Главная » 2009 » Декабрь » 13 » Помогите, облака (быль)
15:51
Помогите, облака (быль)
«Если бы ты знала, как я не хочу сегодня ехать!» - говорила Олеся подруге, стоя на площадке, возле своей квартиры. На вопрос «Почему?» девочка всего лишь пожала плечами и сказала: «Не хочу - и все». Она нахмурила брови. А ведь очень не хотела, а почему - сама не понимала. Просто как-то все переиграли в последний момент.

Как и каждое лето, она с родителями ездила перед школой в деревню к деду. Так было и в этот раз. Рано утром они должны были выехать на двух машинах. Олеся, родители и двоюродный братишка. Но почему родители все поменяли, Олеся не поняла, а ведь так устали на даче, да и отец сегодня спозаранку ушел таксовать, мама недавно с работы. И с друзьями на вечер договорилась с собакой погулять, и хотела записать пса на выставку. А это для Олеси было сейчас самым важным. Корнет - любимый пес и самый преданный друг. Она родителей почти два года уговаривала взять в дом немецкую овчарку. И когда, наконец, они поддались на Олесины уговоры в обмен на обещание самой ухаживать за псом, она была самой счастливой. Щенка привезли из России. Дорога дальняя, малыш из-за питания всухомятку заработал «энтерит», и она вместе с мамой не спала ночами: уколы, таблетки – думали, не спасут. Корнушка излечился и рос очень умным, здоровым псом, не приносил никаких хлопот. Они любили гулять с другими собачниками, и вот сегодня все Олесины планы были нарушены.
«Мам, может, все-таки утром?» - неуверенно спросила дочка, прекрасно понимая, что вопрос все равно уже решен. «Раньше выедем - раньше приедем!» - отрезал отец. Что ж, значит, едем. В одиннадцать часов они выехали. Дорога была не очень. Полосами стелился туман, то резко пропадая, то также резко начинаясь. За двенадцать километров до Келлеровки братишка просигналил, чтобы во второй машине остановились. Они перекусили, и брат позвал Олесю к себе в машину: «Скучно, пошли!». Почему-то отец обогнал их и ехал теперь впереди. Она болтала с братом, копошилась в кассетах, и когда брат стал резко тормозить, подняла голову. Сквозь туман была видна машина, такая же белая, но почему-то стояла она как-то неровно, поперек дороги, и передняя правая ее часть была под задней частью «КамАЗа». А где машина родителей? Она должна быть где-то рядом! Олеся выскочила на ходу, в один миг долетела до машины. К Олесе навстречу из «КамАЗа» вылез заспанный водила. Девочка пыталась открыть дверцу покореженной машины родителей, но из-за удара кузов автомобиля перекосило и дверь заклинило. Она металась от машины к водиле и кричала: «Ты убил моих родителей! Я ненавижу тебя! Ты убийца!». А он всего лишь стоял и тупо смотрел на происходящее. Брат с другой стороны пытался открыть дверь. «Давай же, открывайся!» - только и повторял он. Девочка долбилась в машину. Отец лежал на руле, было слышно, как он хрипит. От удара он всем телом подался вперед, отчего ремень натянуло, и это мешало ему дышать. Мама была на заднем сиденье в странном положении, не шевелилась. Ни на стук по машине, ни на крики девчонки родители не реагировали. Только почему-то Корнушка просто лежал и смотрел сквозь стекло. И скулил тихо-тихо. Олесе казалось, что все происходит слишком долго, что время остановилось, да и вообще, что все это нереальность - не может быть реальностью, потому что такого просто не может быть, не может быть с ней, только не с ней…
Подъехала иномарка, вышедшие из нее люди стали помогать вскрывать машину. Когда наконец-то двери поддались, брат быстро перерезал ремень на шее у отца. Мужчины стали доставать Олесиного отца из машины и перетащили его, в бессознательном состоянии, к себе в иномарку. Тем временем братишка кое-как открыл дверь со стороны мамы. Когда он рукой дотронулся до нее, тело завалилось на бок. «Все. Это конец!» - подумал он, но в этот момент услышал стон. Парень быстро стал вытаскивать женщину из автомобиля. Она, вроде, пришла в себя. Ничего не понимающую, ее довели до иномарки. Пока все это происходило, девчонка рвалась к машине и кричала, но какие-то сильные руки держали ее и не отпускали. Олеся вырывалась как могла, но сил для этого было не достаточно. Она кричала что-то, и в горле уже болело. Почему-то все молчали, и Олеся слышала только свой крик.
Родителей поместили в машину и повезли в ближайший населенный пункт, в Келлеровку. Девочка наблюдала все это. «Ну отпустите же, пожалуйста, прошу вас, я хочу к родителям!» - молила она. Когда Олесю все же отпустили, машина уже отъезжала. Девочка попыталась бежать за машиной, но брат поймал ее за руку и рванул к себе. Она вырывалась, а он ее тряс и кричал что-то. Чтобы девчонка пришла в себя, ему пришлось шлепнуть ее по лицу, и это немного помогло. «Помоги мне!» - сказал он. Олеся подбежала к машине. Собака лежала, скулила и не двигалась. «Корнушка, мальчик мой, иди ко мне...». Почему же он не встает? Она вытащила пса на асфальт, Корнет попытался встать, но задние ноги были неподвижны, и он падал на землю. Откуда взялись у 15-летней девочки силы поднять 20-килограммового пса, чтобы дотащить его до машины? Несчастного пса уложили на заднее сиденье, и ребята поехали в Келлеровку, в больницу, куда отвезли родителей. У разбитой машины остались двое мужчин, нервно курили. И неподалеку заспанный водила «КамАЗа», с видом побитой собаки стоящий у своей машины. Все молчали. Была тяжелая тишина. Складывалось впечатление, что даже туман, будто чувствуя свою вину, больше не обволакивал их, а все гуще и гуще спускался в низину…
Олеся всю дорогу до больницы молчала, да и о чем говорить. Она глубоко погрузилась в себя. Перед глазами стояла разбитая машина, мятое лицо усатого водилы, а в ушах поскуливание собаки… Сейчас для Олеси главное было увидеть родителей.
Красную черепицы крышу она увидела издали и каким-то внутренним чутьем поняла, что это больница. Внутри все сжалось и сердце бешено заколотилось, тошнота подступила к горлу. Девочка вбежала в помещение, всех расталкивая, с криками «где мои родители?!» врывалась в каждую закрытую дверь. Какая-то женщина позвала девочку. В маленькой комнате, за ширмой, на кушетке, лежала мама. Вокруг было много народу, все что-то делали. Рядом с мамой сидел человек в белом халате и что-то делал с маминой рукой. Девочка пригляделась… О Боже! Он на живую зашивал маме кожу на руке, всю в крови! Олеся взглянула на маму: лицо было неузнаваемо, оно опухло, губы разбиты, глаза туманны и взгляд был непонимающим…
Когда пытаешься настроить какую-нибудь музыкальную волну на радио, слышатся разной частоты шумы и непонятные звуки - именно это девочка услышала в ушах. Очнулась она на полу от неприятного запаха. Олесю подняли с пола и вывели из комнаты. Врач отправил брата за какими-то медикаментами, которых не было в больнице, и ему нужно было искать их по Келлеровке. Он что-то говорил сестре, но ничего не доходило до Олеси - одни лишь мысли занимали ее голову: почему именно с ней и где папа? Может, это просто сон…
Девчонка рвалась к родителям, спрашивала, но ее никто как будто не замечал, игнорировали все ее вопросы. Подошедшая женщина взяла девочку за руку и вывела из больницы, что-то кричала и оставила сидеть на лавочке под кленами. Когда Олеся снова пыталась войти в больницу, ее не пускали, выталкивали за дверь. Как она ненавидела в тот момент всех этих людей в белых халатах, которые разлучали ее с самым дорогим... Брат привез лекарства и, позвав сестру с собой и получив отказ, уехал к разбитой машине. Нет, Олеся будет с мамой и папой…
Она сидела на скамейке под кленами и плакала. Когда подняла голову, небо было ярко-голубым и таким глубоким, и облака казались нежными, пушистыми - было такое ощущение, что они сейчас собрались все в единое целое и образовали крест. Этот крест находился над головой девочки и, как живой, внимал ее слезам. Девочка опустилась на колени и начала молиться, глядя в небо.
...Сколько прошло времени, Олеся не помнит, но когда санитарка вышла, чтобы позвать ее, уже вечерело. Обессилевшую девочку отвели к маме. Она лежала на кровати, Олеся сразу ее не узнала. Это была не мама. Лицо очень опухло. Губы вздулись. Рука перебинтована и вся в крови. Мама привязана к кровати. На вопрос, зачем маму привязали, девочке ответили: чтобы не вставала, у нее травма тазобедренного сустава, кости все раздроблены. «Мамочка!» - кинулась к ней Олеся. «Где мы? Мы у бабушки? А где папа?» - спрашивала мать. Она ничего не понимала, где она находится, что с ней. На Олесином лице застыл ужас: что с мамой? Из этого состояния Олесю вывел папин голос: «Доча, что с мамой?». Она обернулась, в проеме двери стоял отец, опираясь на какую-то трость. Весь перебинтованный и в какой-то очень странной, неестественной позе. Санитарка стала выгонять отца из палаты, объясняя, что ему нельзя вставать, а уж тем более ходить.
...Из Степногорска приехал еще один Олесин брат и забрал ее с собакой. В клинике ей сказали, что родителей привезут позже, так как местная больница не имеет возможности проводить подобного рода операции, а они очень и очень сложны… Проезжая по той же страшной дороге, только домой, девчонка уткнулась лбом в окно и смотрела на все те же облака, которые были все это время с ней, но только уже в сумерках смотрелись тяжелыми и темными… Но они были ее неотступными спутниками, наблюдали за Олесей и слушали ее. Ее молитву, просьбу, крик… «Прошу вас, заклинаю, помогите, облака! Пусть все с ними будет хорошо, самое главное, чтобы живы остались…»
Оксана БЕРЕСТОВСКАЯ
Просмотров: 775 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar