Главная » 2014 » Февраль » 16 » Худо и хуже некуда (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
16:21
Худо и хуже некуда (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
В эти новогодние и рождественские дни мы без передыху, благо есть интернет и мобильный телефон, выстукиваем друг другу поздравительные SMS, щедрые на слова – желаем своим адресатам всяческих благ. Пьем за здоровье родных и близких. И зачастую не вдумываемся, что Святой младенец, явившийся всем нам, грешникам, во спасение, был рожден, по сути, в хлеву для скота, в вертепе: «…и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Евангелие от Луки). Христос пришел на землю. Вифлеем спал глубоким сном. Двери домов были наглухо закрыты для Бога-Младенца. Мир принял своего Царя в пещере для скота. Только животные в зимнюю холодную ночь согревали Младенца своим дыханием. Они не дотронулись до пищи, чтобы в охапке сена, как в мягкой постели, Он мог бы укрыться от стужи…
Между тем, от людей требовалось деятельное человеческое участие – благой поступок, доброделание, гостеприимство.

***
Вот и сейчас, спустя более чем 2000 лет, ничего в нашей жизни – по сути - к лучшему не изменилось. Разве что только по форме. SMS, телефонный звонок, смайлик по интернету, тост во здравие – наиболее частое проявление наших «добрых дел».
В эти самые морозные рождественские дни и ночи в фанерном дачном домике выживает – одному Богу ведомо как – Галина, которая, щадя спокойствие двух своих родных братьев, по-прежнему просит не писать о ней и не называть ее фамилии, чтобы не потревожить сердца дорогих ей людей.
Братья родные в эти дни тоже, наверное, желают друг другу и семьям своим здоровья и всяческих благ. И сестра их, Галина, живущая даже не в хлеву для скота – практически на улице, искренне присоединяется к этим не для нее звучащим пожеланиям (хотя, наверное, раздобревшие от рождественских яств, кровные родственники и за ее здоровье выпьют) – и спешит вступиться за родненьких: «Главное, чтоб братья были здоровы, – у одного сердце больное, другой недавно только работу нашел. Нет у них возможности мне помочь».
Галина говорит, что проведала одного из них на Новый год. И в разговоре призналась, что ютится в дачном домике. А в ответ услышала приободряющее братское слово: «Это твой выбор, Галина. Ты у нас всегда была экстремалом!». А какой, простите, выбор? Между «худо» и «хуже некуда»? Или вы ей другой выбор предоставили?.. Даже ночлега не предложили. И опять Галина этому оправдание находит: «Тесно у них, всего две комнаты, в одной брат с женой, в другой ребенок. Негде мне там разместиться».
Господь, конечно же, великодушнее всех нас, и Галя, чудесным образом и помощью чужих добрых людей, как-то еще спасается, с марта прошлого года живя на улице. И так про жизнь среди своих и чужих рассуждает: «Люди должны помогать друг другу не по-родственному, а по духу, по потребности делать добро». Всё так, но хорошо бы еще и по-родственному. Ведь эта потребность помогать нужна и им, родственникам, не меньше, чем чужим людям. Если, конечно, о спасении душ своих задумываются.
Если кто помочь хочет Галине, свяжитесь с нашей редакцией: живущей на даче женщине сейчас нужна печка-буржуйка да еще верхняя зимняя одежда. А Галина с благодарностью нарисует вам портрет – у нее это здорово получается. Также вы сможете помочь и тем, если закажете у нее портрет для себя или для своих близких и, когда напишет, отблагодарите Галину как сможете.

***
Бездомных Галин не один десяток в нашем городе найдется. Наша Галина не пьет, не сквернословит, ее и в церкви повстречать можно. Еще и кошек, на улицу выброшенных, в дачном домике приютила. Но для нее самой нигде не находится приюта. Что уж говорить о тех, кто и пьет, и бранится, и чужое взять не гнушается? Про таких тоже, как правило, говорят: «Это твой выбор». Оно и так. Но ни минуты не пожелал бы я никому из людей такого выбора – между «худо» и «хуже некуда».
Накануне Рождества мы с начальником отдела занятости и социальных программ вспоминали о временном приюте для бездомных, открытом в прошлую зиму по инициативе акима города при городской больнице.
У Лидии Белоглядовой в связи с этим не лучшие воспоминания. В самые морозные дни декабря 2012 года временное пристанище в специально подготовленном помещении получили десятка два бездомных. Для них всем миром собрали одежду, правдами и неправдами организовали горячее питание, оказали необходимый минимум медицинских услуг. Обитатели временного приюта находились под постоянной опекой председателя Общества Красного Полумесяца Риммы Ручко. Но, так хорошо начавшееся, дело это в скором времени бесславно закончилось: многих из обитателей приюта, по признанию Лидии Белоглядовой, больше интересовали сигареты и выпивка, а собранные для бездомных вещи можно было видеть разбросанными на снегу от больницы до первого микрорайона.
Не без слез вспоминает начальник отдела занятости и социальных программ и собственный опыт помощи одной бездомной – 34-летней Оксане. Лидия Белоглядова приняла в судьбе опустившейся женщины самое живое участие: ее одели в чистые одежды, накормили (часто Лидия Петровна тратилась на подопечную из собственных средств), восстановили документы через ГОВД, по личному ходатайству начальника отдела занятости и социальных программ устроили Оксану дворником в КСК, нашли ей помещение для проживания. Но… через какое-то время опять запила Оксана по-черному, работу бросила, перебралась жить на дачу. Лидия Белоглядова предприняла еще одну попытку вернуть опустившуюся женщину к нормальной жизни. А тут как-то раз пришла Оксана, вся в грязном, пьяная, к начальнику отдела соцзащиты – 400 тенге потребовала на восстановление утерянного удостоверения личности. Дала Лидия Петровна эти деньги и, совсем уже отчаявшись, поставила точку в этом неудавшемся «эксперименте»: «Не приходи больше сюда, Оксана. Извини меня, я целый год с тобой провозилась – и ничего не получилось». Вот уж истинно: не в коня корм.

***
Всё это примеры, которые бьют по дающей руке. И если сама Лидия Белоглядова имела достаточно оснований больше не навязывать свою персональную заботу тому, кто ею пренебрегал, то вот государство, если оно называет себя социальным и считает человека высшей ценностью, отворачиваться от бездомных права не имеет. Неужели же организаторы временного приюта в городской больнице даже не догадывались, что сюда привезут людей опустившихся, пьющих, больных, с расшатанной психикой? Или ставили для своего проекта Пигмалионову цель – неприглядную «цветочницу» перевоспитать в «даму с камелиями»? У временных приютов для бездомных самая что ни на есть утилитарная задача – не дать в морозы погибнуть человеку. Мы писали о людях с культями, оставшихся без стоп и кистей рук из-за морозов. В сводках появлялись сообщения о замерзших насмерть бомжах. Кто-то опять скажет: это их выбор. Про их выбор, когда либо «худо», либо «хуже некуда», я уже писал. А вот у нас, у благополучного большинства, действительно, есть выбор – или дать человеку хлеба, или отвернуться от него, или выпить за чье-то здоровье, или принести больному лекарство, или впустить сестру в дом, или выставить ее на улицу.
И у акима, как у государева человека, тоже есть выбор – например, создать или не создать приют для временного содержания бездомных. Вот в этом году, по словам Лидии Белоглядовой, создавать не будут. Вроде как, законодательство не позволяет. Начальник отдела занятости и социальных программ ссылается на постановление правительства РК от 16 марта 2000 года за №408 «О создании Центров социальной адаптации для лиц, не имеющих определенного места жительства», в соответствии с которым центры временного содержания для бездомных создаются в городах с численностью свыше 100 тысяч человек. Степногорск, получается, недотягивает? Но в то же время с 2011 года действует постановление №1222 от 28 октября 2011 года «Об утверждении стандартов оказания специальных социальных услуг в области социальной защиты населения», которое позволяет местным исполнительным органам открывать центры временного содержания для лиц без определенного места жительства в городах с населением 30 тысяч человек и более. По этому показателю мы, вроде, вполне подходим. Но, уточняет Лидия Белоглядова, право открытия таких центров принадлежит лишь акиму области. А он этим своим правом пока не пользуется. В Акмолинской области действует только один приют временного содержания бездомных – в Кокшетау, да и тот только на 30 человек (говорят, в последнее время его расширили до 50 коек). Но что такое 30 или 50 мест, если только в одном Степногорске, по данным УВД, не меньше 50 бомжей (я думаю, реальная цифра превышает официальную). Вот здесь бы и могли проявить инициативу степногорская исполнительная власть вместе с представительной – взамен очередного поздравления горожан с каким-нибудь праздником взяли бы да и написали обращение к акиму и депутатам Акмолинской области о создании в нашем городе приюта для бездомных. Дорогое удовольствие? Возни много? А вы, как это умеете, меморандум заключите с предприятиями и предпринимателями, общественность к благим делам призовите, среди населения клич бросьте – и, глядишь, появился бы приют в Степногорске. Было бы желание.
А пока… Худо – и хуже некуда.
 
Виктор МОЛОДОВСКИЙ
 
P.S. Читайте в следующем номере газеты «Престиж» интервью с начальником отдела занятости и социальных программ Лидией Белоглядовой о государственной поддержке социально уязвимых слоев населения в Степногорске.

В Акмолинской области растет число бомжей
 
Ежедневно в приемник-распределитель УВД Кокшетау доставляется порядка 8 - 10 бездомных. Из года в год их число растет, поэтому количество койко-мест пришлось увеличить на 40. Об этом в ходе рейда полицейских с целью выявления лиц без определенного места жительства журналистам рассказал начальник приемника-распределителя Каиргельды Баймаганбетов, передает корреспондент BNews.kz.
Полицейские стараются помочь людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, - восстановить документы, пройти медосмотр, трудоустроить, поместить в Центр социальной адаптации и реабилитации. По результатам рейда планируется определить примерное количество бездомных людей на территории города, основные точки их скопления.
«Чаще всего они безобидны, но случается, совершают преступления, чаще кражи и грабежи, - промышляют на жизнь. Нередко сами становятся жертвами преступников», - отметил сотрудник приемника-распределителя, старший сержант полиции Марат Жакупов. С такой категорией граждан он работает уже 13 лет.
Следующего бомжа, с дневным пайком в руках, нашли неподалеку от мусорных контейнеров. Далее – притоны, «квартиры», где бездомные собираются «коротать вечера», часто со спиртным. Картина более чем удручающая: воздух пропитан алкоголем, горы мусора, пустых бутылок на полу. Здесь пьют, едят и спят.
В 2013 году, по словам Каиргельды Баймаганбетова, в приемник-распределитель УВД Кокшетау было доставлено 1032 человека, половина из которых содержалась с санкции суда. В стационары направлено 27 бездомных. 
Просмотров: 568 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar