Главная » 2013 » Декабрь » 28 » Как детский сад обернулся тюрьмой (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
23:03
Как детский сад обернулся тюрьмой (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
Александр Басок, индивидуальный предприниматель из Кокшетау, строивший детский сад в нашем городе, да так ничего и не построивший, приговорен Степногорским городским судом к шести годам лишения свободы с конфискацией имущества. Суд также обязал бизнесмена вернуть государству 111 млн 456 тысяч похищенных тенге и госпошлину в размере 1 млн 114 тысяч тенге.
Строительство детского сада началось в 2010 году при Андрее Никишове, о котором в связи с этой стройкой поговаривали разное, но участники судебного процесса о бывшем акиме, который, как известно, отвечает за все в городе, даже не упомянули.
В деле фигурирует и исполнявшая в то время обязанности начальника отдела строительства Анара Зиятова, которая, как явствует из материалов дела, пособничала предпринимателю в хищении бюджетных миллионов, но попала под амнистию и выступила в суде уже свидетелем.
 
«…И очередь-то на нас не припадала, мошенник такой! Да и по закону нельзя…»
 
История эта, пока не дошла до суда, более-менее известна читателям «Престижа» – правда, в версиях предпринимателя Александра Баска и чиновников горакимата. А вот как дело видится государственному обвинителю Е. Кленову.
В 2010 году отдел строительства объявил конкурс на строительство детского сада в Степногорске. Победителем конкурса был признан единственный претендент на эту стройку - предприниматель из Кокшетау Александр Басок, который обязался построить детский сад в седьмом микрорайоне за 417,5 млн тенге (позже эта сумма была уменьшена до 415 млн тенге) в предельно короткий срок, да так и не построил.
Позже судья Роза Сулейменова придет к выводу, что «в действиях Баска изначально имелся умысел на совершение мошенничества». Изначально – в данном случае еще на конкурсном этапе. Проанализировав материалы конкурсной документации, судья обратит внимание на говорящее о многом совпадение: в один и тот же день – 2 августа 2010 года -был подготовлен приказ о проведении госзакупок, сделано уведомление Баска о предстоящем конкурсе, проведен конкурс, издан приказ о победившем лице, заключен договор с победителем конкурса, зарегистрирован договор в казначействе и, мало того, в тот же день перечислены деньги на счет выигравшего конкурс предпринимателя. По мнению судьи, «данные факты более чем убедительно свидетельствуют о том, что еще до проведения госзакупок Басок имел умысел на совершение мошеннических действий. Лицо, победившее в конкурсе, было заранее определено, все действия совершались формально и были оформлены одной датой». С такой акиматовской «предприимчивостью» мог посостязаться разве что сам Александр Басок, взявший на себя обязательство, образно говоря, «закончить пятилетку в три года» - сдать объект под ключ через 152 дня!
Судья Роза Сулейменова и в этом предпринимательском «проворстве» узрит неладное: «Мошенничество в действиях подсудимого усматривается также в том, что фактически не было соответствующей технической оснащенности у ИП Баска для выполнения строительства детского сада за нереально короткий срок - 152 дня, то есть изначально в его действиях был умысел на совершение мошеннических действий». Данный факт, считает судья, доказан показаниями свидетеля А.С. Власовой (ей мы посвятим отдельную часть публикации), рассказами работников А.Б. Баска» (по словам В.И. Силакова, К. Муканова, Б. Аяганова и С.А. Бибикова, на строительстве было задействовано 3 грузовые автомашины марки «КамАЗ», передвижной подъемный кран СМК-7 и подъемный кран КС-6353, один из которых поломался), а также претензионными письмами акимата к предпринимателю (вот лишь один пример такой претензии: «Согласно графику производства работ на 1 июня 2011 года должны были выполнить монтаж фундаментов, окон, дверей, лестниц -100%. Здание должно быть подведено под кровлю. Фактически на данный момент закончили монтаж фундаментов, перекрытие подвала, кладку стен и перегородок первого этажа. Недостаточное количество квалифицированных специалистов - 5 каменщиков и 7 подсобных рабочих, из техники - один кран. По плану финансирования за пять месяцев предусмотрено освоение… 178 млн 920 тысяч тенге - фактически освоено 15%»). Несмотря на это, - уже на новые размышления наводит нас судья, - за апрель в актах приемки выполненных работ Баску списываются фактически не выполненные работы по стенам, перекрытию, отоплению, тепловому узлу, электрооборудованию, электроосвещению на сумму 11 млн 314 тысяч тенге. За май 2011 года по акту Баску списываются кроме фундамента, стен, покрытия, разных работ и водопровод, и горячее водоснабжение, и канализация на сумму 5 млн 641 тысяча тенге. В июле 2011 года в актах выполненных Баском работ указаны кровля, окна, двери, отделочные работы, водопровод и даже бассейн и лифт на 9 млн 51 тысячу тенге. Незаконное списание работ, завышение объемов подтверждаются также протоколом технического совещания от 21 июля 2011 года».
Обвинение видит в таком подходе к делу преступный умысел предпринимателя: «Басок ненадлежащим образом выполнял строительные работы, подписывал поддельные акты приемки выполненных работ и сопутствующие документы с заведомо ложными сведениями, в результате чего совершил хищение бюджетных денежных средств мошенническим путем. Всего на основании незаконно утвержденных справок и актов приемки выполненных работ на текущий счет ИП Баска были перечислены бюджетные денежные средства на сумму 277 млн 777 тысяч тенге. Часть из перечисленных денежных средств в размере 111 млн 456 тысяч тенге Басок похитил».
Обвинялся предприниматель и в том, что, «используя различные способы обмана в целях сокрытия фактически не выполненного объема строительных работ, приобретенного строительного материала и мебели, предоставил заказчику - отделу строительства - заведомо фиктивные, умышленно подделанные им копии накладных о якобы приобретенных строительных материалах… и копии счетов-фактур о фактически не приобретенных материальных ценностей...». Куда же смотрели в отделе строительства? По версии обвинения, там мошеннику пособничали: «Фиктивное приобретение вышеуказанных товарно-материальных ценностей было отражено в незаконно утвержденных актах приемки выполненных работ. Также в целях сокрытия невыполненных объемов работ между Баском и Зиятовой был заключен фиктивный договор ответственного хранения, акт приема-передачи строительного материала, мебели на сумму 86 млн 307 тысяч тенге. В действительности имущества не было».
Согласно заключению эксперта, подготовленному по решению суда в октябре 2013 года, общая стоимость невыполненных работ при строительстве детского сада, но при этом указанных в актах приемки в числе сделанных составляет 111 млн 456 тысяч тенге. В хищении этих бюджетных миллионов и обвинялся на суде предприниматель.
Анализ цифр позволит судье сделать вывод, что Александру Баску «было перечислено 67% от всей суммы, предназначенный для строительства детсада. Процент готовности объекта, по мнению эксперта, составляет всего 30 - 40%. Визуальный осмотр объекта, фотографии недостроенного здания, показания свидетелей подтверждают показания эксперта. Данное несоответствие также является доказательством вины подсудимого», - заключает судья Сулейменова.
Как тут не вспомнить Николая Васильевича Гоголя, правда, сказавшего устами слесарши из «Ревизора» совсем по другому поводу: «…и очередь-то на нас не припадала, мошенник такой! Да и по закону нельзя…» - так уместны показались мне эти слова в нашем, современном, контексте!
 
Не корысти ради, а токмо пользы для
 
Александр Басок, нетрудно догадаться, с таким обвинением не согласился и рассказал суду, как оказался «у разбитого корыта». Еще на первоначальном этапе стройки, при сопоставлении сметной документации и полученных проектных документов, предприниматель стал говорить заказчику – отделу строительства, что для завершения строительства выделенных денег не хватит, так как не все расходы учтены в проектно-сметной документации. Со слов Баска, в акимате просили не останавливать строительство – обещали решить вопрос с нехваткой денег. Стройка худо-бедно шла, но, поскольку предприниматель нес не учтенные сметой затраты (как он говорит, за свой счет оплачивал электроэнергию, из собственных денег покрывал дорожные расходы), решился-таки потратить собственный миллион на экспертизу убыточного проекта, полагая, что уж теперь, после оценки независимых павлодарских экспертов, легче будет заполучить высчитанные ими недостающие 104 миллиона.
Но не тут-то было, и в конце 2011 года, поясняет свои действия предприниматель, он вынужден был приостановить стройку, хотя у заказчика к нему никаких претензий не было, - попросту не хватало денег. Правда, на счету у отдела строительства еще оставалось 137 миллионов из предусмотренных сметой – Александр Басок, как сам он пояснил в суде, не собирался эти деньги использовать, пока не получит недостающие миллионы.
Затянувшееся и в конце концов приостановленное строительство детского сада получило огласку в областном управлении строительства, где, по словам предпринимателя, его поняли и вынесли решение о корректировке сметы в размере неучтенных сумм (позже суд опровергнет эти доводы Баска письмом начальника управления строительства Акмолинской области, посчитавшего представленный предпринимателем расчет удорожания необоснованным).
Отвергая нападки об умышленном мошенничестве, Басок рассуждал так: если бы у него были корыстные побуждения, то он мог бы забрать себе эти 137 миллионов, даже не приступая к строительству. А вот дали бы ему помимо предусмотренных сметой и недостающие 104 миллиона, то в детском саду давно бы уже бегали дети. Нехваткой денег объяснил предприниматель и долги по зарплате, хотя, по признанию Баска, он выдавал, как мог, зарплату рабочим из собственных сбережений. Да и за охрану замороженной стройки платил сам до апреля 2013 года, пока акимат не взял охрану объекта на себя.
Александр Басок не стал отрицать, что включил в акт приемки еще не купленные строительные материалы, но он же намеревался их приобрести, «так как заказчик его обнадеживал и ему пришлось обнадеживать людей тем, что он купит у них материалы» (признаюсь, ничего не понял я из этого объяснения).
Остается только догадываться, почему фиктивные акты приемки выполненных работ и справки о затратах на закуп мифического строительного материала и мебели подписывали заказчик и технадзор, – впрочем, не будем оставлять без права голоса и Анару Зиятову, которая выступила на суде как свидетель. Что скажет она и на то, почему Александру Баску было перечислено больше, чем затрачено на строительство объекта (сам предприниматель пояснил, что, напротив, его затраты превышают суммы, указанные в смете, - можно сказать, работал себе в убыток)? Факта подделки счетов-фактур по стройматериалам, как и любой другой своей вины, подсудимый на суде не признал.
 
«Отец, слышишь, рубит, а я подвожу»
 
Анара Зиятова, с июля 2010 года исполнявшая обязанности начальника отдела строительства, не стала отрицать очевидного: да, под актами выполненных работ ее подпись, но она же - не специалист (!) в области строительства - доверилась специалисту в этой области Александре Власовой – зачем же незнающему человеку разбираться в этих актах и перепроверять их после профессионала? Ну да, была на строящемся объекте – иногда. За всем ведь не уследишь. А деньги на расчетный счет Баска перечисляла не просто так, а на основании выставленных предпринимателем актов выполненных работ и справок об их стоимости. Басок по этим актам списал работы на 234 млн 656 тысяч тенге – а получил… 277 млн 777 тысяч тенге. Что за «премия» в 43 миллиона с лишним? Ну, тут без Некрасова не ответить: «Отец, слышишь, рубит, а я подвожу».
Вразумительного ответа Зиятовой на этот вопрос в материалах дела я не нашел, но обратил внимание на наблюдательность судьи Сулейменовой: «Разница 43 121 088 тенге была им (Баском. – В.М.) получена, не возвращена и не списана по актам выполненных работ. Данное обстоятельство лишний раз опровергает доводы подсудимого о том, что у него имелась нехватка денег, не было возможности завершить строительство, и свидетельствует в совокупности с другими установленными обстоятельствами об умысле подсудимого на хищение денежных средств путем мошенничества. Поскольку органом предварительного расследования данная сумма - 43 121 088 тенге - не вменена в объем похищенного, суд рассматривает дело в пределах обвинения».
Со слов Зиятовой, в акты выполненных работ Басок включил стоимость приобретенного им строительного материала (двери, дверные блоки, пластиковые окна и блоки к ним, профлисты, лестничные ступени, осветительные щитки, светильники и мебель). Всего - на 86 миллионов. О том, что ничего этого нет в наличии, Зиятова не знала, так как сама ничего не перепроверяла, а поверила на слово Баску, который, по ее словам, говорил, что что-то на монтаже, что-то изготавливается. Да и как не поверить, если предприниматель готов был, по мере необходимости, привозить все эти стройматериалы на объект и устанавливать их?
Просто везти пока еще некуда было. Бывшая начальница отдела строительства напомнила историю «взлетов и падений» стройки, объяснив таким образом, как хорошо начавшиеся взаимоотношения с предпринимателем дошли до суда: «Строительство продолжалось до ноября 2010 года, затем работы были приостановлены в связи с неблагоприятными погодными условиями. Возобновилось строительство в марте 2011 года и снова приостановилось в декабре 2011 года. В январе 2012 года в отдел строительства поступило письмо Баска о приостановлении работ в связи с недостаточным финансированием. Отдел обратился в экономический суд о признании ИП Баска недобросовестным участником конкурса. В свою очередь, Басок обратился в суд с иском об увеличении сметной стоимости строительства детского сада на сумму 104 млн 577 тысяч 811 тенге. Предприниматель ссылался на экспертизу Павлодарского областного филиала АО «Национальный центр «Курылысконсалтинг», но данное заключение экспертизы судом не было принято во внимание, и в удовлетворении исковых требований ИП Баска было отказано».
Не знаю, как вам, - мне объяснения Анары Зиятовой кажутся, мягко сказать, неубедительными: то она – пусть и исполняющая обязанности начальника отдела строительства – не специалист в области строительства (это уже вопрос к акиму: как можно было назначить куратором такой сложной сферы дилетанта? Или градоначальнику нужны были другие ценные качества Зиятовой? Какие именно?), то на слово верила предпринимателю, то, видите ли, не вникала в акты выполненных работ и не перепроверяла их, лишь иногда выезжая на объект, поскольку во всем доверилась специалисту Власовой.
 
«Я человек подневольный, и за барское добро должен отвечать»
 
А вот что на суде рассказала сама Александра Власова, исполнявшая в 2010 году обязанности главного специалиста городского отдела строительства и, по приказу, отвечавшая за ведение документации и осуществление контроля над ходом строительства. Власова выезжала на строящийся объект и наблюдала явное отставание от графика, о чем говорила своему начальнику. Почему же визировала составленные Баском акты выполненных работ и справки об их стоимости? Так ведь Анара Зиятова, как только акты поступали в отдел, «сразу вызывала к себе в кабинет и давала указание завизировать эти документы. Зиятова заставляла подписывать акты, после чего утверждала их своей подписью и затем передавала бухгалтеру отдела строительства для осуществления оплаты, хотя фактически Басок включал в акты приемки и в справки невыполненные работы, завышал объемы работ, включал материалы, которых фактически не было». Как призналась на суде Александра Власова, «ей было видно по поведению Зиятовой, что та явно заинтересована, так как не глядя утверждала акты выполненных работ».
Власова пояснила суду, что в актах выполненных работ Басок указывал количество и стоимость приобретенного строительного материала и других материальных ценностей, которых фактически в наличии не было. «Если бы они были, - рассуждает главный специалист отдела, - строительство детского сада продолжалось бы. В акте, получается, указано одно, а на объекте – другое». У Баска в графе «работа» обнаружились несовпадения: работа указана, а на самом деле не проводилась. Из материалов были указаны пластиковые окна, плиты, перегородки, которых в наличии не было.
Александра Власова знает, «что между Зиятовой и Баском был заключен договор… якобы о том, что приобретенный Баском строительный материал и другие материальные ценности переданы ему на ответственное хранение. Все материальные ценности на 86 миллионов вошли в акты». Власова заверила своей подписью лишь 8 таких актов, причем не удостоверившись в наличии материалов, так как при комиссионной проверке «не присутствовала, поскольку отпрашивалась с работы».
В проверке участвовали начальник отдела экономики Шолпан Тулегенова, начальник государственно-правового отдела Любовь Поддубная и нынешний начальник отдела строительства Азамат Жанболат, которые в составе комиссии выезжали в Кокшетау и Щучинск, где Александр Басок показывал им складские помещения и магазины. В суде работники акимата говорили одно и то же: «…в некоторых магазинах говорили, что строительный материал принадлежит ИП Баску, но каких-либо подтверждающих документов никем представлено не было. Никаких материалов они не увидели...».
Александра Власова обратила внимание и на то, что «у Баска часто менялись наемные рабочие. В зимний период работы приостанавливались. Заработная плата Баском не выплачивалась, были в акимат заявления, жалобы».
Главный специалист отдела строительства не разглядел в Александре Баске предпринимателя, подготовившегося к стройке основательно - в соответствии с договорными требованиями: вот он «с 2011 года начал говорить, что смета не соответствует расходам, не включено 104 миллиона тенге, затраты по транспорту», а у самого «техника почти отсутствует, один кран, людей было мало, текучка…».
 
И все-то ему мало…
 
О якобы не соответствующей расходам смете ясность на суде внес Марат Жакетов – директор ТОО «Таu Projekt», которое победило в 2010 году в конкурсе на разработку проектно-сметной документации для строительства детского сада в Степногорске: «После начала строительных работ Басок стал говорить, что в ПСД имеются ошибки по объему строительного материала и в ней не предусмотрены транспортные расходы. Но транспортные расходы учтены региональным коэффициентом, который берется с учетом особенности региона по наличию предприятий – производителей строительных материалов. Басок сообщил о том, что перед проведением конкурса ознакомился с ПСД, но в случае несогласия с ней он мог отказаться от участия в конкурсе».
Марат Жакетов обратил внимание и на то, что отчет Павлодарского областного филиала АО «Национальный центр «Курылысконсалтинг» о недостающих в ПСД 104 миллионах не был принят во внимание судом в 2011 году. И это правильно, считает директор ТОО «Таu Projekt»: «При изучении актов приемки выполненных работ, утвержденных Баском, отделом строительства Степногорска и лицом, осуществлявшим технический надзор, было установлено, что в актах отражено приобретение почти 80% строительного материала, предусмотренного ПСД, значит, Баску оставалось только закончить строительство, что сделано не было, так как материалов не было в наличии». А вот приобретение детской мебели в начальной стадии строительства, считает Марат Жакетов, нецелесообразно, так как деньги разумнее было бы использовать на закуп основного строительного материала и производство строительных работ.
Не выпало из поля зрения директора ТОО «Таu Projekt» и противоречие между словами Александра Баска о нехватке денег на приобретение строительного материала и актами приемки выполненных работ, в которых было отражено приобретение строительного материала и который, к тому же, не был использован.
У Марата Жакетова немало претензий и к качеству уже выполненных предпринимателем работ: «в 2011 году у Баска разбежались строители в связи с невыплатой зарплаты, он был вынужден нанимать непрофессиональных разнорабочих из других городов. Строительно-монтажные работы такими рабочими велись некачественно. В осенний период 2011 года кладка кирпича и пескоблоков велась с нарушениями строительных норм и технологий - без прогрева кладочных швов, а также без добавок морозостойких растворов».
ПСД полностью соответствует всем строительным нормам, - не оставил никаких шансов предпринимателю директор ТОО «Таu Projekt».
 
Сам виноват
 
В ходе судебных заседаний, длившихся с августа по декабрь 2013 года, судья Роза Сулейменова получила солидную базу доказательств виновности Александра Баска – и по статье 325, ч. 1, УК РК (подделка, изготовление поддельных документов наказываются ограничением свободы на срок до двух лет либо лишением свободы на тот же срок), и по статье 177, ч. 4, п. «б», УК РК (мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное… в особо крупном размере, наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества).
Выводы судьи не оставили подсудимому надежды: «Доводы Баска о том, что деньги, запланированные на строительство, ничтожно малы, вследствие чего не было завершено строительство, опровергаются уже одним фактом того, что остались неосвоенными 180 млн 530 тысяч тенге. Доводы Баска о нехватке денежных средств могут быть объяснены только тем, что в свое время полученные денежные средства им были израсходованы не по назначению - на личные цели».
 
***
 
Детский сад в седьмом микрорайоне, с которым госчиновники связывали свою успешную социальную политику, видимо, еще долго не будет построен, так как выделенные из госбюджета миллионы на детсад разворованы, а сам строитель – индивидуальный предприниматель Александр Басок - если не обжалует решение Степногорского городского суда, проведет ближайшие шесть лет в местах не столь отдаленных. Новый же заход к долгострою не так прост, как может показаться, - потребует немалых чиновничьих усилий и времени. Ну да речь пока не об этом, а том, как лихо началась и бесславно закончилась главная городская стройка последних лет. Басок, конечно, «мастак», но ведь и наши «умельцы» ему подстать. А по мне так и переплюнули его: с такими талантами - и на свободе!
 
Виктор МОЛОДОВСКИЙ
В основе публикации приговор
Степногорского городского суда
Просмотров: 1080 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
avatar
1
Акимат, как всегда на высоте. Нечего не видели, ничего не знаем. Не виноваты мы.
avatar