Главная » 2013 » Май » 24 » Последний шанс вместо митинга (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
23:07
Последний шанс вместо митинга (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
Несмотря на то, что наш недавний разговор с исполняющим обязанности гендиректора СГХК Владимиром Кравцовым о трудной ситуации в Шантобе был впоследствии существенно смягчен, красной нитью через всю публикацию «В лодке и за бортом» прошел упрек в адрес комбинатовского профсоюза, якобы своими действиями дестабилизирующего обстановку на руднике. «Расшатывает ли лодку» председатель профкома СГХК Геннадий КУЗЬМИН и как он это делает, я спросил у него самого. И вот до чего мы договорились. 

Срок выхода из простоя все-таки назывался

Владимир Кравцов сказал мне, что никогда не называл конкретных сроков возобновления работы рудника Шантобе после простоя. О них можно будет говорить, уточнил гендиректор, после отмены налога на добычу полезных ископаемых для СГХК. Геннадий Кузьмин считает такую увязку шантажом и вспоминает события, когда назывались конкретные сроки выхода шахты из простоя.
В декабре прошлого года гендиректор СГХК пригласил председателя профкома к себе и сказал о критичности ситуации в Шантобе: надо остановить рудник на 2 – 3 месяца, провести геологоразведочные работы и в апреле возобновить работу. Разговор в расширенном составе состоялся на самом руднике – сначала с инженерно-техническими работниками, потом с бригадирами. «Сидело 30 или 40 человек. И если я вру, когда говорю, что было обещано возобновить работу с апреля, - заочно парирует председатель профкома гендиректору, - значит, врут все, кто там был». 
В доказательство правдивости своих слов Геннадий Кузьмин вспомнил о двух письмах, вышедших одно за другим, за подписью гендиректора СГХК Владимира Кравцова и его заместителя Михаила Кирасирова – «О введении режима простоя» и «О введении режима неполного рабочего дня». В обоих письмах ограничения вводились лишь на первый квартал, до 31 марта 2013 года. Естественно было предположить, рассуждает председатель профкома, что с 1 апреля, когда будет подготовлен новый фронт работ, рудник Шантобе и ГМЗ возобновят производство. О том, чего все ждали до апреля, я узнал из протокола мартовского заседания профкома: «Администрацией СГХК при введении режима неполного рабочего времени… в течение первого квартала будут проведены и уточнены геологоразведочные работы, а также будут запущены новые производства, на которые будут использованы высвобожденные средства, и со второго квартала будет запущено все производство, люди будут выведены на полный рабочий день». 
Вспомнил Геннадий Кузьмин и о двух совещаниях в правительстве: на январском под председательством первого вице-министра индустрии и новых технологий Альберта Рау руководству СГХК поручалось, в частности, «ускорить эксплуатационную разведку на северо-западной залежи для возобновления работ во втором квартале 2013 года»; а на февральском совещании под председательством первого заместителя премьер-министра Бахыта Сагинтаева акиму Акмолинской области совместно с ТОО СГХК поручалось «в срок до 1 апреля 2013 года разработать график восстановления полной занятости работников рудника Шантобе». 

Оставили без работы, замахнулись на зарплату

Но, как показало время, ожидания простаивающих работников не оправдались. Первым тревожным сигналом Геннадий Кузьмин считает адресованное ему письмо за подписью Михаила Кирасирова – об изменении с 1 марта системы оплаты труда в СГХК: зарплату предложено разделить на постоянную (75% от среднемесячной) и переменную (25%), «которая будет выплачиваться в виде премии в зависимости от выполнения установленных показателей». Поскольку показатели в условиях простоя рудника Шантобе, ГМЗ и невыполнения производственного плана обеспечиваться не будут, то, резонно замечает Геннадий Кузьмин, у работников предприятия зарплата снизится на четверть. 
Профком сразу же отреагировал на административное «нововведение»: «Средняя зарплата специалистов и служащих ТОО СГХК – самая низкая на предприятиях атомной отрасли Республики Казахстан. Введение новой системы оплаты труда приведет к снижению основной зарплаты на 25%. Условия системы оплаты труда определены коллективными договорами и не могут быть ухудшены... А изменения и дополнения к коллективному договору производятся по взаимному согласию сторон…»
Естественно, профком СГХК не согласился с предложением работодателя. Более того, Геннадию Кузьмину было поручено известить городскую трехстороннюю комиссию, акимат, инспекцию труда и Федерацию профсоюзов СГХК о попытке ущемления прав работников. Если и это не остановит администрацию комбината, профком готов провести конференцию трудового коллектива. Профсоюзные активисты предложили и свое решение вопроса – «увеличить установленный фонд оплаты труда на 25% для стимулирования работников». Хоть такое предложение и может восприниматься администрацией СГХК как форменное издевательство, но, задается риторическим вопросом Геннадий Кузьмин, не так ли выглядит предложение руководства предприятия своему трудовому коллективу? 

Тупики вместо выхода из простоя

Еще не закончился первый квартал 2013 года, на который руководство СГХК брало таймаут, как профсоюзным активистам СГХК стало ясно: с апреля рудник Шантобе не заработает. Подтверждением тому – очередной приказ, вышедший в начале марта из стен управления комбината: «ввести в ТОО СГХК с 1 апреля по 30 июня 2013 года режим неполного рабочего времени…».
Профком предприятия не оставил без внимания и этот приказ: «Не давать согласия на введение режима неполного рабочего времени». На заседании профкома также было решено уведомить акимов области и города о «действиях администрации СГХК, которые могут спровоцировать трудовой конфликт». Реакция на громкое заявление профсоюза не заставила себя ждать: 14 марта аким города Муратбек Такамбаев провел совещание с участием Владимира Кравцова, где было принято решение о предоставлении календарного плана-графика полной занятости работников рудника Шантобе в срок до 30 марта 2013 года.
Но буквально за день до указанного срока Владимир Кравцов, вопреки достигнутым в акимате договоренностям, подготовил очередной приказ - о простое: «В связи с тем, что работы, связанные с добычей руды, ее перевозкой и переработкой на ГМЗ, не возобновлены, приказываю продлить для подразделений ТОО СГХК режим простоя с 1 апреля 2013 года до возобновления работ по добыче руды». «До возвращения с Марса», - иронично перефразировал концовку приказа Геннадий Кузьмин, который считает, что таким образом администрация предприятия расписалась в собственном бессилии. В таком случае, считает председатель профкома комбината, надо набраться решимости и сказать: для рудника Шантобе перспектив не видим, пусть государство берет на себя ответственность за поселок, где проживает 5 тысяч человек. Не решается так сказать администрация комбината – тогда профком готов стучаться во властные кабинеты. 

Пишется ли худший сценарий?

Заместитель акима Акмолинской области Асхат Кайнарбеков, увидев в обращении Геннадия Кузьмина предупреждение о возможной социальной напряженности из-за действий администрации СГХК, сообщил о создании при акимате рабочей группы (антикризисного штаба), которая будет держать все поднятые профсоюзом вопросы на постоянном государственном контроле. Примером такого контроля может быть трехсторонняя комиссия по социальному партнерству, о закрытом для СМИ заседании которой мы сообщали вам в подробностях в публикации «Есть ли выход из шантобинского тупика?». Там, по большому счету, дальше слов дело не пошло. Но поднимались вопросы, заставляющие о многом задумываться. К примеру, аким спросил у заместителя гендиректора СГХК Михаила Кирасирова, планируется ли продажа горной техники? Возникли даже предположения, что администрация предприятия ведет все к избавлению от рудника? Трехсторонняя комиссия не тот орган, где обсуждаются сплетни. И, несмотря на то, что Кирасиров развеял прозвучавшие вслух худшие опасения, в самом комбинате говорят: нет дыма без огня. Поговаривают, что в стенах управления комбината в первых числах апреля родилась бумага после встречи нескольких человек. Якобы рассматривался сценарий полной остановки кучного выщелачивания и консервации поверхности шахты. Вроде бы, речь шла и об оптимизации расходов рудника на простой в 2013 году, и об определении списка излишней горной техники, которую можно продать. Ну а о том, что простаивающий персонал Шантобе предлагается в качестве рабочей силы всем недропользовательским компаниям, открытым текстом говорил сам Михаил Кирасиров на заседании трехсторонней комиссии. Была ли тайная встреча в управлении СГХК или ее не было, нам доподлинно неизвестно, но в акимате 22 апреля обсуждался самый худший сценарий. Конечно, с одной только целью: чтобы его не допустить. И, видимо, до худшего не дойдет – во всяком случае, в этом меня заверил сам исполняющий обязанности гендиректора СГХК Владимир Кравцов, о чем мы вам уже сообщали в корреспонденции «В лодке и за бортом».

В ожидании умного сценария

Тем не менее, председатель профкома СГХК, не видя конкретных результатов от всех прозвучавших на разных уровнях обещаний, 24 апреля передал письмо в канцелярию премьер-министра страны. Геннадий Кузьмин вкратце изложил Серику Ахметову ситуацию на руднике Шантобе, напомнил о договоренностях у Альберта Рау и Бахыта Сагинтаева и подытожил: «Профсоюзному комитету и трудовому коллективу ТОО СГХК не известны результаты протокольных совещаний», а принимаемые руководством комбината решения свидетельствуют о другом: «администрация предприятия делает попытки оставить режим неполного рабочего дня и во втором квартале», издала очередной приказ о простое. Профком СГХК попросил премьер-министра страны «экстренно вмешаться в данную ситуацию и принять меры для предотвращения назревающей конфликтной ситуации в трудовом коллективе». 
Сегодня председатель профкома СГХК ждет ответа премьер-министра. Геннадий Кузьмин допускает проведение и профсоюзной конференции трудового коллектива, и митинга. Но, категоричен профсоюзный лидер, уж точно не с него надо спрашивать за протестные настроения в Шантобе. И трудно не согласиться в этом с Кузьминым. Рудник простаивает, шахтеры вертят в руках каски, заявляя о своем праве хоть на какое-то сносное существование, а виноват… профсоюз? Виноват председатель профкома, который последовательно отстаивает интересы доверившихся ему людей? Как ни крути, а главный спрос все-таки с тех, кто создал напряженную ситуацию.
И все-таки, согласитесь, не лучшее дело заниматься только поиском виноватых. По мнению председателя профкома СГХК, куда продуктивнее заняться делом. Во всяком случае об этом договорились собравшиеся на экстренной встрече в Шантобе накануне Первого мая. Шахтеры, как предполагалось, на митинг протеста не вышли. А это значит, сегодня еще есть шанс, может быть, последний, начать работу не по худшему, а по умному сценарию развития Шантобе.

Виктор МОЛОДОВСКИЙ
Просмотров: 981 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
avatar
1
3 мая в Министерстве проведено совещание с участием госкомпании «Казатомпром», ТОО «СГХК» и представителя Департамента недропользования относительно вопросов по руднику «Шантобе» и комбинату.

По результатам совещания вынесены следующие предложения:

для разработки участка №6 Буденовского месторождения урана и Грачевского рудного узла

1) до 25 мая 2013 года «СГХК» и «Казатомпрому» подготовить все необходимое для создания совместного предприятия по реализации проекта разработки участка №6 Буденовского месторождения урана и Грачевского рудного узла (сегодня уже 27 мая).

2) после 25 мая срочно создать и зарегистрировать совместное предприятие по вышеизложенному направлению (воз наверно и ныне там).

3) до 25 мая 2013 года Комитету геологии и недропользования представить ТОО «СГХК» необходимую документацию для проведения технико-экономических расчетов (ТЭР) по разработке Грачевского рудного узла (наверное, тоже в процессе).

4) в срок до 7 июня 2013 года разработать ТЭР по разработке Грачевского рудного узла.

по освоению медно-молибденового месторождения «Кызылту»

1) ТОО «СГХК» и «Казатомпрому» в срочном порядке утвердить соглашение о совместной реализации проекта «Кызылту».

2) ТОО «СГХК» ускоренно осуществить процедуру выкупа у «Казатомпрома» 25,9 % доли участия в проекте «Кызылту».

по месторождениям урана «Восток» и «Звездное»

1) в срок до 25 мая провести заседание межведомственной комиссии Министерства экономики и бюджетного планирования республики Казахстан об отнесении месторождения «Восток» и «Звездное» к категории низкорентабельных и в связи с этим рассмотреть возможность применения пониженной ставки НДПИ, т.е. снизить налог на добычу полезных ископаемых для месторождений «Восток» и «Звездное» (наверное, и здесь все без изменений).

дополнительно по руднику «Шантобе»

1) «Казатомпрому» проработать вопрос и подать Департаменту недропользования заявку на проведение прямых переговоров по получению права недропользования вольфрамо-молибденового месторождения «Аксоран», находящееся в ведении корейской фирмы (тут, наверное, затянется на годы).

2) ТОО «СГХК» совместно с СПК «Есиль» проработать вопрос и подать Департаменту недропользования заявку на проведение прямых переговоров по получению права недропользования золотосодержащего месторождения «Куспек».

Одним словом, вынесено предложений много, а вот их окончательные решения оставляют желать лучшего.
avatar