Главная » 2014 » Май » 17 » Кладбищенские истории (Максим БАЛУЕВ)
00:19
Кладбищенские истории (Максим БАЛУЕВ)

В Родительский день на городском кладбище людно – без конца вереница машин тянется к погосту. Отдавая дань памяти, живые по традиции навещают мертвых. Разложенные на могилах куличи, яйца и конфеты моментально сметают в пакеты бомжеватого вида компании… Чем живет городской погост сегодня? Об этом мы накануне Радоницы (как еще называют Родительский день) беседовали с руководителем городского кладбища Игорем Матюшенко.

 

Сам погост находится в государственной собственности, однако периодически акимат проводит тендер, выставляя на него организацию услуг по захоронению людей. Выиграл его предприниматель Игорь Матюшенко, который уже более двадцати лет занимается здесь «похоронным» бизнесом – продает памятники, гробы, венки и другие предметы для проводов умерших в последний путь.

По словам Игоря Федоровича, в прошлом году на огромной территории покоилось около 18500 человек, а сегодня, сбивается со счета Матюшенко, эта цифра достигла, наверное, девятнадцати тысяч. Ежемесячно на кладбище хоронят до тридцати умерших, а лет пять-шесть назад было и того больше – до 45 человек в месяц. «Старики, наверное, вымерли, а молодежь уезжает», - предполагает Игорь Матюшенко.

Самая главная проблема городского погоста – это мусор. Хоть это и странно звучит, но православным остается завидовать мусульманскому кладбищу, где всегда чисто. А на христианском кладбище незадолго до Родительского дня огромный грузовик собирает горы мусора – сорванную с могил траву, пластиковые и стеклянные бутылки, остатки искусственных цветов и венков. Собирает и не совсем справляется. «Важно, чтобы посетители кладбища, которые приходят к усопшим, проявляли уважение не только к своим, но и к тем, кто покоится рядом. Люди видят, что могила брошена, – кидают мусор прямо на нее, устраивая свалку. И хоть они посещают кладбище раз в год, что им стоит сходить туда-сюда и вынести мусор в установленное для этого место?» - сетует Игорь Матюшенко.

Другая беда кладбища – это вандалы. Одни «из вредности» посбивают оградки, снесут шары или оторвут цепи, а другие совершенно осознанно снимают с могил все, что сделано из металла. За такими любителями наживы трудно уследить, но четыре года назад одного такого вандала, демонтировавшего скамейку и столик с могилы, все-таки задержали. «Мужчина лет тридцати нес что-то завернутое в куртку. Мы остановили его, достали из-за пазухи столик и лавочку из нержавейки. Воришка начал врать, что хочет что-то там «подварить», но мы, естественно, ему не поверили. Он заплакал и сказал, что хочет есть. Что мешает таким людям работать? Когда мы его отпустили, он сказал, что тогда пойдет на дачи, мол, там тоже есть чем поживиться», - рассказывает Матюшенко.

Еще неделю после Родительского дня по кладбищу будут устраивать «массовые гуляния» бездомные, собирая все съестное с могил. Но если от них вреда почти никакого, то от ночных гостей страшновато становится даже кладбищенскому сторожу, который ничем не вооружен. Подвыпившие степногорцы заезжают сюда прямо на машинах, потому что «им надо срочно помянуть своих умерших пап и мам», которые приснились любителям острых ощущений.

Хоть городское кладбище и ровесник Степногорска, новые захоронения появляются здесь не только ближе к выезду из города. Люди стараются «подхоронить» усопших к своим родственникам, а потому в старой части кладбища уже и ступить негде. «Родные умоляют: дайте нам это место. Но по всем правилам оградки должны находиться друг от друга хотя бы в полуметре, чтобы люди элементарно могли ухаживать за могилой, подкрасить что-то. Или другой момент: мы начинаем копать, вроде бы, в свободном месте, а в земле обнаруживаем кости, которые мы закапываем обратно», - говорит Игорь Матюшенко. Стараются здесь не занимать и проезжую часть, ведь случаются на городском кладбище и пожары, а соответственно, требуется проезд пожарных машин.

Есть на городском погосте целые аллеи – например, афганская, где похоронены, в основном, ветераны войны в Афганистане; аллея, где хоронили детей, а также аллея, где лежат почетные жители Степногорска. Среди них – бывший директор ЦГХК Николай Никифорович Алексеенко, главный инженер СУСа Адольф Александрович Курганов. А вот могила героя соцтруда и бывшего ветерана ЦГХК Алексея Семеновича Гришана выглядит куда скромнее. Кто такой Гришан, сегодняшнему поколению вряд ли что-то говорит. Приехав в Казахстан на освоение целины, он работал механизатором, бригадиром тракторной бригады, управляющим отделением совхоза Изобильный, трудился бригадиром машинистов экскаваторов карьера РУ-2. Многолетний безупречный труд, участие А.С. Гришана в общественной жизни города отмечены орденом Ленина, Золотой медалью «Серп и Молот». Так вот, накануне Родительского дня наши читатели сообщили нам, что могила героя и его супруги заброшена и не ухожена, а ведь выдающихся степногорцев, кто приносил славу городу и у кого сегодня, может, не осталось в городе родных, на кладбище покоится не так уж и много. Возможно, предлагают читатели, над такими могилами неплохо было бы взять опеку местной власти. Однако, найдя могилу Гришана, мы убедились, что с нее накануне Дня памяти кто-то из сердобольных степногорцев вырвал-таки траву. Игорь Матюшенко признает, что на кладбище хватает заброшенных могил, однако привести в порядок их теперь можно «дистанционно». Среди степногорцев, у кого нет времени и желания посещать кладбище, популярна услуга по приведению могил в порядок. За несколько тысяч специальные люди с могилы уберут траву, поправят памятник, покрасят оградку. Заказывают такую услугу даже жители Германии и России, чьи родственники покоятся в Степногорске.

Поинтересовались мы у Игоря Матюшенко и тем, за чей счет хоронят на кладбище бездомных, а также детей-отказников. Как выяснилось, на это выделяет средства государство, ведь услуги по выкапыванию могилы, опусканию туда тела тоже стоят денег. «Земля бесплатная, родные платят только за услугу. Выкопать, опустить, закопать – обходится около 25 тысяч тенге. Кто говорит, что дорого, - пожалуйста, копайте сами. Но таких мало. К примеру, похороны люди заказывали на одно число, но перенесли на день раньше. Мы не успели бы подготовить могилу за это время. Эти люди вызвались помочь, 20 минут потыкали ломами и лопатами мерзлую землю на ветру и уехали. Да и работа у тех, кто копает могилы, - не сахар. Представьте себе: каково каждый день лицезреть трупы?» - говорит Игорь Матюшенко.

По его словам, могилы копают впрок только зимой – из-за сложных погодных условий. А в другое время года неизвестно, где захотят похоронить усопшего родственники. Там, куда может проехать спецехника, копают экскаватором, но из-за большой плотности могилы копают в основном вручную.

На мой вопрос о том, не думал ли предприниматель Игорь Матюшенко построить на кладбище крематорий, он ответил отрицательно – мол, надо пройти кучу инстанций, а сегодня на кладбище даже нет простейшего блага – холодной воды, хоть и резервуары находятся рядом. Когда-то вода здесь была, но из-за отключения централизованной воды в селе Карабулак пострадало и городское кладбище. Питьевая вода сегодня здесь привозная, а для технических нужд используется вода из колодца, но эту воду, говорит Игорь Матюшенко, пить опасно для здоровья, ведь она может содержать в себе трупный яд. Впрочем, употреблять ягоды, выращенные на могильных кустарниках, здесь тоже не советуют.

С виду спокойная и размеренная жизнь кладбища иногда прерывается страшными находками. Еще свежи в памяти наших читателей публикации, когда в конце прошлого года в старой части кладбища были обнаружены двое повесившихся молодых людей. А был и другой случай на погосте: мужчина пришел на поминки к сыну и тут же скончался от сердечного приступа, тело его нашли на могиле на следующий день…

 

Максим БАЛУЕВ

 

Просмотров: 2154 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar