Главная » 2012 » Сентябрь » 21 » Непотопляемый секонд-хенд (Надежда КАХАНОВА)
22:49
Непотопляемый секонд-хенд (Надежда КАХАНОВА)
История этого вида деятельности началась еще в средние века. Когда-то европейские монархи в качестве благодарности за некие услуги дарили своим приближенным одежду с королевского плеча. Кто бы мог подумать, что выражение особой милости сильных мира сего со временем трансформируется в особый вид торговли под названием секонд-хенд, что в переводе с английского означает «вторая рука».

Одна рука с другою не в ладу
Несмотря на английское название, то, что под ним подразумевается, нам с вами давно знакомо. Современный секонд-хенд - это некий гибрид магазинов уцененных товаров и комиссионки, очень популярных в народе в советское время. Разница лишь в том, что в Европе секонд-хенды изначально имели своей целью благотворительность, а у нас в таких магазинах одни советские граждане избавлялись от ненужных вещей с выгодой для себя, другие, наоборот, стремились приобрести нужную вещь за приемлемую цену, при этом все дивиденды получало государство.
В Европе и сегодня большинство секонд-хендов содержатся благотворительными обществами. Причем государство оказывает им поддержку в виде снижения налогов. Такие льготы объясняются тем, что благотворительные магазины работают по принципу социального предпринимательства, то есть занимаются коммерческой деятельностью с целью сбора средств на социальные нужды. Эти магазины часто сотрудничают с брендовыми «стоками» - так называются магазины уцененных товаров, где продаются вещи из прошлых коллекций. Основными покупателями благотворительных магазинов, в основном, становятся люди с невысоким доходом, которые имеют возможность купить здесь товары хорошего качества по очень низким ценам. Вырученные от продажи средства используются для помощи больным детям, бездомным, приютам для брошенных животных.
В нашей стране история секонд-хендов развивалась совсем иначе. В начале девяностых все «уцененки» и «комиссионки», как говорится, приказали долго жить, чтобы очень скоро возродиться снова, уже под европейским названием, но совсем не с благотворительной целью. Правда, и выглядело все это поначалу вовсе не по-европейски. Мне хватило только один раз увидеть, как толпа людей роется в общей куче несвежей, с отвратительным запахом одежды, чтобы надолго отбить охоту впредь заглядывать в подобные заведения. И хотя поговаривали, что среди этого тряпья частенько попадаются очень даже приличные вещи, но мне претила сама мысль, что можно надеть на себя что-то выуженное из этой неприглядной массы.

Откуда «дровишки»?
Нынче секонд- хенд уже далеко не тот, что был двадцать лет назад. Теперь во многих странах Европы существуют десятки компаний, работающих на всепоглощающий рынок стран СНГ. Докатилась волна цивилизованной торговли секонд-хендом и до нас. Сегодня такие магазины стремятся «показать товар лицом», для чего используют стойки с вешалками и полочками, некоторые даже обзавелись примерочными. Любой горожанин теперь может зайти в магазин под вывеской «Секонд-хенд » и, если повезет, очень недорого купить брендовую вещь (разумеется, из позавчерашних коллекций), не роясь при этом в куче сомнительного тряпья.
Откуда же берутся все эти вещи, да еще в таких количествах? Все очень просто: в Европе люди относятся к вещам гораздо проще, чем мы, и расстаются с ними тоже намного легче нас. Даже брендовую одежду европейцы, как правило, носят не больше одного сезона, затем безвозмездно сдают её в пункты приема секонд-хенда или бросают в автоматы по приему одежды, установленных в самых «проходных» местах где-нибудь на улицах Гамбурга или Амстердама. Пожертвованная таким образом одежда после всех ступеней переработки, включающих сортировочные фабрики и предприятия по дезинфекции одежды, минуя несколько границ, оказывается, в конце концов, на складах оптовой торговли секонд-хендом где-нибудь в Астане или Кокшетау, откуда уже поступает на прилавки наших магазинов. Кстати, фирм, легально занимающихся прямыми поставками из Европы, очень немного. Остальные же являются перекупщиками и работают по принципу «гаражных складов». Покупая в таких местах мешки с дешевым секонд-хендом, предприниматели в буквальном смысле покупают «кота в мешке»: товар здесь попадается очень разношерстный, причем соотношение хорошего и бросового товара явно в пользу последнего.

Маска, я вас знаю
Кто же является потенциальным покупателем секонд-хенда? Продавцы говорят, что сегодня четко определить категорию горожан, пользующихся услугами секонд-хендов, невозможно. Среди людей со средним достатком и тех, кто явно имеет невысокую покупательскую способность, частенько встречаются люди, занимающие достаточно высокие позиции в нашем городе. И все они находят подходящий для себя товар. Ничего удивительного, ведь зачастую качественная футболка или джинсы из секонд-хенда оказываются куда более практичной покупкой, чем подобная вещь из торгового центра, где под видом турецких (что предполагает - качественных) нам нередко подсовывают вещи китайского или киргизского производства, теряющих вид уже после первой стирки. У секондов, рассказывают продавцы, немало постоянных покупателей. Это так называемые «зависимые». Они приходят сюда каждую неделю, в десятый раз перебирают вещи, что-то меряют, прицениваются. Судя по всему, им не столько важна покупка, сколько сам процесс. Но продавцы привыкли и не ропщут, поскольку такие покупатели, сами того не подозревая, часто являются бесплатной рекламой.
Продавцы говорят, что у сегодняшнего покупателя отношение к секонд- хенду такое же, как к любому другому товару. Хочешь – бери, не хочешь – проходи мимо. Многие из моих знакомых, а среди них есть люди со вкусом и с достатком, периодически покупают одежду в секонд-хендах. Особым спросом пользуется детская одежда. Фирменные детские вещи ведь стоят очень дорого, а ребенок не успевает их сносить – вырастает. Поэтому можно понять желание наших людей купить недорого почти новые детские вещи солидных фабрик. К тому же некачественная, хоть и новая, одежда неизвестных производителей стоит у нас много дороже. Есть еще одно неоспоримое достоинство товара, представленного в секондах, – здесь каждая вещь существует в единственном экземпляре и, между прочим, среди ношеных вещей часто попадаются абсолютно новые, даже с бирками. Возможно, эти вещи были подарены и не подошли по размеру, а может быть, просто разонравились.
Однако среди наших горожан есть и такие, кто вообще не приемлет посещение секонд-хендов. Они никак не возьмут в толк, как можно носить одежду после чужого, возможно, больного человека. Их убивает мысль о том, что эту одежду могли снять с умершего. Приверженцы модного нынче учения фэн-шуй считают, что, надевая чужую одежду, человек принимает на себя чужие неудачи. Я не являюсь поклонницей всевозможных иностранных учений, не имеющих к нам никакого отношения, но лично мне очень неприятно видеть в секондах ношеное нижнее белье, даже после специальной обработки, и никогда не пойму тех, кто это покупает. Хотя принято считать, что подержанная одежда из Европы вполне безопасна: на специальных фабриках ее сначала обрабатывают паром, а затем в течение нескольких часов дезинфицируют газом. Именно поэтому в секондах стоит такой стойкий неприятный запах. Кстати, магазины, торгующие подержанными вещами, обязаны иметь и предоставлять по первому требованию покупателя сертификат о прохождении товаром дезинфекционной обработки.

Какой ветер наполняет паруса?
Главная проблема для любого секонд-хенда – воровство. Причем воруют, по признанию владельцев магазинов, и покупатели, и продавцы. Даже если удастся найти хорошего продавца, то ему все равно не хватит одной пары глаз, чтобы уследить за таким большим количеством вещей. Поэтому, в отличие от дорогих магазинов, продавцы секондов не бегут навстречу покупателям с вопросом: чем вам помочь? Не суетятся вокруг, предлагая померить и то, и это. У них другая задача – следить, чтобы покупатели ничего не стащили. И вот что интересно, говорят продавцы, часто воруют совсем не те, кого можно было бы подозревать, а вполне приличные на вид люди. Одни пытаются надеть на себя сразу несколько вещей, другие – спрятать понравившуюся вещь в сумку. Имеется своя тактика и у подростков. Обычно они входят в магазин большой компанией, при этом одни молодые люди стараются отвлечь продавца, а другие в это время рассовывают по карманам носки и прочий мелкий товар.
И все-таки владельцы секонд-хендов не в накладе. Что за ветер наполняет их паруса и позволяет прочно держаться на плаву? Одежда – товар сезонный, поэтому все магазины, торгующие одеждой, стараются вовремя распродать товар уходящего сезона и выставить актуальный. Все – кроме секонд-хендов. Эти магазины можно смело назвать всесезонными. Почему так? Любой торговый бизнес всегда находится под угрозой того, что непроданная товарная масса камнем потянет его на дно. В торговле секонд-хендом это может быть особенно опасно. Ведь если залежалый товар в других магазинах еще можно сбыть с рук, применив общеизвестные приемы, например, просто перевесить одежду по-другому, создавая видимость обновленной коллекции или снизить цену на товар уходящего сезона, то из секонд-хенда непроданные остатки могут уйти разве что в виде ветоши на производство или в СТО. Однако, как ни странно, главный закон торговли секонд-хендом – чем больше дешевого товара, тем больше на нем можно заработать – действительно работает и приносит доход. К тому же, эти магазины давно перешли на новую форму обслуживания. Уже мало где продают подержанную одежду как раньше – на вес, разве что совсем плохонькую. Вещи поприличнее висят с готовыми ценниками, явно не соответствующими их реальному весу. Вариант беспроигрышный, если учесть начальную оптовую цену тех же вещей. И даже в качестве ветоши залежалый товар уходит тоже не задаром.
Но не стоит думать, что вся одежда, висящая на вешалках и лежащая на полках в секонд-хендах, привезена из Европы. В последнее время наши магазины освоили новый вид дохода – посредничество между горожанами, желающими избавиться от старых или надоевших вещей – неважно, какого производителя, и горожанами, желающими купить вещи подешевле. Рынок диктует свои законы: есть спрос – есть предложение. Схема проста: достаточно срезать предательские ярлычки и все – можно выдавать вещь за европейскую. А зачастую продавцы вообще не стесняются предлагать явно не фабричные вещи, сшитые неизвестно кем и где. А что? Ведь дешево – какие могут быть претензии?
Бывает, происходит и обратный процесс. Посещая обычные магазины, я не раз ловила себя на мысли, что вот эта вещь выглядит так, словно она поступила сюда из «стока» или секонд-хенда. Как правило, этим грешат предприниматели, имеющие обычный магазин одежды и секонд-хенд одновременно. Нет ничего проще: хорошие вещи из партии секонд-хенда вывешиваются в обычном магазине, при этом предполагается, что бирки (если их нет) якобы оторвались во время примерок. А залежалый товар из того же магазина перекочевывает в секонд-хенд. И никакого убытка! Поймать хитреца за руку практически невозможно. При любом раскладе продавец остается в выигрыше. Наверное, поэтому количество магазинов, торгующих секонд-хендом, растет, как грибы после дождя. И все они, несмотря на тесноту маленького торгового пространства, держатся на плаву только благодаря нам, покупателям. Пока нас интересует все то, что они нам предлагают, «вторая рука» не спустит паруса.

Надежда КАХАНОВА




Просмотров: 2767 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar