Главная » 2014 » Февраль » 16 » Чье же дело правое? (Надежда КАХАНОВА)
23:07
Чье же дело правое? (Надежда КАХАНОВА)
11 января состоялось открытое собрание степногорского филиала общественного объединения «Общество охотников и рыболовов г. Астаны». Это мероприятие вряд ли привлекло бы так много внимания, если бы не одно обстоятельство – из-за двоевластия, которое длится с прошлого года, общественное объединение любителей охоты и рыбалки не приняло участия в тендере и потеряло права на… Селету.

Нужно сказать, что победителей в тендере вообще не оказалось и в настоящее время ближайший к городу крупный водоем по сути является ничьим (до следующего тендера). У степногорского филиала пока сохраняются права только на селетинскую базу «Дом рыбака». Эти и другие проблемы, созданные двоевластием, как раз и обсуждались на открытом собрании 11 января.
О причинах, по которым в последнее время общество охотников и рыболовов раздирают противоречия, рассказал прибывший из Астаны Галымжан Мурзабеков. По его словам, Игорь Миранчук, временно исполнявший в 2012 году обязанности председателя общественного объединения «Общество охотников и рыболовов г. Астаны», провел 4 декабря 2012 года собрание, на котором присутствовало чуть более 20 человек. Это собрание, не имевшее кворума (к тому же, некоторые его участники вообще не состояли в обществе охотников и рыболовов), избирает председателем самого Игоря Миранчука. Однако, утверждает Галымжан Мурзабеков, поскольку Игорь Миранчук не платил членские взносы в общество охотников и рыболовов последние 15 лет, значит, и членом этого общества он считаться не может. Более того, кое-кто из избранных на том собрании членами совета общественного объединения скомпрометировал себя грубейшими нарушениями правил охоты (браконьерством). А уже с 1 января 2013 создается Ассоциация охотников и рыболовов «Кансанар», председателем которой назначается тот же Игорь Миранчук.
С таким положением дел не согласились другие члены общества, и 23 февраля 2013 года со всей области в Астану съехались охотники и рыболовы, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию на общем собрании. В этом собрании, судя по протоколу, приняли участие уже 499 человек, часть из которых делегировала свой голос посредством доверенности. От Степногорска в собрании приняли участие 117 человек (100 по доверенности и 17 лично). На собрании обсуждались изменения и дополнения к Уставу общественного объединения, а также кандидатура временно исполняющего обязанности председателя объединения. Почему же только временного? Оказывается, потому что на тот момент действующий председатель общественного объединения находился под следствием, и до его официального увольнения выборы нового председателя являлись бы противозаконными. Игорь Миранчук на это собрание не явился и впоследствии объявил, что оно не имело кворума, несмотря на то, что на собрании, проводимом им самим, людей было в несколько раз меньше и списки делегированных голосов, как утверждал Мурзабеков, не были заверены нотариально. После этого начались бесконечные судебные тяжбы. Не буду утомлять наших читателей подробностями, скажу лишь, что все они до сегодняшнего дня не увенчались ничем существенным. Экономический суд, заседание которого состоялось 5 августа 2013 года, своим решением фактически оставил в обществе охотников и рыболовов двоевластие.
Далее, по словам Галымжана Мурзабекова, события развивались следующим образом. 26 октября 2013 внеочередное общее собрание охотников и рыболовов, проходившее в Астане, утвердило внесение изменений в Устав, в котором территориально прежде была упомянута лишь Астана, а не вся Акмолинская область. А главное, на собрании был избран новый совет из 9 человек, представлявших разные районы области. Так как бывший председатель к тому времени уже уволился, встал вопрос о новом председателе. Тогда выступил со своей программой Галымжан Мурзабеков и шестью голосами против двух был в этой должности утвержден. Осталось провести перерегистрацию Устава, принять дела и приступить к работе. Но вместо этого, поясняет Галымжан Мурзабеков, ему пришлось обращаться к прокурору г. Астаны с письменной просьбой привлечь к уголовной ответственности Игоря Миранчука и Александра Антипова, которые 24 октября 2013 года проникли в здание общества, взломали сейф, из которого похитили гербовую печать и денежные средства, а затем установили в дверях новые замки. Не дождавшись ответа от прокурора, Галымжан Мурзабеков пишет вторую жалобу по поводу того, что Игорь Миранчук своими действиями не дает функционировать общественному объединению «Общество охотников и рыболовов г. Астаны». Ответа на эту жалобу тоже пока нет. А между тем, 9 ноября 2013 Игорь Миранчук оформляет в Министерстве юстиции регистрацию общественного объединения, первым руководителем которого является сам Миранчук, а учредителями - Герасимов В.К., Айгузов М.М., Корочкин В.Г., Тупицын Е.В. и Баев В.М., которого Миранчук своим приказом назначил председателем степногорского филиала вместо Эльмиры Котовой. А вот Галымжану Мурзабекову не удалось пройти такую регистрацию, поскольку оригиналы документов на земли и здание общества, в том числе оригинал Устава, хранятся у адвоката Казбека Шиндаулетова, приглашенного в свое время представлять интересы общества. Вернуть документы адвокат отказался, и теперь Галымжан Мурзабеков намерен возвращать их через суд.
Таким образом, в настоящее время на территории Акмолинской области действует два охотничьих общества, а соответственно, два председателя: Игорь Миранчук и Галымжан Мурзабеков. То же самое происходит и в Степногорске, где «правят бал» прежний председатель Эльмира Котова и назначенный Миранчуком Вячеслав Баев. Команда Галымжана Мурзабекова предполагает, что все дело в здании общества площадью более 300 квадратных метров, которое находится в самом центре столицы. По сей день в это здание, где хранятся документы и личные дела, ни он сам, ни его бухгалтер войти не могут. Однако в то время как ключи от здания якобы находятся в полиции, Игорь Миранчук попал в здание и даже провел там небольшой ремонт, стоимость которого Галымжан Мурзабеков тоже ставит под сомнение. Все это вынудило его обратиться в центр юридической помощи, где опытные юристы взялись защищать интересы общества. В суд подготовлено исковое заявление, в котором истец просит признать отмену протоколов собраний, проводимых Игорем Миранчуком, и признать недействительными все его последующие приказы и распоряжения. В случае положительного решения суда будет привлечена ревизионная комиссия (ее председателем является Эльмира Котова), которая определит ущерб, нанесенный, по мнению Галымжана Мурзабекова, Игорем Миранчуком и его командой, с последующим иском в суд.
Обсуждались на собрании и другие наболевшие вопросы. Например, вопрос о законности взносов в размере 433 тенге, выплачиваемых охотниками Ассоциации «Кансанар» за продление охотничьих билетов. Первыми с заявлением по этому поводу обратились охотники Астраханского района. Галымжан Мурзабеков пояснил, что согласно постановлению комитета лесного и охотничьего хозяйства от 29 декабря 2012 года владелец оружия обязан оплачивать лишь ежегодную госпошлину в размере 185 тенге и иметь при себе копию квитанции вместе с охотничьим билетом. Только эти два документа и являются основанием для проверяющих должностных лиц. А те самые 433 тенге, взимаемые Ассоциацией «Кансанар» за «услугу», то есть за печать, удостоверяющую оплату госпошлины, идут, по мнению Галымжана Мурзабекова, неизвестно кому и на что. Кроме того, нет такого положения, согласно которому требовался бы обязательный обмен охотничьего билета, если срок его действия еще не вышел, - а именно с этим вопросом обратился на собрании один из местных охотников, которому, по его словам, Вячеслав Баев предложил обменять билет, грозя лишить его охотничьей путевки. Принудительный обмен билета плюс оплата прохождения техминимума обходятся охотникам в кругленькую сумму, хотя техминимум (инструктаж) обязателен лишь для новичков, а опытные охотники должны проходить его один раз в пять лет. В связи с этим Галымжан Мурзабеков предложил собранию написать заявление начальнику Департамента финансовой полиции Астаны по факту мошеннических действий и сокрытия налогов со стороны председателя Ассоциации «Кансанар» Игоря Миранчука. Одно такое заявление, основанное на обращении охотников Астраханского района, в финпол уже направлено. Эльмира Котова напомнила еще и том, что Игорь Миранчук в течение трех лет работал по договору в общественном объединении «Общество охотников и рыболовов г. Астаны», где должен был заниматься устройством охотничьих хозяйств. Получая каждый месяц положенную на это сумму, он так и не устроил ни одно из 12 охотхозяйств, что тоже требует отдельного разбирательства.
Кстати сказать, Игорь Миранчук со своей стороны тоже подавал судебные иски, требуя признать решения февральского собрания недействительными. «Мы направили кассационную жалобу в суд, - сказал Галымжан Мурзабеков. - В постановлении суда от 12 декабря 2013 года сказано: поскольку истец Миранчук И.И. не является членом объединения и его права не нарушены, суд посчитал, что его исковые требования полностью не подлежат удовлетворению. Это означает, что он никто и не имеет к обществу никакого отношения. Наше дело правое – мы победим», - подытожил свое выступление Галымжан Мурзабеков.
Сегодня в связи с взаимными судебными разбирательствами фактически приостановлена деятельность и общества, возглавляемого Мурзабековым, и общества, возглавляемого Миранчуком, поскольку марки для путевок Комитет лесного хозяйства Акмолинской области не выдает ни тем, ни другим (путевки они могут выписать сами, но без марок они недействительны). Поэтому Эльмира Котова посоветовала участникам собрания не вносить взносы ни в одно из обществ до окончания судебных разбирательств. «А если нас егеря Миранчука остановят?» – забеспокоились охотники. «Зимняя путевка у вас есть, - ответил Галымжан Мурзабеков. - Госпошлина вами оплачена. Все вопросы к ним (то есть в Комитет лесного хозяйства Акмолинской области)». Эльмира Котова добавила: «Путевки официально получали по номерам, за них расписывались. Если наши путевки недействительны, как они (Миранчук и его команда) говорят, это означает, что государственный орган - лесоуправление города Кокшетау - выделил нам фальшивые путевки. Тем более, что в тех путевках стоит печать, которая у нас выкрадена и которой сам Миранчук пользуется. Как она для его егерей может быть недействительной?». Относительно этой печати у Эльмиры Котовой есть еще вопросы. Дело в том, что она получила приказ о собственном увольнении, подписанный Игорем Миранчуком и заверенный той самой печатью. Однако существует официальная справка о краже гербовой печати. В настоящее время Галымжан Мурзабеков уже получил новую гербовую печать и через СМИ дал объявление о том, что прежняя печать считается недействительной.
Похоже, ситуация вокруг общества охотников и рыболовов накалилась до предела. Недавно по «бегущей строке» кабельного телевидения прошло объявление о том, что взносы за 2014 год, уплаченные по адресу 6-67 (адрес, по которому находится кабинет Эльмиры Котовой), являются недействительными. Как считает Эльмира Котова, объявление дано Вячеславом Баевым. Она недоумевает: как взносы могут быть недействительными, если люди платили их государству, а не в чей-то карман? Все подтверждающие документы по этому поводу у нее есть. По ее мнению, со стороны команды Игоря Миранчука делается все, чтобы попросту развалить работу общества. «Наше общество самое богатое, - сказала она. - На мне числятся основные средства: база «Дом рыбака», два автомобиля «Нива», гаражи в черте города. Гаражи, которые, как они говорят, я продала. Я сохранила все, и еще приумножила. У нас есть компьютер, факс – ни в дном обществе этого нет. Как я могу все это отдать неизвестно кому? Из-за этих неурядиц я попала в инсультный центр. Когда лежала в больнице, Миранчук прислал своих людей в Дом рыбака переписывать имущество. А ведь они ни за что не платят. Последние месяцы я оплачиваю из своего кармана электроэнергию, телефон, аренду кабинета. При этом с мая мы не получаем зарплату. Я сама хотела уйти на пенсию, но теперь, пока не отвоюем общество, я не уйду». Эльмира Котова сообщила собранию о том, что обратилась в степногорское УВД с заявлением, в котором обвинила Вячеслава Баева и его людей в том, что по их вине ее здоровье подорвано (такое заявление, действительно, поступило в городское УВД 8 января).
Выслушав все это, степногорские охотники и рыболовы задали вопрос, который волнует их более всего: «Не получится ли так, что мы выиграем суд, а в 2015 году всех территорий лишимся?». Вопрос серьезней, чем это может показаться. Ведь кроме базы «Дом рыбака», включающей 3500 гектар, к степногорскому филиалу общества относятся 116000 гектар лесостепей Аккольского района и 220000 гектар так называемого Восточного хозяйства Ерейментауского района. В 2015 году истекает срок аренды аккольских территорий. Эти земли будут выставлены на тендер. Как правило, прежние хозяева имеют преимущество перед другими конкурентами. Но если к тому моменту земли окажутся бесхозными, они попадут в частные руки. А чем это грозит рядовым охотникам и рыболовам – думаю, все понимают. Они вполне могут остаться за бортом.
Что же обо всем этом думает другая сторона, а именно Вячеслав Баев, мы постараемся рассказать в следующем номере газеты «Престиж».
 
Надежда КАХАНОВА
 
 
Просмотров: 751 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar