Главная » 2014 » Февраль » 16 » Дело врача
23:39
Дело врача
Почти через полтора года после гибели роженицы Анары Каликовой и ее двойняшек городской суд поставил точку в этой трагической истории. Виновным признан акушер-гинеколог больницы 33-летний Сергей Белокозов, отданный под суд по уголовной статье о ненадлежащем выполнении своих профессиональных обязанностей.
 
А счастье было так близко…
 
Ержан и Анара Каликовы летом 2012 года ждали радостное событие в своей семье – кроме двухлетней дочери у них должны были появиться двойняшки. Беременность у женщины протекала нормально, если не считать того, что за все девять месяцев она несколько раз попадала в больницу с токсикозом, анемией и простудой. Сама Анара, по словам мужа, на здоровье не жаловалась. Для подстраховки (все-таки выносить близнецов – это двойная ответственность) семья Каликовых даже побывала в столичном Центре материнства и детства, где медики успокоили их – мол, никаких показаний для кесарева сечения нет, а преждевременные роды Анаре не грозят. Каликовы были воодушевлены и другим известием: УЗИ показало, что Анара носит под сердцем не просто двойню, а «королевскую двойню» – мальчика и девочку.
Ближе к дате родов, 18 августа, женщина легла в больницу. Три дня подряд к ней приезжал радостный супруг, привозил продукты, фрукты и вещи для новорожденных. А на четвертый день Анара по телефону сообщила мужу, что у нее начались схватки и ее переводят в родильный зал. Больше голоса своей жены Ержан не услышал… «Я позвонил Белокозову, который сказал, что все нормально, чтобы не беспокоились. Но я все-таки приехал в роддом, а через 2 часа позвонил Анаре и врачам, но никто не отвечал... Вечером я через знакомых узнал, что дети умерли, а жена лежит в реанимации. Я не мог поверить, все же было нормально! Я снова приехал в больницу, через полчаса спустился Аманов (на тот момент исполнявший обязанности главврача больницы. – Прим. авт.) и попросил подняться вместе с ним в кабинет, где уже сидели врачи. Там я узнал, что кроме детей умерла и Анара. Они стали что-то объяснять, но я не мог поверить и ушел из больницы…» - с комом в горле рассказывал на суде вдовец Ержан Каликов.
 
Трагический август 2012-го
 
Буквально за два месяца до трагедии приказом главврача больницы Сергей Белокозов был назначен и.о. заведующего акушерским отделением, при этом он не имел никакой квалификационной категории. Остается только догадываться, почему никто из более «матерых» коллег Белокозова не хотел занимать столь ответственный пост и почему бывшее руководство ЦГБ приняло такое решение. Но как верно заметили в суде коллеги Сергея Белокозова из поликлиники: «Он молодой врач, а его взяли и назначили исполняющим обязанности заведующего. Никто не хочет им быть, так как это пороховая бочка!».
Что же происходило по ту сторону больничных стен в этот злополучный день? По версии медиков, состояние поступившей в больницу Анары Каликовой не вызывало опасений и ее готовили к нормальным физиологическим родам. Однако с учетом возможной преждевременной отслойки плаценты (это осложнение грозит гибелью ребенка в утробе матери) осмотр и ультразвуковое диагностирование беременной Анары Каликовой и ее двойни были сделаны почему-то лишь на четвертый день нахождения женщины в больнице. 22 августа с десяти утра у Анары начались схватки, и она находилась в родзале с акушеркой, а ближе к пяти часам вечера, уже после ухудшения состояния роженицы, консилиум из трех врачей в составе «бескатегорийного» Сергея Белокозова, с высшей категорией Бопеш Бекбосыновой и первой категорией Натальи Матяж стал подозревать у Анары частичную отслойку плаценты и гибель обоих плодов. Решено было сделать экстренное кесарево сечение. Уже через пару минут после операции на свет появились два бездыханных тельца Алмаза и Айым. Состояние самой матери свидетельствовало о массивной кровопотере, но оперирующий врач Сергей Белокозов, посоветовавшись с коллегами, принял решение сохранить матку женщине, учитывая гибель ее детей и молодой возраст. «Никаких оснований для удаления органа не было. Точнее, когда мы советовались, Бекбосынова сказала, что в таких случаях она оставляла матку и всё было нормально», - сказал в суде Сергей Белокозов.
Именно это и стало второй роковой ошибкой, повлекшей гибель женщины. После первой операции Анара Каликова была переведена в реанимацию. Ее вновь осмотрел консилиум врачей, уже с привлечением более широкого круга специалистов. Состояние родильницы было расценено как тяжелое – из-за большой потери крови (причем имела место тотальная отслойка плаценты, а не одна треть поверхности, как изначально было указано в протоколе операции).
Состояние Анары Каликовой ухудшалось на глазах. О сложном случае врач Сергей Белокозов доложил в областной перинатальный центр, а сам ушел на другие тяжелые роды. В конечном итоге для спасения женщины пришлось вызывать санавиацию. Параллельно областные медики рекомендовали не дожидаться их, а проводить повторную операцию – с удалением детородного органа. Как говорится в материалах суда, несмотря на рекомендации врачей санавиации, акушеры-гинекологи еще в течение 40 минут не приступали к повторной операции. Во время повторного кесарева сечения Анаре Каликовой делали переливание крови, но ее сердце остановилось. Еще час реаниматологи пытались вернуть к жизни девушку, однако все было тщетно...
 
Кто и в чем виноват?
 
Кроме правоохранительных органов трагический случай расследовал и Комитет контроля медицинской и фармацевтической деятельности Минздрава. Независимый эксперт, акушер-гинеколог Зауреш Бапанова установила, что отслойка плаценты была диагностирована степногорскими медиками с опозданием. В ходе первой операции врачи недооценили ее объемы и не удалили матку, что привело к сильному послеродовому кровотечению. По заключению эксперта, отсутствовало и должное наблюдение за состоянием женщины после первой операции, из-за чего поздно было обнаружено послеродовое кровотечение. Но даже при установленном кровотечении повторная операция начата лишь через 40 минут, что также усугубило состояние родильницы. «Перечисленные нарушения, допущенные в ходе операции и послеоперационном периоде, привели к грубому нарушению установленных норм в области здравоохранения. ...Смерть Анары Каликовой была бы предотвратима», - прозвучал печальный вердикт эксперта Зауреш Бапановой.
Врач областного перинатального центра Асемкуль Маханова добавила, что диагностировать отслоение плаценты в родах очень сложно, так как этот процесс непредсказуемый, тем более в условиях Степногорской ЦГБ. «В связи с резкой отслойкой плаценты предотвратить гибель плодов невозможно. В данном случае врачи ЦГБ провели все необходимые мероприятия, однако они недооценили объем кровопотери, не достаточно наблюдали за Каликовой в раннем послеоперационном периоде», - сказала Маханова.
В суде был допрошен практически десяток медиков, спасавших в тот вечер жизнь Анары Каликовой. К примеру, проводившая вторую операцию по удалению матки врач Бопеш Бекбосынова подчеркнула, что она с врачом Натальей Матяж лишь только ассистировала Белокозову во время первой операции («по его указаниям помогали ему где-то что-то подержать»). По словам Бекбосыновой, в ходе операции было принято единственное общее решение консилиума – сохранить матку. По мнению Бопеш Бекбосыновой, диагностировать преждевременную отслойку плаценты можно было, если бы Анара Каликова была подключена к аппарату КТГ (кардиотокограф), который позволяет выявлять малейшие изменения сердцебиения ребенка в утробе матери. Однако данный аппарат в местной больнице имеется в единственном экземпляре и на тот момент был занят.
Реаниматолог Акбопе Шамратова, напротив, считает, что шансов спасти роженицу не было: «У женщин во время беременности свертываемость крови – очень важный фактор. Но свертываемости не было, тромбирование не останавливало кровотечение. У нее был ДВС-синдром – когда кровь не сворачивается, в связи с чем все мероприятия по восстановлению объема крови бесполезны». Дежуривший в тот день хирург Ондасын Хасенов соглашается с коллегой: «Я работаю врачом 30 лет и не видел случаев спасения при ДВС-синдроме. Эритроциты не работают, они теряют свою способность сворачивать кровь, отсюда и такая потеря крови. За свою жизнь я видел три таких случая – и все летальные. Я думаю, что в данной ситуации невозможно было спасти человека. У Белокозова мало опыта, а его взяли и поставили заведующим отделением. Есть же другие люди, но никто не хочет с этим связываться, потому что жизнь человека очень хрупка! Мы делаем все возможное каждый день, а тут такое... Я думаю, что он тоже сделал всё возможное». Возможно, рассказать о том, почему должность завотделением получил молодой врач без категории, смог бы бывший главврач ЦГБ Жанат Мусин, но он так и не явился ни на одно судебное заседание…
 
Последнее слово
 
По словам истца Ержана Каликова, врачи попросили прощения у его семьи только лишь спустя год. «По его вине умерла моя жена. Только из-за Белокозова я потерял веру в жизни. Уважаемый суд, прошу самого главного – чтобы он больше не смог работать в медучреждении, чтобы не калечил жизнь людям. Прошу также удовлетворить в полном объеме возмещение мне морального вреда в сумме трех миллионов тенге, так как жизнь человека бесценна…» - сказал в судебных прениях Ержан.
«Еще раз прошу прощения у семьи Каликовых, лично у Ержана. Я понимаю, что это огромное горе и невосполнимая утрата, но я сделал всё, чтобы она в будущем могла иметь детей. Свою вину я признаю, не отрицаю, что, возможно, надо было уделить больше внимания, предвидеть, но все, что я мог, я пытался сделать. Смерти никому я не хотел», - сказал в последнем слове подсудимый Сергей Белокозов.
Врача суд признал виновным в ненадлежащем выполнении своих профессиональных обязанностей и назначил ему наказание, не связанное с лишением свободы, - два года ограничения свободы. Также доктора на два года лишили права занимать должности на медицинской работе и заниматься медицинской деятельностью с момента вступления приговора в законную силу. Кроме того, с Сергея Белокозова взыщут два миллиона тенге в пользу потерявшего жену и детей Ержана Каликова. Приговор медику вынесен 3 февраля и пока еще может быть обжалован в областном суде. Но вряд ли кого-то из двух сторон этот приговор устроит в полной мере: Сергею Белокозову, теперь временно безработному, придется из кожи вон лезть, чтобы возместить моральный ущерб потерпевшему, а Ержану Каликову этим, к сожалению, никогда не вернешь потерянный смысл в жизни…
 
Е. ДОЩАНОВ
Просмотров: 1671 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
1
Торжество судебной системы Казахстана. Человека лишаютсредства производства, но требуют с него материального возмещения - то есть
оплаты за результат производства. Чем может заработать врач? Он же не инженер
широкого профиля!Истец просит, чтобы Белокозов не работал в медучреждениях, ая вам скажу - он просто обязан там работать. Я сама лично за последние полгода
два раза лечилась под его наблюдением, и рожала с ним же месяц назад! Лучше и
внимательнее врача тяжело придумать. За полтора часа моих родов он ни на минуту
не покинул родзал, сам лично принимал ребенка. У меня к нему не то что
претензий нет, у меня к доктору только огромная благодарность. Да, жизнь
человека бесценна, но скольким малышам он помог появиться на свет, сколько мам
ему благодарно? Неужели это не бесценно?А три миллиона вернут истцу веру в жизнь?! Какое-токощунственное представление о вере.Решение суда - явление неоспоримое, но тут, в средствахинформации - формируется общественное мнение. Так вот, люди, один врач во всем
виноват быть не может. И будет очень жаль, если по истечении двух лет, доктор
найдет себя в другом деле и больше не подарит мамам праздник рождения их
малышей.Счастливая мама, Ульяна.
avatar