все это хорошо понимала, когда сказала мне, что вынесет вопрос об оздоровительных на коллегию Управления образования Акмолинской области. Как стало известно – вынесла. И в Министерство образования уже ушло два обращения – одно из области, другое из нашего города: все просят о конкретных разъяснениях расчета оздоровительных с наглядными примерами.
Сегодня в руках у Татьяны Семенюк только один ответ в ее пользу – письмо начальника отдела государственной инспекции труда Калимы Сердалиной коллективу шестой школы: «…в части оплаты пособия на оздоровление нарушений трудового законодательства со стороны работодателя не установлено».
Зато, среди прочего, выявлено другое нарушение, которое лишь укрепляет позиции руководства городского отдела образования в его споре с учителями об оздоровительных: «Отсутствует письменное согласие работников на совмещение и расширение зоны обслуживания согласно утвержденной тарификации на время отсутствия вновь прибывших учителей, что является нарушением ст. 40-1 Трудового кодекса РК».
В типовых договорах работников шестой школы, действительно, написано: «Работодатель обязан оплачивать работнику заработную плату в размере 18 часов в неделю». Не знал я до сего момента, что зарплата выплачивается… в часах. Ну да ладно, объясним подмену слова «за» на слова «в размере» математическим складом ума руководителя. Но ведь понятно же: если учитель ведет более 18 часов, то и за остальные, сверх нормативной нагрузки, платить ему обязаны. На этот случай, с подсказки Калимы Сердалиной, как раз кстати дополнительное соглашение. Но вот с тем, что у госинспектора написано дальше, можно поспорить. Экономиста отдела образования вряд ли устроит увязка «расширения зоны обслуживания» с «отсутствием вновь прибывших учителей». Во-первых, надо учитывать, что никто вновь не прибыл. Во-вторых, и на это особое внимание обращает Надежда Фильчакова, в соответствии со статьей 40-1 «расширение зоны обслуживания» и «выполнение обязанностей временно отсутствующего работника» разделены как самостоятельные основания для дополнительной работы. Меня же в ответе Калимы Сердалиной заинтересовало то, что она предлагает учителям и работодателям единственную версию дополнительного соглашения – «совмещение и расширение зоны обслуживания согласно утвержденной тарификации». Подписать такое соглашение – значит добровольно отказаться от оздоровительных сверх 18 часов. А что противозаконного будет в том, если учитель подпишет дополнительное соглашение к трудовому договору, к примеру, на 9 часов, скажем, в связи с производственной необходимостью или со ссылкой все на ту же тарификацию, на которую ссылается госинспектор? Только без упоминания «совмещения» и «расширения зоны обслуживания» (если, конечно, учитель сознательно не идет на это). Не по закону? Но если следовать букве закона, то почему не предложить еще один законный вариант соглашения: работник может дать письменное согласие и на совместительство, причем на выполнение другой работы у одного и того же работодателя (а совместителям, как известно, платят оздоровительные и за совместительство). Но здесь иной казус: Надежда Фильчакова под словами «другая работа» понимает, например, для учителя математики все что угодно, только не дополнительные уроки математики. Но в таком случае, чем совместительство, за которое оздоровительные платят, отличается от совмещения должностей, за которое лечебное пособие не выплачивается? И разве другую работу выполняет учитель математики, если он на полставки преподает все ту же математику в другой школе? Казуистика, да и только. Вот об этом советую подумать учителям, прежде чем они поставят подпись под текстом, который сочинит для них работодатель в дополнительном соглашении к трудовому договору. Уж лучше ничего не подписывать, пока не разобрались в бюрократической казуистике. И уж точно ничего не следует подписывать задним числом. По крайней мере, вы оставите за собой хоть какой-то шанс на получение оздоровительных в соответствии с вашей фактической тарификацией, пока не будет поставлена точка в споре о лечебных пособиях.
Я же пока такую точку в разговоре об оздоровительных пособиях ставлю и перехожу к другим денежным проблемам, поднятым на собрании в шестой школе, а заодно расскажу, какой урок «этики» преподали учителям в связи с их неудобными вопросами начальнику городского отдела образования.
Вопрос об учебниках задала учительница Гюзаль Халитова, которая обратилась к начальнику отдела образования как мама одной из учениц шестой школы: «В мае 2012 года классным руководителям 7 - 8 классов по всему городу было объявлено, что родители должны купить учебники самостоятельно. На основании Закона «Об образовании» все школьники должны обеспечиваться учебниками бесплатно. Почему родители должны покупать учебники?».
Татьяна Семенюк объяснила ситуацию нехваткой бюджетных денег: «В прошлом году у нас на приобретение учебников 1, 7 и 8 классов было выделено из местного бюджета 16 млн 657 тысяч тенге. С помощью этих денег на эти три параллели мы приобрели 64% учебников. Да, на сегодняшний день есть проблема в местном бюджете, когда деньги на приобретение учебников 100% не были выделены. И в этом году эта проблема тоже обозначена. На учебники в 2013 году из местного бюджета предусмотрено 17 млн 920 тыс. тенге. Вопрос этот тоже поставлен перед акимом, но, к сожалению, в местном бюджете есть много вопросов, которые надо закрывать…». Мне Татьяна Семенюк пояснила, что ситуация с учебниками будет более ясна, когда в ГорОО начнут формировать заявку на покупку учебников. Пока же учительница-родительница, задавшая вопрос об учебниках, осталась при своем мнении: «Все школьники должны обеспечиваться учебниками бесплатно». И с ней трудно не согласиться.
После того как Татьяна Семенюк на примере педагогов-организаторов НВП рассказала, как в отделе образования «стараются стоять на стороне учителя», слово взял преподаватель НВП шестой школы Александр Кинцель. Он усомнился в поддержке, ссылаясь на Надежду Фильчакову, которая предлагает платить преподавателям НВП, как и всем педагогам-организаторам, как и психологам, - по более низкой, чем у учителей, категории. Александр Кинцель настаивает на том, что преподаватель НВП – тот же учитель, и разницы в оплате быть не должно. Справедливости ради скажем, сейчас труд школьных преподавателей НВП в Степногорске оценивается так же, как и труд учителей, - по более высокой категории. Надолго ли?
Александр Кинцель привел другой пример: когда с него, уже как с руководителя кружка ЮИД, по рекомендации Надежды Фильчаковой, сняли доплату за высшую профессиональную категорию. К слову сказать, с согласия Татьяны Семенюк, руководителю кружка эту доплату вернули, с чем по-прежнему не согласна Надежда Фильчакова, ссылающаяся на 1400 постановление правительства: «Ну, вот и зря вернули, потому что в приложении доплата за кружковую работу не числится».
Двойные стандарты увидел Александр Кинцель в том, что учителей ограничивают полутора ставками (хотя такое ограничение нигде в законе не прописано – все определяется лишь ответственностью руководителя), объясняя это заботой о здоровье педагогов, и в то же время преподавателей НВП в нарушение трудового законодательства заставляют дежурить в акимате по 12 часов в выходные, или в парке по вечерам, или патрулировать с полицейскими, как это было при бывшем акиме города.
Татьяна Семенюк, назвав ссылку на бывшего акима неэтичной, признала, что многое решается на общественных началах, и не увидела в этом ничего плохого: «…извините, уважаемые коллеги, мы с вами работаем педагогами. И что мы должны сказать, что сегодня мы не должны выполнять закон о всеобуче? Что мы не должны заниматься патриотическим воспитанием или какими-то другими вопросами? Вы же выбрали эту специальность для себя когда-то… Да, мы выходим на субботники! А вы, когда учились в школе, не ходили на субботники? А как мы можем говорить об экологическом воспитании наших школьников?».
Учитель Оксана Башлыкова задала вопрос о субботниках уже от имени родителей: «Родители всё-таки спрашивают: правомочно ли отправлять учеников на уборку за пределы школьной территории - тут все спокойны и «за», а как быть с городской территорией, где шприцы, где детям перчатки никто, естественно, не выдает? Вот как отвечать родителям, как упрашивать, чтобы разрешали детям?».
Татьяна Семенюк в принципе согласилась с учителем, но скорректировала ответ своим разъяснением: «Я с вами согласна. Но есть такие моменты, когда проводятся общегородские субботники, и мы стараемся выбрать те территории для детей, которые менее загрязнены. Но если вы вспомните эту осень, часто вы выходили?.. В этом году мы занимались только территориями своих школ».
Думаю, ожидался ответ на другой вопрос: как будет обстоять дело с субботниками ближайшей осенью или следующей весной? Как будет впредь? Шприц ведь можно найти и на школьной территории. И всегда ли в таком случае помогут перчатки, которые к тому же, как правило, детям не выдаются?
Алефтина Богатенкова задала вопрос о доплате учителям химии за вредные условия труда. На собрании в шестой школе ответа на этот вопрос не дали. А уже перед этой публикацией Татьяна Семенюк, со ссылкой на 1400 постановление, ответила: доплата учителям химии за вредность не предусмотрена. Такой же ответ на блоге Министерства труда и соцзащиты дает эксперт Управления нормирования и оплаты труда А.Е. Юсупова: «Доплаты за условия труда гражданским служащим, работникам организаций, содержащимся за счет средств государственного бюджета, работникам казенных предприятий образования приведены в приложении 4 Постановления, где не предусмотрена доплата за работу во вредных условиях труда лаборантам и учителям кабинетов химии общеобразовательных школ».
Ну и, наконец, об уроке «этики», данном учителям шестой школы. Не представившийся мужчина сделал комплимент начальнику и экономисту отдела образования: «Татьяна Викторовна, Надежда Петровна, я, когда вас вижу, всегда преклоняюсь перед этой вашей мощью, грамотностью в экономике», - и упрекнул мужчин: «Разумеется, в любой сфере бывают свои минусы, плюсы, как вы, Александр Евгеньевич, сказали, но до такой степени не надо докатываться. Мы, мужчины, находимся среди женщин, мы должны достойно вести себя. Татьяна Викторовна, я извиняюсь за некоторые вопросы за мужчин». На всё это упомянутый Александр Кинцель резонно заметил: «За меня не надо извиняться, я за себя сам извинюсь». Алефтина Богатенкова сразу же после слов, адресованных директорам: «А мы вас не приглашали», - принесла всем извинения, но, в назидание, была трижды порицаема – не перебор ли с уроками «этики»? Но если здесь еще можно хоть как-то в чем-то усомниться, то, вне всяких сомнений, не очень согласуется с общепринятым пониманием этики урок, который был дан учителям директором одной из школ: «Бишара и бишара – по-другому не скажешь».
Умиротворила всех председатель профсоюзной организации ГорОО Наталья Базарова, которая взяла слово в связи с вопросом о качестве и стоимости профосмотра: «Про качество медосмотра мы ещё будем говорить. Я ни для никого не открою секрет: далеко не в каждом районе Акмолинской области медосмотр бесплатный… У нас он на 100% для работников бесплатный, за счёт средств местного бюджета. Уважаемые коллеги, обращаюсь к учителям шестой школы. Это моя родная школа, я её закончила, здесь учится моя дочь. Школа замечательная, педагогический коллектив здесь чудесный, творческий! Поэтому давайте, уважаемые коллеги, будем продолжать в том же духе, на том же подъёме… Я одного понять не могу: ведь нам уделяется такое огромное внимание в городе! Вы со мной не согласны? Ну, неужели я не права? Поэтому, уважаемые коллеги, всем здоровья и благополучия и дальнейших творческих успехов!».
На мой взгляд, учителя шестой школы, наконец-то посчитав себя право имеющими, подняли жгучие, актуальные, вполне обоснованные вопросы, решение которых должно быть каждодневной заботой профсоюзного лидера, директора школы, начальника городского отдела образования. Я же не могу избавиться от ощущения, что учителя не почувствовали этого единения в отстаивании своих законных интересов, а, скорее, получили взамен малоубедительные уроки «этики», «словесности», «права» и «арифметики». Может быть, я ошибаюсь и будут-таки извлечены должные уроки из сказанного педагогами шестой школы?

Виктор МОЛОДОВСКИЙ
 

Просмотров: 958 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar