Главная » 2011 » Март » 18 » Есть женщины в наших селеньях (Надежда КАХАНОВА)
11:49
Есть женщины в наших селеньях (Надежда КАХАНОВА)
Так и хочется сказать эту слегка измененную знаменитую строчку Некрасова, когда узнаешь, что в нашем городе живут женщины, которым в этом году исполняется целых 100 лет. Таких долгожительниц у нас две. Их судьбы странным образом схожи, хотя родились они за тысячи километров друг от друга и никогда не были знакомы.

Анна Ильинична Ростовцева

Анна Ильинична Ростовцева родилась 15 сентября 1911 года в селе Лушки Алтайского края. Как в те годы жили многодетные крестьянские семьи – известно. Все дети (а их было шестеро) рано начали работать, сначала в домашнем хозяйстве, потом в колхозе. Анна тоже с детства приучена была к труду: хоть шерсть напрясть, хоть теплые вещи сестренкам связать, хоть огород вскопать. К сожалению, сейчас она уже не может рассказать, как семья пережила гражданскую войну, коллективизацию и прочие напасти. Известно лишь, что перед войной она работала в колхозе дояркой, муж – трактористом и к тому времени было у нее уже двое своих детей. 
В 41-ом муж – Никифор Кириллович Ростовцев - ушел на фронт. Служил в разведроте. Несколько раз был ранен, но продолжал воевать. Дочь помнит, как однажды приезжал он после госпиталя на побывку домой – то-то радости было. А Анна Ильинична, как и все сельские женщины в тяжелые военные годы, вносила в нашу победу свою лепту - от зари до зари трудилась на колхозных полях, работала комбайнером. А дома ее ждали голодные дети и престарелые родители. Выживали за счет огорода, да еще корову держали. Судьба вознаградила Анну Ильиничну: муж, который от начала до конца прошел всю войну, в 45-ом – грудь в орденах - вернулся домой.
После войны жизнь в колхозах налаживалась трудно. В поисках лучшей доли семья сначала переехала в Чимкент, потом – в город Чкаловск Ленинабадской области, где строился такой же горно-химический комбинат, как в Степногорске. Но ранения, полученные мужем на фронте, не прошли даром, и еще достаточно молодой женщиной Анна Ильинична стала вдовой. Позже ей пришлось пережить второе страшное горе: сын, много лет проработавший на Чкаловском опытном заводе, получил профессиональное заболевание и тоже умер. Дочь – Нина Никифоровна – к тому времени вместе со своей семьей уже жила в Степногорске. Она забрала осиротевшую мать к себе, и с тех пор они так и живут вместе.
Нина Никифоровна рассказывает, что ее мама всегда была очень сильной женщиной. Перед трудностями никогда не пасовала. Например, когда они жили в Чимкенте, там шла настоящая война между соседями за воду, которой всегда не хватало для полива огородов. А жили по соседству чеченские семьи. Так Анна Ильинична чуть ли не до драки бесстрашно отстаивала свое право на воду. Интересы семьи для нее всегда были важнее всего. Хозяйка она была хорошая, вспоминает дочь, и рукодельница редкая. Особенно ей удавались вязаные скатерти. А характер заводной, веселый. На всех посиделках – первая певунья. И до глубокой старости Анна Ильинична была бодра, полна желания жить, и жить полноценно. Уже в 90-летнем возрасте она с удовольствием копалась на дачных грядках, до недавнего времени сама стирала свои вещи, сама убирала свою комнату и даже делала по утрам посильную зарядку. Когда дочь выговаривала ей за то, что та не щадит себя, Анна Ильинична отвечала: «Внучка (врач) сказала, что нужно двигаться, значит, нужно двигаться. Движение - жизнь». Видно, большой запас прочности был у этой женщины от природы. А чему удивляться? Ведь Анна Ильинична – из семьи долгожителей. Ее мать почти до 92 лет дожила, а отец аж до 105 дотянул, несмотря на то, что всю жизнь курил махорку, которую заворачивал исключительно в обрывки газет. Сама Анна Ильинична, как рассказывает ее дочь, вела здоровый образ жизни и детей своих к этому приучала.
Казалось бы, ничем особенно не выделялась Анна Ильинична из общей массы, а все же жизнь была прожита не зря. У нее трое внуков, 7 правнуков, уже и праправнуки есть. Она обожает своих внучат, обо всех беспокоится и в ответ получает такую же любовь и заботу своих близких.
В последнее время Анна Ильинична очень больна. Что поделаешь – возраст. Но дети и внуки очень надеются, что все-таки отметят 100-летний юбилей любимой мамы и бабушки.

Анастасия Кирилловна Згибнева

Анастасия Кирилловна Згибнева родилась 25 декабря 1911 года в селе Кривинка (позже оно называлось Володаровка) Кокчетавской области. В отличие от предыдущей нашей героини семьи у Анастасии Кирилловны, можно сказать, не было. Мать умерла, когда девочке было только 7 лет. А вскоре умер и семимесячный братишка. Отец Анастасии долго не вдовствовал – привел в дом 16-летнюю невесту. Был он партийным работником, дома появлялся редко, и Анастасии пришлось познать все прелести жизни с молодой мачехой. Анастасия Кирилловна всю жизнь вспоминала, как перед приходом белой армии она помогала отцу сжигать какие-то важные документы, потом отец вышел из дома и пропал. Через два дня в дом пришли белые. Они хлестали мачеху нагайкой и требовали сказать, где ее муж, но та ничего не знала. Все в доме перевернули верх дном, ничего не нашли, тогда арестовали мачеху, вывели со двора корову и вывезли все припасы. Тут Анастасия, забыв свои обиды, уцепилась за подол мачехи: «Не забирайте маму! У меня больше никого нет!». Взвизгнула плеть - и девочка рухнула на пол от страшной боли. Навсегда после этого в ее душе поселился страх перед людьми в военной форме.
Потом она жила то у одних родственников, то у других. Но однажды в село въехал всадник – это был отец. Оказывается, все это время он командовал партизанским отрядом.
Закончилась гражданская война, и жизнь постепенно начала налаживаться. Политические взгляды отца оказали на Анастасию сильнейшее влияние. Еще девчонкой она вместе с другими ребятами ходила по домам и уговаривала односельчан учиться, вступать в колхоз, сдавать хлеб государству. Самой первой в селе стала пионеркой. А после окончания школы коммунистической молодежи была отправлена на борьбу с неграмотностью. Ездила по селам, днем учила детей, а по вечерам за парты садились бородатые мужики и кормящие мамаши. Случалось, что поджидали ее в темных подворотнях те, кому не нравились все эти новшества. И, хотя рядом всегда находился вооруженный уполномоченный, было очень страшно, вспоминала Анастасия Кирилловна.
Потом снова пришла беда. Как и многие другие старые большевики, отец Анастасии Кирилловны был репрессирован и оказался в ГУЛАГе. Неизвестно, каким образом, но ему удалось достучаться до самого Калинина. Дело было пересмотрено, и отца выпустили. Но из лагеря он вернулся больным туберкулезом и долго после этого не протянул.
А потом началась война. Муж Анастасии Кирилловны ушел на фронт. Она осталась бедовать с двумя маленькими детьми на руках. Оставляла их дома одних, во дворе курицу привяжет, чтобы не пропала, и – на покос. Единственная корова была и кормилицей, и трактором. Женщины в телегу ее запрягут, сзади сами помогают - так и возили сено да дрова. А делянки давали в болоте, так что женщинам приходилось пилить дрова, стоя по пояс в воде. По вечерам шерсть пряли, вязали для фронта носки, шарфы, рукавицы с двумя пальцами. На такие вещи начальством даже норма была установлена – каждая селянка должна была сдать определенное количество вещей в месяц. Сами кормились огородом да (благо, озеро недалеко было) рыбачили с соседками. Анастасии с соседями повезло. Их улица всегда дружно жила, выручали друг друга. Вместе плакали над похоронками, вместе радовались чужому счастью. А счастье Анастасии привалило немалое. Муж – Семен Андреевич Згибнев – дошел до Кенигсберга, потом с японцами воевал, домой вернулся в 1946 году. Чтобы в пехоте, да всю войну, да на своих ногах вернуться – действительно, редкое счастье. Увозили-то мужиков целой колонной машин – назад пришли единицы.
После войны у Анастасии Кирилловны и Семена Андреевича еще двое детишек народилось, и глава семейства запретил жене работать в колхозе. Отныне она полностью посвятила себя заботам о муже, детях и домашнем хозяйстве. Но местная пионерская организация не забывала первую пионерку села. Она часто выступала перед школьниками со своими воспоминаниями, как почетный гость принимала участие во всех торжественных мероприятиях.
В 1979 году ветеран войны Семен Андреевич Згибнев после долгой болезни умер. Сказалась старая контузия. И Анастасия Кирилловна переехала к младшей дочери в Степногорск. К городу Анастасия Кирилловна привыкала тяжело. Всю жизнь на земле, всю жизнь в трудах, а тут одна радость – дача. И по-прежнему не расставалась она со своей любимой прялкой, которую еще в 1942 году сделал для нее сельский мастер. Напрядет шерсти, а вот вязать в последние годы уже не могла – стала терять зрение.
И двигаться с годами все труднее становилось. Хорошо, что рядом заботливая дочь: и покормит, и помоет, и спать уложит. «Жить-то хорошо, - говорит Анастасия Кирилловна, - доживать тяжко».
Сейчас Анастасии Кирилловне очень трудно. Она уже почти ничего не видит и не слышит. Для такой активной женщины утерять связь с внешним миром – большая беда. Из всех бывших соседей по улице она одна осталась в живых. «Наверное, я за всех доживаю», - говорит Анастасия Кирилловна. Хорошо, что дочери и внуки ее поддерживают, приезжают часто. Когда-то Анастасия Кирилловна была лишена семьи, зато теперь семья у нее большая: 8 внуков, 13 правнуков и 1 праправнук. Дочь – Любовь Семеновна – бережно хранит семейный архив. Здесь дорожат всем, что связано с жизнью семьи: это фотографии 20-ых, 30-ых, 40-ых годов, военные награды отца, документы и вырезки из старых газет. И на всех семейных фотографиях любимая мама и бабушка всегда рядом со своими близкими.

***
Такие схожие и такие разные судьбы… Каждая из наших героинь оставила на этой земле свой добрый и неповторимый след. Мы поздравляем Анну Ильиничну и Анастасию Кирилловну с праздником весны и желаем им крепкого здоровья, чтобы они смогли в кругу родных и близких встретить свой 100-летний юбилей! 

Надежда КАХАНОВА
Просмотров: 691 | Добавил: Administrator | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar