Главная » 2012 » Март » 24 » Было бы желание (Максим БАЛУЕВ)
21:35
Было бы желание (Максим БАЛУЕВ)
Уже больше пяти лет длится эпопея с восстановлением разрушенного дома 3-17А. Вроде бы, у людей и есть желание восстанавливать свое жилье, однако что-то мешает довести дело до конца. Местная власть решительно открестилась от помощи в восстановлении дома (мол, и так уже много помогли), хотя раньше обещала всячески способствовать.

Верните прежнего председателя

На прошлой неделе в редакцию пришло письмо от группы жителей дома 3-17А, которые уже не верят в то, что въедут в свои квартиры.
«Мы, владельцы квартир дома 17А в 3 микрорайоне, обращаемся через вашу газету с обращением ко всем жителям города Степногорска о том, чтобы все знали правду, как нас привели в заблуждение и обманули. Дело в том, что К.Г. Калифатиди, И.С. Логинов с момента «захвата» власти и должности председателя КСК вот уже третий год восстановлением дома не занимаются. В сентябре 2009 года, самовольно срезав все железные двери дома, подвального помещения и офиса, вошли в дом. По халатности разморозили новый тепловой узел, смонтированный на наши деньги, и далее самоутверждались во власти с помощью акимата. На собрании, созванном акиматом, бывший заместитель акима К. Мусин заверил, что акимат и он лично берут под контроль довосстановление дома, поэтому подписывайте опросные листы на смену руководства и смету, представленную вам новым председателем К.Г. Калифатиди. И мы всё подписывали с великой надеждой. Но оказалось, нас обманули. С тех пор собрания они не собирают, подписи тоже, но вот только и гарантии довосстановления дома тоже нет. Представленная смета оказалась на 15 млн тенге – только на электрическое освещение. Смета же на восстановление дома, утвержденная общим собранием в начале процесса восстановления, составила 24 млн со всеми затратами и лифтом (стоимость 1 кв. метра ремонта дома была 9,4 тыс. тенге). Теперь же эти «дельцы» подняли стоимость до 18,6 тысячи тенге – без общих и строительных затрат, без лифта. Три с половиной года требовалось им, чтобы узаконить этот «расчет». Ну а сейчас что нужно им? Самоутвердившись «законным образом», они предъявляют суммы по 103 - 150 тысяч тенге сверх установленных и именно тем людям, кто уже полностью внес сумму взносов и на чьи деньги дом восстановлен почти полностью. А неплательщиками, не внесшими ни рубля, являются Логинов, Сыроежкин, Каптильная, Оспанов (работник акимата), Невежина и другие члены группы «захвата». Обращаемся к бывшему руководству КСК «Центральный-А» Ларисе Ивановне Бойковой, Антонине Васильевне Изгалиной и Петру Григорьевичу Рекину с просьбой вернуться на дом и продолжить свой честный и благородный труд. Просим всех поддержать нас. Ведь не зря в народе говорят: «От добра добра не ищут».

Стрючкова, Хаббибулина, Красавина,
Нуртазаева, Журавлева, Кармсакова, Майер

Завершить восстановление дома – дело чести

Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к нынешнему руководителю КСК «Центральный-А» Константину Калифатиди. Он напомнил, что восстановление дома начиналось куда оптимистичнее, чем дела обстоят сейчас.
- В 2006 году бывший председатель КСК Лариса Бойкова собрала людей, собственников квартир в доме, и убедила сдать по 300 тысяч тенге. Кто-то взял кредиты, кто-то вложил свои накопления, но больше половины жильцов дома подписались под восстановлением. Смета была составлена на 24 млн тенге, а собрано было около 12 млн. Эти деньги Бойкова освоила. Около миллиона предусмотрела себе и инженеру на зарплаты, договорилась с подрядчиком, который, кстати, не доделал работы. В 2007 году серьезные работы уже не велись. Потом и вовсе все остановилось. Вскоре срок полномочий Бойковой закончился, и она решила назначить на свое место нового председателя кооператива, хотя по закону этот вопрос должен решаться на общем собрании. Когда я купил квартиру в этом доме и пришел на собрание, то понял: нынешний председатель кооператива до конца восстановление не сделает, слишком конфликтный этот человек, на мой взгляд. Было много разногласий. В конце концов я был вынужден взять под свой контроль восстановление дома. С 2010 года я являюсь выбранным председателем КСК «Центральный-А». Начались и проверки со стороны налоговых органов, которые выявили неуплату налогов в несколько сот тысяч. Причем каждый месяц за неуплату этого долга начислялись проценты. Все эти долги появились при Бойковой. Я был вынужден погасить часть их, чтобы остановить рост «снежного кома». И хоть сегодня ремонт остановился, но дом требует текущих мелких работ, охраны. И я, как бизнесмен, содержу все это хозяйство за свой счет. Но я вечно же не могу это делать!
- Константин Георгиевич, а как же заявление Ларисы Бойковой в нашей газете, что дом ею был восстановлен практически на 80%?
- Кто-то был заинтересован в пиаре, чтобы ввести других в заблуждение, что все почти сделано.
- А что реально было выполнено? Ведь, насколько мне известно, в доме даже жили люди.
- Да, в летнее время живут в некоторых квартирах. Жили и тогда, когда при бывшем руководстве КСК начался демонтаж всех сетей в доме, что-то разворовано было еще раньше. Люди думали быстро восстановить дом, но не тут-то было. Кстати, на тот момент в доме на первом этаже жили Каптильные, их квартира еще была подключена к коммуникациям. Но и их тоже отрезали. Таким образом, дом был на 99% нежилым, а стал на 100%.
Могу сказать, что сегодня процентов на 80% смонтировано отопление и установлен тепловой узел, протянуты стояки холодной и горячей воды, сделана канализация. Но ничего не было подключено. К примеру, в подвале канализация была забита, и чтобы ее прочистить, понадобилось бы еще немало времени и средств. Что касается размороженного теплового узла, то произошло это в бытность Ларисы Бойковой председателем. У собственника квартиры Ивана Логинова есть в доме магазин автозапчастей. Бойкова не пускала его в подвал, чтобы он подключил магазин к отоплению перед зимой. Он и начал ей назло делать – спилил замки, проник в подвал сам. Ну, у него выбора не было – его можно понять. Закончилось все тем, что неутепленный и неподключенный тепловой узел (в нем не было циркуляции воды) разморозился.
Электричество тоже подведено к дому, но разводка по квартирам не делалась.
- Понятно, что многие жители уже не верят, что дом восстановят. А как власть помогает вам решать проблемы, связанные с восстановлением дома?
- Как вы помните, акимат на тот момент обещал выделить 5 млн тенге на восстановление дома, так как имеет в нем десять квартир в коммунальной собственности. Эти деньги даже были заложены в бюджет. Но акимат их так и не выделил. Почему? У власти возникли сомнения. Все началось с того, что бывший председатель кооператива Лариса Бойкова заложила по 300 тысяч тенге на восстановление одной квартиры – эта сумма всех устраивала. Но не учли тот момент, что в доме есть квартиры 27 и 37 квадратных метров, а есть 42 квадратных метра. Вышло, что у кого квартира 27 квадратных метров, тот переплатил. А у кого больше квадратов, тот существенно недоплатил. Кроме того, кому-то из жителей в квартирах установили пластиковые окна на эти 300 тысяч. Но изначально деньги собирались на восстановление общего имущества, а не для ремонта в самих квартирах. Вышло, что эту сумму мы потребовали сверх уплаченных денег. В общем, кто-то отказался дополнительно вносить деньги. К тому же акимат сделал свою смету, пересчитав ее в других ценах, так как прошло время. Видя все это, власть отказалась вносить деньги, оказавшись самым крупным нашим должником. У них все должно быть точно до запятой! Вот и выходит, что одни неплательщики равняются на акимат: мол, если акимат не внесет свою часть денег, то мы тоже не внесем. Акимат занял аналогичную позицию. Но я считаю, что если бы у власти во главе с акимом была хозяйственная, деловая позиция, то уже давно решились бы все вопросы. Предлагаю акиму города раздать эти десять квартир очередникам – с условием, что они внесут по 300 тысяч тенге на восстановление. И никакого государства тут не надо. Люди сами потянутся за теми, кто хочет восстановления этого дома.
Я писал в областные структуры, и в апреле 2011 года бывший тогда акимом Сергей Дьяченко поручил местному акимату разобраться с нашей проблемой и выделить необходимые средства для долевого участия в ремонте дома. Причем все это было поручено сделать в срок до 1 июня 2011 года. Однако воз и ныне там. Я считаю, что больше перепиской заниматься бесполезно.
- Какой выход из всей этой истории видите вы? Что надо сделать, чтобы закончить восстановление дома?
- Сейчас веду переговоры с подрядчиком, чтобы запустить в доме отопление к следующей зиме. Если будет отопление, то и людей можно туда заселять. Но подрядчику, естественно, нужны деньги. Это наши личные договоренности: он начинает работать на свои деньги, а я, как предприниматель, буду ему гарантировать, что эти деньги верну. Если даже не из кассы КСК, то из своего кармана. Потом можно сделать электричество, покрасить подъезд, пусть даже не будет лифта.
- А может, стоит принять участие в программе модернизации ЖКХ?
- Если честно, эта программа меня пугает. В акимате мне сказали, чтобы получить этот беспроцентный кредит на семь лет, надо заранее собрать несколько миллионов тенге и держать их в банке на счету. Но если я соберу половину денег, то мне эта программа не нужна и даром – я сам отремонтирую дом, хотя бы частично. Эта программа – хомут, который оденется на шеи жителей.
Вообще, в этом восстанавливающемся доме я «похоронил» уже миллион личных денег! Все отговаривают меня, чтобы я оставил эту затею. Но теперь для меня это дело чести.

Вокруг да около

Как известно, со строительством в нашем городе дела обстоят совсем худо. Другими словами, в Степногорске уже давно ничего не строится за исключением детского сада, стройка которого уже стала притчей во языцех. В рамках обсуждаемой сегодня программы развития моногородов, куда планируется включить и Степногорск, заложено строительство нескольких домов, квартиры в которых раздадут врачам, учителям, чиновникам и т.п. Но если честно, с опаской смотрю я на эту затею – строить жилье в нашем городе. Как бы и эти замечательные проекты не превратились в долгострой.
Так не лучше ли и не выгоднее ли все-таки восстановить заброшенные высотки в черте города? Вынести оттуда мусор, смонтировать коммуникации – и заселяйся. Помнится, бывший замакима Кайркельды Мусин заявлял, что большая часть разрушенных квартир до сих пор находится в частной собственности. Вот только собственники эти и не думают восстанавливать брошенное жилье. Так что мешает акимату забрать эти квартиры в коммунальную собственность и привести их в порядок? В принципе, схема проста: согласно Гражданскому кодексу РК бесхозяйную недвижимость можно поставить на учет по заявлению аппарата акима, а по истечении года со дня постановки на учет акимат может обратиться в суд с требованием о признании этой недвижимости коммунальной собственностью.
Что имеем сегодня? Ни один разрушенный высотный дом, а их в городе четыре, до сих пор не восстановлен. Дома зияют пустыми глазницами и превратились в свалки. Городской акимат просто занял выжидательную позицию, глядя на мытарства горожан, которые пытаются восстанавливать жилье. И при этом никакой помощи не оказывает.
Неизвестно, как обстоят дела и с двумя домами по адресам 7-51 и 9-17. Инициатор восстановления этих домов Виктор Середа был осужден в августе 2010 года на шесть лет колонии. В своем последнем слове на суде он обвинил акима города в непорядочности, мол, последний обещал помочь с восстановлением дома, но обещание не сдержал.
Сам же аким на итоговом отчетном собрании заявил, что смысл вкладывать государственные деньги в восстанавливающееся жилье будет только тогда, когда не будет разногласий у самих жильцов. И на вопрос: «Когда будет закончено восстановление дома 3-17А?» - ответил: «Когда желание у самих жителей появится, то мы готовы хоть в этом году! Владельцы квартир не принимают участие ни в сходах, ни в мероприятиях, не сдают средства. Заниматься будем тогда, когда придут к нам и конкретно скажут: мы хотим, чтобы дом был восстановлен. Мы и так со своей стороны много сделали: заключения выполнили, строительные экспертизы». Вот такое «вокруг да около» получается.
Кстати, успешный опыт восстановления брошенного жилья есть в Темиртау. Там не гнушаются помогать в восстановлении разрушенных домов и в прошлом году за счет областного и городского бюджетов произвели реконструкцию пятиэтажного дома в старой части города. Восстановлено 80 квартир. И это только часть жилья, которое восстановлено. Власти города действуют под девизом "Жилищный фонд увеличим за счет восстановления брошенных домов". Кстати, аким Темиртау Нуркен Султанов пообещал, что все заброшенные дома в городе постепенно будут восстановлены. А если учесть, что планируется еще и строить жилые дома, то через пару-тройку лет в очереди на получение жилплощади будут стоять не сотни семей, а значительно меньше. Почему бы Степногорску не перенять успешный опыт Темиртау? Было бы желание.

Максим БАЛУЕВ
Просмотров: 813 | Добавил: Admin | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar