Главная » 2012 » Май » 6 » Чтобы рынок не стал проблемой (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
22:30
Чтобы рынок не стал проблемой (Виктор МОЛОДОВСКИЙ)
На одной из недавних планерок у акима начальник отдела предпринимательства Татьяна Волчек, в частности, сказала, что в республиканском конкурсе торговых предприятий «Уздiк Сауда-2011» ТОО «Предприятие Торговый дом», которым руководит Алексей Смагин, заняло второе место в номинации «Лучший торговый рынок». Мне тогда вспомнилась фраза из тургеневских «Отцов и детей»: «Если сливки таковы, то каково же молоко?». Вспомнил – и забыл. Но вот на днях ко мне обратилась женщина, торгующая овощами на городском рынке, напротив павильона «Круиз»: по словам предпринимательницы, кабальные расходы душат ее маленький бизнес, заставляют всерьез задуматься о прекращении торговли. А тут еще и звонки читательские: и в недавнюю распутицу, и в нынешнюю сухоту особенно неприглядна стала лицевая сторона горрынка, соседствующая с напрочь разбитой центральной городской улицей. По-моему, достаточно проблем для обсуждения с директором городского рынка. Евгений ЧЕРЕПАНОВ согласился ответить на вопросы читателей «Престижа».

- Женщина арендует место у вас в овощных рядах, торгует с контейнера овощами и фруктами. Сейчас эти контейнеры стоят под брезентовыми палатками. Но вот прошел тревожный слух среди овощников, что администрация рынка планирует взамен палаток, купленных арендаторами, сделать крыши над овощными рядами – за счет тех же арендаторов. Причем, они должны выложить на это «строительство», как мне было сказано, 32 тысячи тенге. И это помимо ежемесячной арендной платы за торговое место, которая составляет 46,5 тыс. тенге. Для многих, и в частности для обратившейся к нам предпринимательницы, это неподъемные, разорительные расходы. Женщина возмущается: почему арендаторы должны вкладывать свои деньги в крышу, которая останется в собственности рынка: ведь арендаторы у вас, условно говоря, всегда гости – сегодня одни работают на базаре, завтра - другие.
- Сам я арендаторам изначально это не говорил. Я не могу за всех работников отвечать. Есть директор городского рынка, и я хотел бы, чтобы арендаторы тоже научились ко мне приходить. Не надо слушать сплетни, слушать дворника или еще кого-то. Да, у наших контролеров широкий спектр вопросов, которые они решают, но есть вопросы, которые не контролерами решаются. Пусть чаще заходят сюда – я им все досконально объясню.
Но вопрос мне понятен. Такое предложение поступило арендаторам от нашего работника. В каком состоянии сейчас торговля овощами ведется? Люди покупают себе палатки шириной 3 метра. Но эти палатки не совсем для нашего региона – они недостаточно устойчивы на нашем ветру, и бывает очень часто, что где-то переламываются. Такая проблема была изначально – в прошлом году, в позапрошлом. Наш работник рынка, который непосредственно решает технические вопросы, прошелся и сказал арендаторам: мы вам предлагаем сделать более серьезную конструкцию. Но для этого, так как это дополнительные затраты, арендаторы могли бы как-то…
- Взять на себя расходы?
- Да. То есть совместно подойти к решению этой проблемы. Этот вопрос обсуждался неделю назад. Но раз арендаторы посчитали, что им это не нужно, что для них это большие деньги, мы этот вопрос сняли. Посмотрим, как эти палатки дальше себя поведут. Я, допустим, сам видел, когда при сильном ветре одна часть палатки отвалилась – чуть человеку по голове не ударила. Это не очень хорошие конструкции, легкие. Мое личное мнение: есть эти палатки у арендаторов, считают они, что этого достаточно (тем более, у нас торговля овощами носит сезонный характер), - ради Бога. Оставим эту ситуацию без изменений – так, как есть сейчас.
- Видимо, уже от отчаяния, что на одно деньги нужны да на другое, обратившаяся к нам женщина сказала вот еще о чем. Аренда одного торгового места стоит 46,5 тыс. тенге в месяц. Во-первых, спрашивает предпринимательница, почему нет гибкости в этом вопросе и плата взимается даже за те дни, когда арендатора нет на месте? Второе: почему арендную плату в последний раз взяли всю разом, а не как раньше – частями? И третье: почему эти арендные 46,5 тыс. тенге собирают так странно – 24 тысячи по одной ведомости, а оставшуюся сумму – тут варианты ответов дошли до нас разные - то ли по другой ведомости, то ли вообще без ведомости?
- В прошлом году мы сделали послабление по сравнению с позапрошлым годом. Тогда мы брали за место 46 тысяч тенге – это был разовый сбор, и арендаторы платили. По просьбе торгующих – я сам разговаривал с ними – мы пошли им навстречу и стали брать половину суммы за бронирование места, а остальную часть взимали долями ежедневно, как ежедневные сборы. Сумма в итоге одна и та же – 46 тысяч в месяц. Чем людям это было удобно? Есть арендаторы, которые не бывают постоянно за торговым местом, к примеру, 4 или 5 дней в месяц тратят на поездку за товаром. Для них это существенные деньги.
Да, мы в этом месяце, действительно, взяли разом всю сумму – 46 тысяч. Почему мы это сделали? Чтобы посмотреть, кто у нас сегодня реально будет торговать.
- А как вы это увязываете со сбором 46 тысяч за один раз? Когда вы делили сбор на две части, вы ведь тоже брали деньги с реальных людей и знали, кто у вас арендует место реально? В чем суть эксперимента?
- У нас были такие случаи, когда человек колеблется. Вот он пришел – заплатил одну сумму. Завтра приходит и говорит: нет, я не буду здесь стоять, сделайте мне возврат. Для нас это неудобство. То есть одноразовой платой человек подтверждает, что у него серьезные намерения, что он готов торговать, что продумал это все. Понимаете?
- Я этого не понимаю.
- Больше того, что я объяснил, - я не объясню.
- Евгений, это у вас теперь постоянно так будет?
- Нет. В этом месяце мы взяли всю сумму сразу – посмотрели, что люди платежеспособны, что они готовы стоять. У нас сегодня ни одного отказа нет. Всё, мы, оставляя ту же самую оплату, возвращаемся к той же схеме, что была и в прошлом году, то есть у людей будет возможность бронирования места половиной суммы и ежедневной оплаты из оставшейся суммы. Если арендаторы не будут стоять, то они фактически не платят. Но есть и другие моменты. Вот, допустим, место они забронировали, уехали на неделю, перепродают это место, а у нас проблемы с этим.
- Хорошо было бы, если бы вы, принимая те или иные решения, сначала советовались с арендаторами или, по крайней мере, извещали их заранее о своих намерениях и нововведениях. Согласитесь, Евгений: когда инициатива исходит от администрации рынка, она и должна объяснять людям, зачем все это делается.
- Я согласен с вами частично. Я для всех открыт. Я объяснил своим работникам… Конечно же, переговорю с ними, что и как было доведено до всех арендаторов. Есть, конечно, вопросы, которые необходимо будет решить.
- Есть у нас к вам, Евгений, вопросы и от других читателей – о благоустройстве рынка и территории вокруг него, в частности той, которую мы условно называем лицевой – вдоль улицы Мира. Не знаю, как у вас, но у меня (да и читатели об этом говорят) вот эта лицевая сторона рынка вдоль центральной улицы, состояние которой тоже возмутительно, не вызывает, мягко сказать, никакого эстетического удовольствия. Все эти стихийно расставленные палатки, обустроенные по принципу «кто во что горазд», дымящие мангалы, плевки и сопли под ногами, в дождь грязь, в жару пыль, которая, к тому же, идет и с центральной улицы, - все это убого, серо и отвратительно. Нет желания благоустроить эту территорию?
- Мы всегда хотим благоустроить свой рынок, потому что наш рынок – это, в принципе, наш заработок, это место работы для многих степногорцев. Эта проблема реальная для нас. У нас плачевное состояние ливневок. И мы видели эту лужу после таяния снега. Мы чуть ли не каждую неделю белили бордюры, стараемся от грязи их очищать. Вот возле рынка отсыпали дорогу. Хорошо, если следующая волна не дойдет до бутиков. Но при отсыпке дороги, ее увеличении, вы сами понимаете, куда вода пойдет. Мы уже привезли большие блоки, хотели отгородиться от дороги, поставили их, белили, красили. Но если отсыпка будет продолжаться, она скроет и их. Мы сегодня там не можем сделать газоны, потому что вся грязь идет с дороги. Я тоже хотел бы, чтобы там было красиво, но на сегодняшний момент пока не вижу, как это сделать.
- Вы же сами там хотели стоянку сделать. Поставьте там одни машины – и вопрос решится.
- Там была стоянка. Но у нас начались проблемы. Дорожная полиция прислала письмо, что из-за нашей автомобильной стоянки на этой части дороги создалась повышенная аварийная опасность. И мы убрали там стоянку.
Потом, вы помните, на этой территории овощники стояли. Арендаторы хотят там торговать – большая покупательская проходимость. Но теперь уже возникли вопросы у санитарной службы.
- Насчет санитарной службы. К нам в редакцию уже не раз звонили люди с жалобами: на этом же участке, где сейчас торгуют овощами и фруктами, рядом ездят и стоят машины, по соседству магазины. Территория в пыли, грязи, загазована - и все это оседает на фрукты, овощи, люди этим дышат. Неужели СЭС разрешает вам так торговать, когда машины ставятся вплотную к территории, где идет продажа фруктов и овощей?
- Ничего, что на рынке делается, не происходит без разрешения соответствующих контролирующих органов. Мое мнение такое: мы должны предоставить людям возможность торговать. Если СЭС нам запретила торговать у центральной дороги, а у людей есть потребность в торговле, то мы ищем другие варианты.
- Евгений, а вдоль центральной улицы так и продолжится торговля?
- Территория рынка ограничена. Хотелось бы дать возможность торговать всем желающим. Раз мы не может по требованию СЭС там организовать торговлю пищевой продукцией, то никто нам не запретит устроить там торговлю вещами. Придорожная территория отдается под торговлю сопутствующими товарами – сумками, бижутерией, галантереей. Мы следим, чтобы торгующие у дороги не торговали тем же, что продается в бутиках. Чтобы конкуренция была добросовестной.
- Когда вы строили бутики возле «Ак жола», тогда объясняли всем своим арендаторам, подталкивая их на новые места, что никто не будет торговать на улице. Туда, в угол, не особенно людям хотелось перебираться. Но вы призывали торгующих, чтобы они вкладывали свои средства в строительство этих бутиков, потому что, как было сказано, никто не будет торговать на улице. Люди вложились, перешли в отдаленные бутики. А в итоге получилось так: арендаторы по вашему настоянию перебрались туда, куда зачастую люди не доходят, а нынешние торгующие вдоль центральной улицы получили преимущество: они и деньги не вкладывали в строительство бутиков, и сейчас на самом проходимом месте торгуют.
- Все деньги, которые арендаторы вложили, - это их субсидии в бизнес. Мы были с ними в партнерских отношениях. Но на освободившейся территории нет им конкурентов - стараемся туда ставить людей с тем товаром, которого нет в бутиках.
Да, есть места проходимые и есть малопроходимые. Но это регулируется рыночными механизмами – в том числе и размером арендной платы. Мы стараемся, чтобы какая-то социальная справедливость была. Все сделаем для того, чтобы эти плохо проходимые места на рынке со временем стали более проходимыми. Вот в мае будем делать крышу над контейнерами возле «Армонда». Это и для арендаторов делается. Почему стали делать в первую очередь козырьки там? Потому что торговля там сегодня намного хуже, чем на раскаченной территории. Дадим туда свет хороший. Сделали асфальт, чтобы вода не стояла.
- Вода там летом стоит – не подойдешь.
- Проблему ливневки постоянно решаем. В прошлом году мы решили эту проблему на центральной территории рынка. Сделали колодцы, прочистили – сейчас у нас здесь вода не собирается. В этом году хотим решить вопрос с ливневкой на территории, где у нас приезжие торгуют. Я вообще считаю, что мы сегодня недостаточно развили ту территорию, где торгуют приезжие.
- На мой взгляд, еще хуже обстоит дело с обустройством территории, где торгуют дачники – в основном бабушки. Планируете как-то благоустраивать дачные ряды?
- В этом году планируется только покраска этих мест. Бабушки жалуются в акимат, к нам приходят из акимата – говорят: почему вы ничего не делаете для дачников? Но это не совсем правда. Мы предоставили столько мест для дачной торговли, насколько была у нас возможность. Больше там расширяться некуда. Мы привезли туда столы, там есть крыша, хорошая или плохая – это другой вопрос. Если бы люди там стояли, мы могли бы ее сделать лучше. Но в этот павильон, который был рассчитан на пятнадцать мест, ни одна бабушка не зашла. Как показывает жизнь, бабушкам удобно сегодня не под нашими «грибками» стоять, а вдоль дороги. Но это уже городская проблема.

После разговора с директором городского рынка Евгением Черепановым мы с редактором подошли к торгующими овощами и фруктами – пересказали им вкратце услышанное. Но это не добавило оптимизма людям. Арендаторы говорят, что с их мнением, с их пожеланиями администрация рынка нечасто считается. Люди недоумевают, почему в Астане торгующие с фур платят немногим более тысячи в день за место, а в Степногорске мало того что 46,5 тыс. надо заплатить в месяц за торговое место, так еще и 100 тенге ежедневно за машину, причем далеко не фуру (все это, по словам арендаторов, не позволяет им снизить цены на фрукты и овощи). Наши согласны уже и на эти 46 с половиной тысяч, но – справедливый вопрос – почему торговое место выглядит жалко и не обустраивается с учетом таких больших ежемесячных платежей? Хорошо, что еще в свое время, дополняет кто-то из овощников, удалось отвоевать пошире участки вместо отмеренных торговых пятачков и побольше проходы взамен планировавшихся 40-сантиметровых. Люди радуются уже тому, что иногда удается отбиться от худшего – например, от арендной платы за места в павильоне «Круиз», в котором с приходом тепла они не работают.
Арендаторы также задаются вопросом, который адресуют сотрудникам налоговой службы: почему при взимании с овощников арендной платы в 46 тысяч тенге им на подпись дали ведомость, в которой была указана лишь половина суммы? И сами не верят, что дождутся ответа. Как не верят и депутатам, к которым в свое время с подобными проблемами обращались. Кстати сказать, теперь у рынка, условно говоря, свой представитель в маслихате - Алексей Смагин, и люди пока не знают, что это им сулит. А я бы добавил к списку тех, с кого надо строго спросить, и городской акимат, и самого акима, ведь обустройство дачных рядов, всех территорий вдоль городских улиц, включая фасадную часть торгового рынка, - в компетенции местной исполнительной власти. Не лишним будет услышать и мнение начальника УГСЭН по Степногорску Михаила Кузнецова в связи с поднятыми проблемами. Впору продолжить начатый сегодня разговор, и я очень надеюсь, что у нас не дойдет до того, что проблемы местного рынка будут обсуждаться на уровне КТК, хотя один из арендаторов согласился на интервью лишь с журналистами республиканского канала.

Виктор МОЛОДОВСКИЙ

Просмотров: 504 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar