Главная » 2013 » Май » 2 » Есть ли выход из шантобинского «тупика»? (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
22:40
Есть ли выход из шантобинского «тупика»? (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
 В Шантобе - тревожно: рудник, на чьем содержании практически весь поселок, длительное время простаивает, в умах оставшихся не у дел людей усиливаются протестные настроения. Худшее в этой ситуации – встать в позу страуса, засунувшего голову в песок. Примерно так из шахтерского поселка, удаленного на 400 километров от своего центра – Степногорска и Степногорского горно-химического комбината, многим видится позиция власти и руководства СГХК. По словам председателя профкома СГХК Геннадия Кузьмина, шахтеры, не видя никаких реальных шагов к реабилитации рудника, всерьез подумывают о том, чтобы на митинге заявить о своих проблемах на всю страну. 

Начали люди с тревожных писем госчиновникам в надежде на помощь сверху. Жительница Шантобе Мария Ремезова в своем обращении к министру индустрии и новых технологий Асету Исекешеву опасается для родного поселка печальной участи Красногорского: «…когда там закрыли рудник и поселок пришел в упадок, мы переехали в Шантобе. Очень просим ответить: есть ли у нас какая-то перспектива на работу или ждать второго Красногорска?». 
Министр обнадежил жительницу поселка: «…Действительно, в 2012 году у ТОО «СГХК» были проблемы по добыче урана, что привело к невыполнению планов по добыче урана. Согласно информации ТОО «СГХК», эксплуатационные запасы месторождения «Восток» и главной залежи месторождения «Звездное» почти отработаны. Для восполнения убывающих запасов на данных месторождениях ТОО «СГХК» еще в 2008 году был разработан проект вскрытия и отработки восточной залежи месторождения «Звездное», но в 2009 году реализация проекта была приостановлена в связи с падением мировых цен на уран. Однако в 2011 году акционерами ТОО «СГХК» было принято решение о возобновлении реализации проекта, и, согласно разработанной программе, начало добычи урана на восточной залежи планируется на конец 2013 года - начало 2014 года. Следует отметить, что в случае вовлечения запасов восточной залежи месторождения «Звездное» запасов урана хватит для работы РУ-1 до 2023 года».
Это переписка января 2013 года, но уже к марту у жителей поселка тревожные настроения усилились, о чем можно прочитать на блоге акима Акмолинской области: «Степногорский горно-химический комбинат сначала года перешёл на 3-дневную рабочую неделю, работников увольняют, называя это оптимизацией производства... Руководство комбината не принимает никаких мер по избежанию банкротства. Учредители ТОО «СГХК» ни разу не были на своем объекте, сами находятся в Москве. Рудник Шантобе уже встал, нет руды. Нет руды - нет работы у жителей посёлка – работников рудника Шантобе (а это 5000 человек). Остановится ГМЗ (2500 человек), ТОО «СТЖ» (200 человек), ТОО «СГХК» (400 человек)… Не дай Бог, даже страшно подумать, на что способен человек, когда его семья сидит дома, или уже на улице, без хлеба…». 
Косман Айтмухаметов рассказал автору письма – жителю Шантобе, что делается властью на различных уровнях для улучшения ситуации на СГХК: «…приказом первого вице-министра индустрии и новых технологий РК А.П. Рау от 18 июня 2012 года создана рабочая группа для выработки предложений по оздоровлению ТОО «СГХК»... В 2012 году проведено 3 заседания рабочей группы, по итогам которых выработаны основные пути возможного выхода предприятия из сложной финансово-экономической ситуации...
7 февраля у акима Акмолинской области К.К. Айтмухаметова проведено совещание с участием и.о. генерального директора ТОО «СГХК» В.А. Кравцова. По итогам совещания было направлено письмо на имя премьер-министра РК С.Н. Ахметова об оказании содействия в решении проблемных вопросов. 
Также состоялась встреча руководства г. Степногорска с учредителями ТОО «СГХК», в ходе которой обсуждены перспективы развития рудника Шантобе. В настоящее время «Казахстан Минерал Компани» проводит аудит, по результатам которого будет принято окончательное решение по запуску рудника, утвержден календарный план-график выхода на рабочие места работников рудника Шантобе…».
Но вот в минувший понедельник уже в Степногорске, на внеочередном заседании трехсторонней комиссии по социальному партнерству и регулированию социальных и трудовых отношений, вновь с тревогой заговорили о ситуации в Шантобе. 
Причины этой усилившейся тревоги назвал председатель профкома СГХК Геннадий Кузьмин, который напомнил о прежней договоренности администрации комбината с профсоюзом: «Давайте мы поставим людей на трех-, четырехдневку в первом квартале. Остановим рудник, сделаем доразведку и во втором квартале начнем нормально работать». Как показало время, дальше слов дело не пошло.
Геннадий Кузьмин ведет отсчет несбывшимся обещаниям с начала года: «16 января меня пригласили на селекторное совещание, где я на всю страну объявил о том, что у нас в первом квартале стоит рудник... 21 января состоялось совещание под председательством Рау, где было записано: «ТОО СГХК по согласованию ускорить эксплуатационную разведку на северо-западной залежи для возобновления добычных работ во втором квартале 2013 года». 
28 января Федерация профсоюзов встречалась с Президентом. Я лично Президенту сказал, какая ситуация сложилась на руднике. Он дал задание премьеру и сказал, что держит вопрос под контролем.
В феврале по итогам рабочей поездки министра регионального развития Бахытжана Сагинтаева был подготовлен протокол совещания, где говорилось о работе СГХК». 
Руководство комбината обещало возобновить производственную деятельность подразделений и до 1 апреля обеспечить полную занятость работников. Но сроки неоднократно переносились, график занятости до сих пор правительству не предоставлен.
«Ни один пункт не выполнен», - резюмировал Геннадий Кузьмин. Он не только упрекнул руководство комбината в невыполнении взятых им на различных уровнях обязательств, но и, зачитав один из последних приказов и.о. гендиректора СГХК Владимира Кравцова «О простое», усмотрел в этом «тупиковую» тенденцию: «В связи с тем, что работы, связанные с добычей руды и ее перевозкой и переработкой на ГМЗ, не возобновлены, приказываю продлить для подразделений ТОО СГХК режим простоя с 1 апреля 2013 года до возобновления работ по добыче руды». 
Профсоюзный лидер в этой неопределенности видит, как минимум, неясность действий администрации предприятия, чем и объясняет для себя отсутствие на заседании трехсторонней комиссии Владимира Кравцова и то, что он не встречается с трудовым коллективом рудника Шантобе. 
Присутствовавший на заседании комиссии заместитель генерального директора ГМК «Казахалтын» Марат Койшибаев дал больше вариантов такому бездействию администрации СГХК: «…Не встретился, не доехал – я считаю, что это страусиная политика… Она объясняется или непониманием, что надо делать, или отсутствием средств, или нежеланием, или просто расписались… Это вот как песочные часы перевернули: песок уже пошел - и никто ничего не хочет делать. Я так вижу ситуацию - отсутствие Кравцова. Надо об этом доводить до премьера, до вице-премьеров, до курирующих замов, до акима области. Второе. Здесь 3600 человек населения - ситуация в 10 раз острее, чем в Красногорске. Хорошо, что апрель. Если сейчас не звонить и красным светом не сигнализировать, не реализовывать какие-то схемы (может, это дотация цены на уран будет), завтра, я уверен, самым слабым местом у нас может стать поселок Шантобе. И мы прогремим на всю страну…».
От нападок членов трехсторонней комиссии отбивался, порой наступая, первый заместитель генерального директора ТОО «СГХК» Михаил Кирасиров, который обозначил свое видение перспектив предприятия, включая рудник Шантобе: «В этом году мы начали проект Туркудук – это переработка золотосодержащих хвостов – открыли участок, ранее занимавшийся переработкой и получением молибдена. И сейчас на этом участке трудится 180 человек. Отгрузка идет, производство осуществляется. Все зависит от того, насколько бесперебойно нам будет поставляться сырье недропользователем. 
С Шантобе ситуация значительно сложнее. Работы, связанные с производством собственной руды, не начаты в связи с тем, что это экономически нерентабельно. И если мы сейчас начнем добывать уран любой ценой, это, в конечном счете, приведет к тому, что мы вынуждены будем через месяц-два остановить ГМЗ, потому что денег на осуществление деятельности завода просто не будет. Режим простоя продолжен, пока он распространяется на апрель». Решением технического совета предприятия приостановлена работа радиометрической обогатительной фабрики, так как не ведется добыча урановой руды. В связи с этим Михаил Кирасиров, отвечая на вопрос акима, развеял участившиеся слухи о продаже техники, связанной с получением урана, и ее выставлении на аукцион: «Ничего подобного не делается». 
Говоря о дальнейшей участи не занятых в производстве работников, заместитель генерального директора СГХК напомнил, что из 2051 работника комбината в простое находится 301 человек, в том числе 280 человек на руднике Шантобе и 5 человек на ГМЗ.
Не исключается, как крайний, вариант сокращения людей, «если не будут найдены другие варианты трудоустройства». Но они видятся руководству предприятия: «У нас есть хвостохранилище, которое нуждается после зимы в плановом ремонте. Один из вариантов занятости – это переброска туда людей вместе с техникой, которая работала на поверхности». Но при этом, уточняет Кирасиров, всех высвобожденных задействовать в ремонте не получится. Также рассматривается вариант задействования людей, которые высвободились на поверхности рудника Шантобе, в работе вахтовым методом на ГМЗ. 
И здесь оговорка: «…при достаточном объеме работы». 
Рассчитывают топ-менеджеры СГХК и на то, что в летние месяцы их не занятым в производстве работникам найдется дело на других недропользовательских предприятиях, куда уже разосланы письма с предложением рабочей силы. 
Аким города во всем этом не увидел конкретики, а прозвучавшие предложения, по мнению Муратбека Такамбаева, «не решают ключевых проблем»: «Поселок на руднике держится. Не будет рудника – не будет поселка. Но, к сожалению, четкого ответа я не услышал - будет Шантобе или нет?».
Михаил Кирасиров противопоставил этому контраргумент о возможности для начала хотя бы снять социальное напряжение и, защищаясь, напомнил: проблемы СГХК начались не два года назад - с приходом нового руководства. Отбиваясь от упреков в необязательности администрации предприятия, заместитель гендиректора СГХК в такой же необязательности упрекнул и госчиновников, обещавших комбинату нулевую ставку налога на добычу полезных ископаемых, но за два года так и не реализовавших своих обещаний. Муратбек Такамбаев уточнил, что в правительстве уже решается вопрос о снижении НДПИ для СГХК как низкорентабельного предприятия.
Единственный вариант выхода из сложившейся ситуации, который сегодня видится руководству СГХК, - «это загрузка ГМЗ на полную мощность и за счет его прибыли выполнение работ по шахте Шантобе». Но это отдаленная перспектива. Все выступающие говорили о том, что решения нужны сейчас, что с наступлением холодов проблемы в Шантобе только усилятся, и в связи с этим еще раз вспомнили о печальной участи почивших в бозе Володаровки, Заозерного, Красногорского. «Но сейчас не 90-ые годы, - остановил мрачные воспоминания председатель профкома СГХК Геннадий Кузьмин. - Надо опять выходить на уровень правительства. Я подготовил премьер-министру письмо, завтра еду в Астану. Надо решать этот вопрос».
О возможном высвобождении работников, что стало следствием тяжелой ситуации на руднике Шантобе, сообщил и директор ТОО «СТЖ» Аминжан Темиргалиев. Он назвал несколько вариантов трудоустройства работников железнодорожной узкоколейки: 50 человек смогут работать вахтовым методом в Степногорске, часть будет переобучена за счет работодателя востребованным на рынке труда специальностям.
Аким города не удовлетворился такими неясными перспективами СГХК и его дочернего предприятия – ТОО «Степногорск Темир Жолы». Трехсторонняя комиссия подтвердила обязательность требований об исполнении протокольных поручений, которые были даны руководству СГХК на совещаниях с участием премьер-министра Серика Ахметова и первого вице-министра Бакытжана Сагинтаева. Руководству комбината также было рекомендовано в ближайшее время встретиться с трудовым коллективом рудника Шантобе для разъяснения сложившейся ситуации и принимаемых мер по обеспечению полной занятости работников. Но вот вопрос: есть ли что сказать людям - видит ли сама администрация Степногорского горно-химического комбината выход из шантобинского «тупика»? 

Виктор МОЛОДОВСКИЙ


Просмотров: 2100 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 4
avatar
1
Прогноз по руднику Шантобесамый что ни на есть не утешительный. В связи с падением цен на урани высокой нерентабельной себестоимостью урановой продукцией выпускаемой на ГМЗ
Московские учредители ТОО «СГХК» делают ставку на переработку золотосодержащих руд
и поэтому урановый рудник Шантобе для них не перспективен. Администрация ТОО «СГХК» тожене видит целесообразным продолжать вести добычу урановых руд на руднике Шантобе
из-за низкого содержания извлечения и убыточной переработки. Поселок Шантобе долженвыживать сам – такой удел определили для него вышеупомянутые учредители.Не только поселок Шантобеоказался в таком крайне критическом положении, но и завод ГМЗ тоже стоит перед
фактом – будет работать или нет?!Сейчас тенденция на заводетакова, что перспектив по загрузке сырьем заводских мощностей в той мере как
это должно быть в обозримом будущем не просматривается. Удивляет заявленная политикаМосковских учредителей: «Заработает ГМЗ на полную мощь и, соответственно,
пойдет прибыль, вот тогда можно рассчитывать на решение тех или иных проблем» –
иными словами завод должен самостоятельно подняться на ноги и самому выживать в
нелегких условиях.Администрация и комбинат всвою очередь требует от инженерно-технического состава завода проявление не дюжих
умственных способностей, могущих повлиять на качество и цену выпускаемой
продукции, а от рабочих (конкретно сказанные слова) – 100 % мускульное усилие и
это при том, что сейчас не каменный век, а XXI. Завод ГМЗ сейчас напоминаетнищего забулдыгу-работягу, на шее у которого непомерный хомут в виде раздутого
штата управленцев и бесперспективных собственников, которые ни сколько дают,
сколько потребляют. Будущее завода ГМЗ, а равно,как и поселка Шантобе, сейчас на грани выживания и как это все решится – НЕ
ИЗВЕСТНО! ---------------Максим! Оставил для тебясообщение. В ожидании.   facepalm
avatar
2
Где же наши умные головы...или ждут социального взрыва...придёт зима что будем делать...
avatar
3
На каком основании шахтеров принудительно, под угрозой увольнения, отправляют на вахту?! 10 дней работы без выходных и долгим нахождением под землей!!! Куда смотрит президент страны??!! Мало всего этого, так еще пенсию по вредности убрали!!! Сам президент попробовал бы хоть час пробыть под землей в уранодобывающей шахте!!! Вся мировая статистика, собранная па добыче урана говорит за то, что нельзя работать постоянно более 10—15 лет. Вроде бы и статистика есть и рекомендации есть, но нет закона, нет условий для предоставления другой работы. Каждый второй забойщик имеет стаж вредной работы более 10 лет. Как и во все времена, государство мало интересовало здоровье его трудящихся. Тем не менее с рудой тоже не все так просто. Главная неприятность, которую она в себе таит — это попадание ее в легкие с пылью и газом радоном. Когда этот процесс становится длительным и хроническим, то происходит накопительный эффект. Легкие находятся под постоянным воздействием наиболее опасного излучения — альфа. Когда воздействие продолжается годы и десятилетия, возникает опасность заболевания — рак легких. Это и есть основное профессиональное заболевание. Рискуют им заболеть только профессиональные работники, систематически контактирующие с рудой. В нашем случае — это забойщики очистных забоев, люди, работающие на исходящей струе воздуха, работники, занимающиеся погрузкой и разгрузкой руды, работники обогатительной фабрики. А условия труда? Жизнь шахтера - уранщика в поселке Шантобе, в среднем, составляет 53 года. Разве это не требует никаких компенсаций?
avatar
4
У меня родители много лет там работали! Теперь их попросили на подсобные работы и вахты. Какие вахты?! Они уже не молодые, да и здоровье не очень-то радует. У родителей уже пенсия по вредности должна была быть! Президент РК убрал и возраст повысил - он же ни разу не был под землей, не дышал ураном! Все увольняются. Скоро в поселке останутся одни пенсионеры.
avatar