Главная » 2013 » Октябрь » 23 » Елена (Надежда КАХАНОВА)
23:05
Елена (Надежда КАХАНОВА)
Ссутулившись, не отрывая глаз от земли, она понуро бредет по тротуару. От подъезда к подъезду, от дома к дому, сначала в одну сторону, затем - в противоположную. Она знает в этом тротуаре каждую ямку и трещинку, потому что ходит одной и той же дорогой изо дня в день уже много-много лет, зимой и летом, в любую погоду. «Елена!» - окликнет кто-нибудь из сидящих на лавочке у подъезда, и радостно засияют в ответ большие, по-детски наивные глаза.
Впервые о Елене я услышала полгода назад. Моя знакомая рассказала о странной немолодой женщине, которую частенько встречала в магазине «Весна». Та целыми днями сидела на стульчике у прилавка, и по всему было видно, что идти ей особо некуда. Разговорившись с Еленой, моя знакомая узнала, что та живет с семьей сына, но ключей от квартиры у нее нет – не доверяют. Каждое утро вместе с сыном Елена выходит из дома: он – на работу, она – на улицу, и весь день потом ждет возвращения сына домой. Иногда это случается часов в семь вечера, иногда в девять… Продавцы магазина из сострадания подкармливают пожилую женщину и разрешают ей воспользоваться служебным туалетом. «Но ведь это ненормальная ситуация», - возмущалась моя сердобольная знакомая и горячо просила написать о Елене – вдруг удастся каким-то образом ей помочь. Однако ни фамилии, ни адреса, ни телефона Елены моя знакомая на тот момент не знала.
Проникшись ее волнением за судьбу неизвестной женщины, я несколько раз посетила указанный магазин, но похожего человека так и не нашла. А вскоре (к моему стыду), увлеченная другими делами, и вовсе отложила поиски Елены на «потом». И вот несколько дней назад в редакцию нашей газеты обратились жильцы одного из домов 9 микрорайона. Они рассказали уже знакомую мне историю о женщине, ставшей поневоле бездомной, но теперь уже были названы все ее координаты. На этот раз моя встреча с Еленой состоялась.
Невысокая пожилая женщина в длинном, почти до пят, пальто, которое делало ее неуклюжей, подняла на меня детские глаза: «Я сюда с юга приехала. Мои родные уехали в Германию. Давно-о-о… Я из-за мужа не поехала - он у меня казах был. Кто ж знал, что он через год умрет? А меня сын к себе забрал. Вы только его не ругайте – он у меня хороший, он мне все покупает: колбасу, хлеб, минералку. Спрашиваю: «Вы сегодня хоть кушали?». Елена с готовностью кивает: «Кушала. Я утром колбаски поела». - «А почему обедать домой не идете?». – «Не хочу. Мы с женой сына не ладим. Она меня не любит, «вонючкой» обзывает. Я лучше на улице подожду, когда сын с работы придет. Он сегодня обещал пораньше прийти, я тогда помоюсь». – «А что, без него нельзя?». – «Нельзя. Мне без него в ванну нельзя, не разрешают».
Дальше Елена поведала мне совсем дикие вещи. О том, что самостоятельно мыться ей не разрешают, потому что она плохо убирает за собой в ванной. По этой причине в ее комнате стоит тазик, с помощью которого она ежедневно занимается личной гигиеной. Полное мытье в ванной не чаще одного раза в неделю и только под контролем сына. О том, что кушает она тоже в своей комнате, при этом сын готовит ей отдельно. И даже на Новый год она одиноко сидит все в той же комнате в ожидании, когда сын принесет ей что-нибудь с праздничного стола.
Пока мы разговаривали с Еленой, к нам подошла молодая женщина с детьми, судя по всему, соседка по дому и протянула Елене пакет со сладостями. «Тетя Лена, у нас праздник сегодня – угощайтесь», - предложила она. Елена взяла, вежливо поблагодарила, сказала: «Детишкам раздам». Я смотрела, как она уходит - маленькая, неуклюжая, жалкая – и думала, как же судьба порой безжалостна к старикам. И как равнодушны к ним мы – молодые, сильные и очень занятые собой.
А вот кто жалеет Елену, так это соседи по дому. Летом она не часто их беспокоит – все больше по улицам гуляет. А зимой нет-нет, да и заглянет на огонек. Деваться-то ей некуда – под кустик в мороз не присядешь. Если раньше продавцы пускали Елену в служебный туалет, то теперь управляющий запретил им это делать. И стульчика своего у нее там тоже больше нет. Правда, она по старой памяти заходит к знакомым продавцам. Те ее по-прежнему жалеют и даже делают иногда подарки: то шампунь подарят, то духи, а то просто угостят чем-нибудь вкусненьким. Соседи, спасибо им, частенько выручают. Завидев из окна знакомую фигуру в длиннополом пальто, кричат: «Заходи». Покормят бесприютную, чаем горячим напоят да опять на мороз выпустят. А что делать, прикажете? У каждого своя жизнь. Конечно, далеко не все соседи так охотно отзываются на чужую беду. Некоторые, запустив однажды Елену в свой дом, начинают сожалеть потом о потраченных на постороннего человека лишних литрах воды. И как их за это осуждать? Каждый свою копейку считает.
Соседи рассказывают, что прежде у Елены была хорошая защитница – одна из бывших сотрудниц городской социальной службы. После очередного ее внушения отношение к Елене родных несколько менялось. Но некоторое время назад эта женщина умерла, и теперь заступиться за Елену некому. А что больше всего возмущает соседей, так это то, что уже и внучки-школьницы стали также нетерпимо относиться к своей бабушке. Рассказывают, например, что прошлой зимой был такой случай: замерзшая Елена пыталась попасть домой, но достучаться не смогла. При этом внучки явно находились дома, поскольку в квартире была слышна музыка, но двери пожилой женщине так никто и не открыл. Как это ни печально, но нет ничего удивительного в том, что дети относятся к своей бабушке подобным образом, если каждый день они наблюдают такое же отношение к ней со стороны своих родителей. И если через несколько лет эти дети точно так же отнесутся к собственным состарившимся родителям – удивляться тоже будет нечему. «Что посеешь, то и пожнешь», - гласит народная мудрость. Известно ведь, что пример родителей – лучший воспитатель.
А что же сын Елены? Чем оправдывает он более чем странное положение в семье своей матери? Доводы мужчины, на первый взгляд, звучали убедительно. Да, ключи от квартиры он ей не доверяет. Мать – больной человек: кто знает, что от нее можно ожидать? Однажды она чуть было не спалила всю квартиру. Газом пользоваться она не умеет, готовить тоже не умеет. А ест отдельно, потому что отказывается кушать то, что готовит невестка. И из дома на улицу ее никто не гонит. Могла бы сидеть в квартире, а не шататься по дворам. Вот недавно супруги были в отпуске, так она все равно гулять уходила. Хотел было пристроить мать в приличный дом престарелых, чтобы за ней присмотр постоянный был, да вот беда - туда берут только одиноких стариков. А дома взаперти держать тоже нельзя, потому что тогда родительница становится агрессивной, отчего приходится периодически отправлять ее в больницу. Она же смолоду на инвалидности, посетовал сын, ни к чему не приспособленная, даже читать и писать не умеет. Потому он и пенсию за мать получает. Сам покупает ей все, что нужно. А брать продукты и деньги у людей он ей запрещает – ему стыдно, что она побирается. Признаться, последние слова меня очень поразили. А то, что мать, оберегая честь сына, должна голодать с утра до позднего вечера – это не стыдно? Да она и не просит ничего - люди сами предлагают из сочувствия.
Повторюсь, на первый взгляд, доводы сына Елены звучали убедительно, а на второй – у меня начали возникать вопросы. Почему ключи от квартиры матери нельзя доверить – вдруг что-нибудь натворит? А закрывать ее в той же квартире одну можно? А как же это она много лет жила без помощи сына, за тысячи километров от него, если даже газом пользоваться не умеет? И как, не умея писать и читать, Елена работала, пусть даже уборщицей, но ведь зарплату она получала? Что же касается болезненной агрессивности женщины, то по этому поводу медицинский персонал, на протяжении многих лет наблюдающий Елену, высказал прямо противоположное мнение. Никакой агрессивности у нее не замечено, женщина всегда спокойная, ровно общается с врачами и с больными. Да и соседям за столько лет ни разу не случилось испытать на себе проявлений агрессии со стороны Елены. Наоборот, по их словам, она очень открытая, бесхитростная, доброжелательная, как большой ребенок. И за собой всегда следит, насколько это возможно в ее положении. Соседей удивляет, почему сын не доверяет Елене ключи от дома, если они, соседи, иной раз просят Елену сходить в магазин и деньги ей доверить не боятся. Но даже если допустить, что какие-то болезненные проявления у Елены все же случаются и оставлять ее дома одну, действительно, опасно, то в подобной ситуации заботливые родственники нанимают сиделку. И старый, больной человек под присмотром, и родным спокойно. Но семейство Елены делать этого не хочет (должно быть, размер пенсии бывшей уборщицы не позволяет). И вот еще о чем я подумала, слушая сына Елены: больной ли, здоровый ли - вряд ли человек побежит из дома на лютый мороз, если ему в этом доме хорошо.
Лично меня сетования сына Елены на тяжкую жизнь под одной крышей с больной матерью впечатлили мало. Бывают ситуации куда более тяжелые. Одни мои знакомые, например, на протяжении долгих лет жили в таких условиях, что и врагу не пожелаешь. Им пришлось взять к себе престарелого отца, которого болезнь полностью лишила осознания того, что он делает. Каждый день, возвращаясь с работы, они заставали дома полный хаос. Вплоть до того, что старик ходил под себя, не будучи при этом лежачим. Более того, он перестал понимать, когда за окном день, а когда ночь, не давая всей семье нормально высыпаться. И все равно, мои знакомые даже мысли не допускали о том, чтобы отдать отца в дом для умалишенных. Они молча терпели все его выходки, каждый день перемывали всю квартиру и объясняли все это такими словами: «Еще неизвестно, какими мы будем в старости».
Узнав историю Елены, я, конечно же, сразу задалась вопросом: а что знают о ней ответственные органы, и знают ли вообще? Пытались ли оказать ей какую-нибудь помощь? Ну, не может быть, чтобы никто ничего не знал о таком вопиющем случае – не в лесу ведь живем, люди вокруг. Не может такого быть! Оказалось, может. Вот, например, участковый 9 микрорайона искренне удивился, узнав, что на его участке происходит подобное безобразие. Да, прошли времена Анискиных, когда участковый знал на своем участке всех и все знали его. И городская социальная служба тоже о Елене ничего не слышала. Хотя обвинять ее, как бы и не в чем: Елена живет с родными, а потому в зону ответственности социальных работников не попадает. Тем не менее, у нас есть робкая надежда, что Елене все-таки постараются помочь. Кто и как – мы пока не знаем, но тем ответственным лицам, кто озаботится судьбой Елены и сможет предложить какое-либо решение, мы готовы сообщить ее координаты.
 
Надежда КАХАНОВА
 
 
 
 
 
 
 
Просмотров: 512 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar