Главная » 2014 » Апрель » 14 » Асхат Махатов: «Наши врачи ничуть не отстают от своих областных и республиканских коллег»
11:14
Асхат Махатов: «Наши врачи ничуть не отстают от своих областных и республиканских коллег»

В этом году юбилей не только у города Степногорска. 30 лет исполняется также с того момента, как городская больница обосновалась в семиэтажном здании на краю города.

Какие взлеты и падения переживала главная городская здравница, какие реформы ее ожидают сегодня, мы узнали у главного врача ЦГБ Асхата Махатова.

 

- Асхат Канапиевич, вы хоть и работаете в больнице не с самого ее основания, но тоже можете причислить себя к свидетелям ее летописи. Расскажите об истории открытия больницы. Какие были здесь отделения изначально, а какие открылись потом?

- История больницы начинается вместе с городом, но само семиэтажное здание сдано в эксплуатацию в августе 1984 года. До этого больница базировалась в нынешнем здании поликлиники. Были отделения общей гинекологии и акушерства, общей хирургии и общей терапии. Когда сдали новое здание ЦГБ, появилось много отделений. Некоторые из них функционируют и по сей день, а некоторых, к сожалению, не стало. Раньше наша больница была рассчитана на 525 коек – по сравнению с нынешними 280 койками. Упразднились отделения оториноларингологии и офтальмологии. Но сейчас мы их частично восстановили, организовали пять коек по каждому направлению – в минимальных объемах, но оказываем помощь. Не стало отделения урологии, расформировано отделение дерматовенерологии. Отделение неврологии сегодня, наоборот, дополнилось инсультным центром. Сократилось отделение физиопроцедур. Большинство аппаратов здесь – ровесники больницы, но вполне рабочие, хоть и физически устарели, ломаются. Я до сих пор помню, как в этом отделении пациентам предлагали скипидарные и жемчужные ванны, душ Шарко, систему подводного вытяжения. В перспективе, вполне вероятно, мы сможем это восстановить. Для начала, конечно, сделаем систему подводного вытяжения, которая эффективна и популярна при лечении заболеваний позвоночника, протрузиях и грыжах межпозвоночных дисков. Я думаю, эта система не только себя окупит, но и позволит нам зарабатывать. Было раньше отделение радиоизотопной диагностики, где выявляли заболевания щитовидной железы. Детская больница имела отдельное здание, а в том корпусе, где сейчас размещается тубдиспансер, находился административный корпус больницы с кабинетами главврача, экономистов и бухгалтеров. В этом же здании находилась и станция «Скорой помощи», были теплые гаражи для машин. Роддом тоже размещался в здании поликлиники.

- Вспомните, пожалуйста, о вашем периоде работы в Степногорской больнице – до назначения главврачом, в должности травматолога.

- Я начал работать в 1993 году, сразу после окончания института. Специализацию проходил прямо на рабочем месте, совмещая учебу и работу. Отделение травматологии было рассчитано на 60 коек, а сейчас их 25. Было много высококлассных докторов, среди них травматологи Александр Васильевич Присяжнюк и Николай Иванович Гирич.

В больнице поселка Шантобе я проработал всего четыре месяца, с ноября 2004 года. Оттуда меня направили на десятимесячные курсы по менеджменту в здравоохранении. Я благодарен судьбе, что попал туда, познакомился с хорошими людьми, которые действительно учат эффективному управлению в медицине. В 2006 году, после учебы, я вернулся врачом-травматологом в больницу, а в январе 2009 года меня назначили главврачом станции «Скорой помощи», где я трудился по апрель 2010 года. Это был запоминающийся этап в моей жизни, очень работоспособный коллектив людей, любящих свою профессию, не боящихся «жить на колесах», постоянно сталкиваться с чем-то неизвестным и даже опасным. В 2010 году все небольшие станции «Скорой помощи» присоединили к поликлиникам, после чего я ушел травматологом в поликлинику. Хотя мне и предлагали оставаться в «Скорой помощи», но все-таки в качестве травматолога я принес людям больше пользы. В поликлинике я заведовал хирургическим отделением, пока не был приглашен в Республиканский диагностический центр, где проработал до февраля 2013 года. Потом снова была городская поликлиника, а с 6 сентября меня назначили главным врачом ЦГБ.

- А если проанализировать, то какие взлеты и падения были у городской больницы?

- Я помню 1984 год, когда ребенком часто с отцом на работу приходил. Когда мы «жили» при Минсредмаше – это было одно. В 1994 году впервые в Северном Казахстане, в Степногорске, появился компьютерный томограф. В полную силу работали предприятия ЦГХК, ГПЗ-16, ТЭЦ, РМЗ, ЗГО – и медикам жилось комфортно и хорошо. Ведь все-таки наша больница тогда занималась больше отраслевой медициной. Комбинат обеспечивал больницу всем необходимым, платили 25-процентные надбавки врачам. Когда пришел развал, то нам постепенно удалось из него выкарабкаться. Что касается медицинских кадров, то сегодня наши врачи по своему профессионализму ничуть не отстают от областных и республиканских коллег. Все сотрудники постоянно ездят на курсы усовершенствования – и это не просто для того, чтобы повысить категорию. Эти курсы нужны для повышения теоретических знаний и практических навыков, так как медицина не стоит на месте.

Из-за сложностей с финансами новое оборудование сегодня приобретается не так часто, как мы хотели бы. Получаем оборудование по республиканским трансфертам, управление здравоохранения нас поддерживает, перераспределяя оборудование из других районов, где оно простаивает. Самостоятельно покупать оборудование мы пока не в силах, но я думаю, что такой день настанет. К слову, в этом году планируется приобретение оборудования для нашего инсультного центра на 36 миллионов. Он имеет статус регионального, здесь оказывается помощь больным, которые перенесли острое нарушение мозгового кровообращения. Центр, как правило, работает в экстренном и напряженном режиме. Больные здесь почти все лежачие, поэтому мы приглашаем родственников, чтобы они помогали медперсоналу ухаживать. Хоть статус у нашего инсультного центра и региональный, но пациентов из регионов очень сложно доставлять из-за специфики заболевания. Но даже несмотря на это, центр работает с полной нагрузкой.

- Каких отделений, на ваш взгляд, нам не хватает?

- Было бы хорошо, если бы открылись отделения маммологии и урологии, но все упирается в специалистов. Еженедельно мы проводим анализ загруженности отделений, и с тех, которые не дорабатывают, можем убирать койки, перепрофилируя их.

- Асхат Канапиевич, улучшилась ли кадровая ситуация с вашим приходом?

- Осталась почти неизменной, но хочу поделиться новостью, что с 1 августа выйдут на работу трое молодых специалистов. Мы будем их обучать, профессионалами они станут через время. Эти люди раньше не были связаны с нашим городом, но выбрали для работы именно Степногорск. Это хирург, терапевт и врач общей практики, которого мы хотим сделать педиатром. Многих врачей, конечно же, не хватает: пятерых анестезиологов-реаниматологов, двух хирургов, неонатологов, невролога, терапевтов, в том числе дежурных терапевтов в приемное отделение, акушеров-гинекологов. Осенью, после двух лет работы в Астане, к нам устроился молодой терапевт. Она довольна, что попала в Степногорск. Акимат курирует вопрос с предоставлением жилья. С нашей стороны будем предоставлять подъемные. Детей молодых докторов быстро устраивают в детский сад, лишь бы они побыстрее вышли работать. Конечно, кто-то из врачей арендует жилье сам. Одно время больница за свой счет арендовала жилье для врачей, но сейчас нет такой возможности. Хотя недавно я был в Караганде на ярмарке вакансий, и если в наш город приедут семейные пары врачей, то для них мы все-таки постараемся арендовать жилье за счет больницы.

- После череды трагических случаев больница была переведена на первый уровень оказания перинатальной помощи. Женщины с осложненной беременностью отправлялись для родов в Кокшетау и Астану. Решился ли вопрос о переводе ЦГБ обратно, на второй уровень?

- Тот случай со смертью мамы и ее детей до сих пор остро переживают акушеры-гинекологи и большинство сотрудников всей больницы. Это тяжелая потеря для родных пациентки. Для нас это тоже психологически сложно, доктора после того случая стали чего-то бояться. У нас не хватает акушеров-гинекологов для дежурства ночью. Если все врачи здоровы и никто не ушел в отпуск, не уехал учиться, то справляемся. А уровень нам не вернули, да мы и сами пока не хотим этого. Женщин с отягощенным акушерско-гинекологическим анамнезом на этапе обследования в поликлинике отправляют для родов в областной центр или в столицу.

- А все ли едут туда с желанием?

- Многие женщины не едут. Получают направление на госпитализацию, но ждут начала схваток, когда отойдут воды, и приезжают к нам в больницу. Наши врачи, конечно, справляются. Мы готовы к сложным ситуациям, что показал конец прошлого года – наши врачи успешно приняли больше десяти сложных родов. Но все-таки лучше прислушаться к специалистам и ехать рожать в перинатальные центры, если беременность поздняя, есть рубцы на матке, большой перерыв между беременностями, сопутствующие болезни.

- Как известно, вступил в законную силу приговор в отношении акушера-гинеколога Сергея Белокозова, которому запретили заниматься медициной в течение нескольких лет. Дайте свою оценку этой ситуации. Говорят, что врач остался работать в больнице?

- С Сергеем Викторовичем мы постоянно общаемся. Он отзывчивый человек. Сколько бы ни было тяжелых случаев, он всегда отзывался, приезжал, оперировал, ассистировал, вел беременных и рожениц. Согласно решению суда, временно он не может заниматься медицинской деятельностью, но работает сегодня в приемном покое – врачом портала «Бюро госпитализации». Главное – чтобы человек был при деле. Мы все его поддерживаем морально, а материально он сам себя обеспечит.

- Обеспокоенность пациентов также вызывает уход по состоянию здоровья врача-хирурга Анатолия Семеновича Колесника…

- Анатолий Семенович – один из самых заслуженных врачей города. У него очень высокий авторитет. Он спас, может, не одну сотню жизней. Мы делаем все, чтобы морально его поддержать после операции. И как только он поправится, я думаю, он приступит к работе – мы на это надеемся. Не потому, что в хирургии совсем некому работать, а потому, что для нас Анатолий Семенович как флаг – его нельзя опускать. Это дополнительная уверенность для наших молодых врачей. Да что говорить – он внушает оптимизм во всех сотрудников больницы. Увидев его на рабочем месте, люди вздохнут с облегчением. Больше будет доверия к администрации, что мы не на словах, а на деле заботимся о своих сотрудниках.

- Вы сказали, что у больницы непростое финансовое состояние.

- Да, однако кредиторская задолженность за время моего руководства снижена уже на 40 миллионов. Задержек по зарплате тоже нет, хотя слухи разные ходят.

Становятся более жесткими условия госпитализации пациентов. Если за половину декабря и январь мы должны были заработать на 74 миллиона, то мы пролечили людей на сумму 92 миллиона. Затраченные дополнительно 18 миллионов нам уже не вернутся – это оплата питания, медикаментов, оплата труда. В феврале произошла та же история – мы пролечили больных на сумму, превышающую наши возможности. Начиная с апреля, будем стараться ограничивать госпитализацию – строго по показаниям. Остальное можно будет вылечить амбулаторно, под присмотром врача из поликлиники. Хочу сразу предупредить степногорцев, чтобы отнеслись с пониманием, не обижались. Однако до конца марта в больнице мы планируем открыть дневной стационар. Много пациентов сегодня не хотят лежать в стационаре круглые сутки, поэтому договариваются с персоналом и на ночь уходят домой. А затраты мы все равно несем. Чтобы избежать этих потерь, будем госпитализировать тех, кому лечение необходимо круглые сутки. Остальным предложим дневной стационар. В поликлинике дневной стационар работает с перегрузкой. Сначала это будет 37 коек, а если почувствуем, что есть результат, то будем развивать это направление и дальше. И если по круглосуточной стационарной помощи мы перерабатываем и нам это не оплачивается, идет грузом, то сумма, заработанная в дневном стационаре, будет нам оплачиваться полностью, даже если есть перевыполнение.

- Какие еще ожидаются преобразования в ЦГБ? Говорят, что появится крематорий.

- Хотели сделать крематорий, но потом рассудили, что это все-таки не нужно и не окупит себя. А вот печь для утилизации медицинских и бытовых отходов планируем купить – составим конкуренцию предпринимателям, работающим в этой сфере. Ежегодно на утилизацию мы расходуем больше трех миллионов. А если поставим печь у себя, то сможем оказывать услуги утилизации медицинским учреждениям города, стоматологическим кабинетам.

 

Беседовал Максим БАЛУЕВ

 

От редакции. В этом интервью мы лишь обозначили с главным врачом СЦГБ события и факты, которые стали уже историей городской больницы. Но главное ее достояние - это, конечно же, врачи и медсестры. Обязательно в юбилейный год расскажем о некоторых из тех, кто составляет славу степногорского здравоохранения.

Просмотров: 499 | Добавил: Admin | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar