Главная » 2012 » Март » 23 » Гадание на черной ромашке (Надежда КАХАНОВА)
21:43
Гадание на черной ромашке (Надежда КАХАНОВА)
Первый день весны стал для Натальи черным днем. Когда раздался стук в дверь, она открыла, не подозревая, чем ей это грозит. На пороге стояли трое: судебный исполнитель, участковый и представитель отдела ЖКХ. Бравые мужчины предложили женщине собрать вещи и немедленно освободить квартиру. Их не смущало, что за окном мороз, что у Натальи семилетняя дочь и что идти женщине некуда.

А началось все с того, что в июле 2011 года городской суд вынес решение о выселении Натальи вместе с членами семьи, то есть вместе с семилетней дочерью, из квартиры, в которой женщина проживала почти 12 лет. Причем выселяли ее, в буквальном смысле слова, на улицу, без предоставления другого жилья. За что же так жестоко? Может быть, женщина вступила в противоречие с законом? Или накопила огромные долги за коммунальные услуги? Нет, закон она не нарушала, а ее долг перед энергосбытом на момент суда составлял всего лишь 43 тысячи тенге (у многих эта цифра куда больше - и никто их выселить не стремится). Так в чем же дело? А дело в том, что квартира, в которой Наталья проживала с 2001 года, вдруг очень понадобилась отделу ЖКХ, который и подал в суд иск о выселении.
Все, наверное, помнят, сколько было проблем 10 - 15 лет назад в связи с тем, что десятки брошенных квартир легли тяжким бременем на плечи городских энергетиков. Проблемой были не только огромные долги. Во многих квартирах исчезали батареи отопления, стекла, двери, а это уже грозило нарушением теплового контура дома. В такой ситуации руководство города и КСК были рады заселить в пустующие помещения (квартирами на тот момент их назвать было сложно) кого угодно, лишь бы квартиры были под присмотром, а коммунальные услуги оплачивались. В такие квартиры заселяли стариков, оставленных уехавшими детьми на произвол судьбы, переселенцев из опустевших поселков, входивших ранее в систему ЦГХК, бывших жильцов отключенных от коммуникаций домов.
Но спустя некоторое время одна проблема породила другую. Как только цены на квартиры начали расти, новых жильцов из отремонтированных ими квартир стали выгонять нежданно-негаданно объявившиеся прежние хозяева. Сколько было скандалов, жалоб, слез – все впустую, на стороне прежних владельцев стоял закон. У тех, кому посчастливилось избежать столь печальной участи, появилась робкая надежда узаконить свое проживание в брошенных бывшими владельцами квартирах, когда в 2006 году вступил в силу закон о легализации имущества. Обнадеженные квартиранты ринулись собирать необходимые для легализации документы. В их числе была и Наталья.
К тому моменту Наталья уже более шести лет проживала в одной из брошенных квартир 2 микрорайона. И заселилась она в нее вовсе не путем «самозахвата», как впоследствии стали утверждать сотрудники отдела ЖКХ. В эту квартиру, в которой не было ни окон, ни батарей отопления, ни сантехники, она заселилась по соглашению с КСК «Ветеран», о чем свидетельствует договор от 28 ноября 2001 года. И целых шесть лет никого эта квартира не интересовала, ровно до того момента, как Наталья вздумала подать документы в комиссию по легализации имущества. Вопреки ожиданиям Натальи комиссия под председательством Лидии Белоглядовой (на тот момент заместителя акима города) в легализации ей отказала, мотивируя свой отказ тем, что законные владельцы пользуются бессрочным правом собственности, так как квартира ими приватизирована, а посему является имуществом, предоставление прав на которое не допускается законами РК и легализации не подлежит.
Казалось бы, все правильно, права граждан на жилье должны быть государством защищены, но, как ни странно, те же самые законы почему-то не стали помехой, когда, спустя всего лишь полгода, отдел ЖКХ обратился в суд с иском о передаче той самой квартиры, владельцы которой «пользуются бессрочным правом собственности» в коммунальную собственность. Подозреваю, что за время легализации коммунальный жилой фонд пополнился не одной квартирой, поскольку люди, обратившиеся в комиссию по легализации, сами того не желая, помогли отделу ЖКХ выявить не востребованные хозяевами квартиры.
Несмотря на то, что после суда квартира приобрела вполне определенный статус, речь о выселении поначалу не шла. И это нормально – для чего же тогда существует коммунальное жилье, если не для решения жилищных проблем, в том числе социально незащищенных слоев населения. Однако в июле прошлого года Наталью вызвали в суд, который вынес постановление о ее выселении вместе с членами семьи без предоставления другого жилья. И это притом, что на тот момент Наталья состояла на учете по заболеванию туберкулезом и имела малолетнего ребенка.
С этого момента жизнь молодой женщины превратилась в кошмар. Страх лишиться жилья повис над ней, как дамоклов меч. Разумеется, она попыталась подать апелляционную жалобу в областной суд. Но странное дело, повестку в суд, который должен был состояться 3 августа, ей принесли только 5 августа. На возмущенные вопросы по этому поводу в канцелярии городского суда ей ответили: «Разберемся». Но что толку разбираться уже после того, как суд состоялся без участия Натальи, и, естественно, решение было не в ее пользу. Потом женщина еще дважды писала кассационные жалобы, но каждый раз они возвращались с пометкой «Возвращено для исправления недостатков оформления кассационной жалобы». Вот он – махровый бюрократизм: человек отчаянно молит о помощи, а ему равнодушно указывают на то, что он, образно говоря, не там запятую в жалобе поставил.
И вот, уже в ноябре, когда начались морозы, к Наталье явился судебный исполнитель, который объявил ей о решении суда и предложил в кратчайшие сроки освободить квартиру. Женщина обратилась за помощью к секретарю городского маслихата Галие Копеевой. Та обещала помочь, и, действительно, при ее содействии была достигнута устная договоренность о том, что, учитывая заболевание Натальи и наличие несовершеннолетнего ребенка, отдел ЖКХ не станет настаивать на ее выселении. Однако вскоре власть на некоторых постах в акимате сменилась, и старые договоренности утратили свою актуальность.
8 февраля вновь явился судебный исполнитель с официальным уведомлением о том, что Наталья вместе с членами семьи должна к 16 часам 15 февраля выселиться в добровольном порядке. Легко сказать – выселиться, а куда? Другого жилья у Натальи нет. Правда, неподалеку проживает ее мать, но вместе с нею в скромной двухкомнатной квартирке живет сестра Натальи с пятью детьми. Возможности платить за съемную квартиру у Натальи тоже нет. Где же выход?
Чтобы прояснить ситуацию, я обратилась к Лидии Белоглядовой с вопросом: как могло получиться, что комиссия, возглавляемая ею, отказала в легализации приватизированной квартиры, тем не менее, отдел ЖКХ преспокойно «прибрал ее к рукам»? Лидия Белоглядова выразила недоумение по этому поводу. Комиссия действовала согласно закону, сказала она, у данной квартиры есть законный владелец, и потому легализации она не подлежала. И ей (Белоглядовой) дальнейшие действия отдела ЖКХ непонятны. Однако Лидия Петровна пояснила, что брошенная хозяевами квартира может быть передана в коммунальную собственность по истечении года после того, как она поставлена на учет в качестве бесхозной. Но вот тут как раз и нестыковочка выходит. Дело в том, что спорная квартира была поставлена на учет как бесхозная еще 19 декабря 2000 года, и что-то тогда отдел ЖКХ не стремился стать ее хозяином. Объяснение одно: в то время пустующих квартир было гораздо больше, чем желающих в них заселиться. А кому хочется взваливать на себя расходы на дополнительные коммунальные услуги? Получается, таких, как Наталья, попросту использовали. Они сохранили квартиры от разрушения, восстановили их, избавили акимат от лишних расходов, а теперь - «мавр сделал свое дело, мавр может уходить».
С этими же вопросами я обратилась к юристу отдела ЖКХ Наталье Фалькинштерн. Ровным голосом, в котором не было и капли сочувствия к выселяемым, она ответила, что отдел ЖКХ с лета ждет исполнения решения суда. Отказываться от своих претензий не собирается, так как квартиры нужны для работников бюджетной сферы и при проверке могут возникнуть вопросы, на каком основании дали квартиру женщине, которая не стоит в очереди на получение жилья? Интересно, а почему же целых двенадцать лет никого из проверяющих это не интересовало? К тому же, Наталье было отказано в самом праве попасть в эту самую очередь на том основании, что в квартире ее матери есть доля Натальи. Напомню, это в той самой двухкомнатной квартире, где прописано и проживает 7 человек, пятеро из которых – дети. В связи с этим напомню и о том, что Наталья находится в группе риска по заболеванию туберкулезом. Какой, скажите, смысл решать проблему жилья бюджетников, одновременно создавая другую - проблему жилья для социально незащищенных слоев населения?
На мой вопрос по поводу того, как же можно выселять зимой на улицу женщину с малолетним ребенком, юрист – между прочим, тоже молодая женщина – повторяла с каменным лицом только одно: «Ко мне какие вопросы? Есть решение суда».
А вопросы есть, потому что уже буквально на следующий день после нашей с ней встречи в квартиру Натальи постучали трое крепких мужчин, которые не скрывали, что пришли по поручению некоего «консультанта» отдела ЖКХ. «Консультант», судя по голосу в телефонной трубке, оказался женщиной, нетрудно догадаться какой. Непрошеные гости настроены были решительно, подставляли ноги, не давая Наталье закрыть входную дверь, требовали немедленно собрать вещи и покинуть квартиру. Честно скажу, мне трудно представить себе, что трое взрослых мужчин решились бы применить силу, чтобы вышвырнуть на улицу семилетнего ребенка. К счастью, до этого не дошло. На мой звонок мгновенно отреагировала секретарь городского маслихата Галия Копеева. Заручившись поддержкой акима города, она остановила боевые действия отдела ЖКХ. Было принято решение отложить выселение на месяц, а за это время подумать о предоставлении семье другого места жительства.
В связи с этой историей меня очень заинтересовал принцип работы судебных исполнителей. Любопытно, чем они руководствуются, выбирая объект для применения своих полномочий? К примеру, в том же втором микрорайоне есть десятки квартир, задолжавших огромные суммы КСП «Самрук». По каждому из этих случаев есть соответствующее решение суда, но почему-то судебные исполнители не вламываются в квартиры должников с требованием немедленно оплатить счета. А ведь суды состоялись не вчера. Начиная с 2008 года в должниках только одного КСП «Самрук» числится 25 квартир. И если к началу 2009 года их долги составляли 599360 тенге, то на сегодняшний день эта цифра перевалила уже за миллион. И где же судебные исполнители? Их нет. А тут вдруг такая резвость – с чего бы это? Думаю, ответ ясен.
Наша редакция будет следить за судьбой Натальи, и в дальнейшем мы обязательно расскажем своим читателям о том, чем же все-таки закончится гадание на черной ромашке: выселить – не выселить.

Надежда КАХАНОВА
Просмотров: 687 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar